Беспомощное состояние потерпевшего лица при насильственных действиях сексуального характера и изнасиловании

В данной статье адвокат по убийствам и изнасилованию анализирует особенности толкования беспомощного состояния потерпевших от насильственных сексуальных преступлений. Подробно исследуются сексуальные преступления. Рассматриваются научные определения беспомощного состояния.

Помимо насилия, к числу объективных признаков насильственных действий сексуального характера и изнасилования относится использование беспомощного состояния жертвы, совершение преступлений, предусмотренных ст. ст. 132 и 131 УК РФ. По нашим данным, использование беспомощного состояния потерпевшего лица имеет место в 9 — 10% случаев совершения таких деяний.

Под беспомощным состоянием следует понимать такое состояние лица, при котором оно не могло по тем или иным обстоятельствам оказать сопротивление виновному либо не понимало характера и значения совершаемых с ним сексуальных действий (в силу малолетнего возраста или психического расстройства). Под таким состоянием необходимо понимать не только психофизическую беспомощность человека (детерминированную, например, возрастом или физическими недостатками), но также случаи, когда он оказался в такой ситуации, в силу которой не может самостоятельно принять меры по самосохранению (состояние сильного алкогольного опьянения). При этом лицо, совершающее насильственные действия сексуального характера или изнасилование, должно осознавать, что потерпевшее лицо находится в беспомощном состоянии.

Рассмотрим отдельные виды беспомощного состояния Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г. N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2004. N 4.

Беспомощные состояния, вызванные неблагоприятным стечением обстоятельств внешнего порядка: неудобным положением потерпевшего, придавливанием тяжестью или какими-либо другими подобными обстоятельствами. Так, М.И. Авдеев описывает следующий казус: «Женщина несла на спине тяжесть в рюкзаке с лямками, через которые были продеты ее руки. Остановившись отдохнуть, она, не снимая рюкзака, полулегла, отклонившись назад. В таком состоянии она была изнасилована проходившим мимо субъектом. Женщина оказалась в беспомощном состоянии и не могла сопротивляться вследствие того, что она сама и ее руки оттягивались тяжестью, находившейся на спине». М.Г. Сердюков также отмечает случай изнасилования женщины, которая была опрокинута на подоконник таким образом, что верхняя половина туловища у нее свешивалась за окно. В таком положении она и была изнасилована преступником.

Следующей разновидностью беспомощности является беспомощность, обусловленная физиологическим состоянием детей, стариков, дряхлых лиц. Для совершения изнасилования или действий сексуального характера в отношении малолетнего характерно отсутствие социальной, общей зрелости ребенка. Поэтому беспомощность здесь можно определить не столько возрастным цензом (в силу возраста ребенок не способен оказать противодействие преступнику), сколько непониманием значения сексуальных отношений, незнанием их последствий. Причем возраст жертвы не может служить единственным критерием, определяющим ее беспомощное состояние. Все зависит от особенностей развития ребенка, его воспитания, осведомленности о сексуальной жизни и ее последствиях и т.д. Практике, например, известны случаи, когда сексуальные действия с тринадцатилетней (и двенадцатилетней) девочкой квалифицировались по ст. 134 УК РФ (половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим четырнадцатилетнего возраста). Следовательно, если малолетний понимает характер, значение и последствия сексуальных отношений, то признавать его лицом, находящимся в беспомощном состоянии, нет никаких оснований.

Так, А. был осужден по ч. 4 ст. 117 и ч. 1 ст. 119 УК РСФСР. А. был признан виновным в том, что он в апреле 1985 г. совершил насильственный половой акт с малолетней П., а в июне 1985 г. вступил с ней в половую связь, хотя она не достигла половой зрелости. Заместитель Председателя Верховного Суда РСФСР в протесте поставил вопрос о переквалификации действий А. с ч. 4 ст. 117 на ч. 1 ст. 119 УК РСФСР. Президиум Верховного Суда РСФСР протест удовлетворил, указав следующее. Согласно материалам дела, А. показал, что дружил с П. и в апреле 1985 г. по согласию совершил с ней половой акт, зная о том, что ей еще не исполнилось 14 лет. Такие же показания были даны и потерпевшей. Расценивая действия А. как изнасилование, суд исходил лишь из того, что, по его мнению, потерпевшая в силу своего возраста не осознавала значения последствий действий А., т.е. половой акт был совершен с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Между тем в акте судебно-психологической экспертизы указывается, что у П. не установлено никакого психического заболевания. Она понимала характер совершаемых с ней действий и необходимость сокрытия этого обстоятельства. Аналогичные действия осужденного А., совершенные в июне 1985 г. (т.е. через два месяца), суд квалифицировал по ч. 1 ст. 119 УК РСФСР. Таким образом, не установив умысла на изнасилование потерпевшей, решая вопрос о юридической оценке действий осужденного, суд исходил лишь из возраста потерпевшей: ей не хватало одного месяца до 14 лет, и квалифицировал эти действия по ч. 4 ст. 117 УК РСФСР. Поскольку в первом эпизоде, так же как и во втором, половые акты с потерпевшей были совершены А. по согласию с ней и потерпевшая осознавала характер этих действий, суд эти действия должен квалифицировать также по ч. 1 ст. 119 УК РСФСР, т.е. как половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости.

В науке встречаются мнения и о признании обычного сна беспомощным состоянием. Так, Л.А. Андреева утверждает: «Представляется, что не только сон в состоянии алкогольного или наркотического опьянения должен рассматриваться как беспомощное состояние потерпевшей, но и обычный глубокий сон. Решающим является то обстоятельство, что потерпевшая в таком состоянии не способна осознавать происходящее и оказывать сопротивление, и это охватывается умыслом виновного, позволяя ему совершить половое сношение помимо воли женщины. Аналогично следует решать вопрос о признании изнасилованием с использованием беспомощного состояния совершение полового акта в случаях, когда мужчина, сознательно используя заблуждение женщины, выдает себя за того, с кем она согласна на половую близость, и поэтому не оказывает сопротивления».

В литературе имеются описания примеров такого состояния. В большинстве случаев речь идет о женщинах, которые подвергались изнасилованию в состоянии глубокого сна, нередко после тяжелой физической работы. В ряде случаев женщина и не просыпалась, а факт изнасилования устанавливался в дальнейшем по другим обстоятельствам. Описаны случаи изнасилования во сне и девушек, не живших сексуальной жизнью, — глубокий сон у них также имел место после тяжелой физической работы, предшествовавшего недосыпания.

В целом соглашаясь с таким подходом к правовой оценке сексуальных действий с лицом, находящимся в состоянии сна, отметим, что в любом случае следует обязательно назначать комплексную психолого-психиатрическую экспертизу с целью определить, могло ли потерпевшее лицо находиться в таком состоянии. Кроме этого, последующее одобрение потерпевшим (потерпевшей) совершенных с ним (ней) действий, безусловно, исключает уголовную ответственность за такие действия.

Нередко встречается в судебной практике и беспомощное состояние, вызванное психическим заболеванием потерпевшего (потерпевшей). Следует подчеркнуть, что по ст. ст. 132 и 131 УК РФ наказуемы сексуальные действия с такими психически больными лицами, которые в момент совершения преступления не давали отчета своим действиям или не руководили ими. Только в таком состоянии согласие психически больного человека не имеет юридического значения и, следовательно, не исключает ответственности виновного. Разумеется, если лицо не знало о психическом недуге сексуального партнера и не применяло к нему насилия, то его действия не могут оцениваться по ст. 132 и (или) ст. 131 УК РФ. В связи с вышеизложенным представляется убедительным мнение Б.А. Блиндера о том, что само по себе психическое расстройство не является основанием уголовно-правового запрета на вступление в сексуальные отношения: «Поскольку душевнобольная сохраняет способность отдавать отчет в своих действиях и руководить ими, даже если болезнь вызвала гиперболизацию полового чувства у нее, вступление с ней в половую связь с ее согласия изнасилованием не является. Только невменяемость женщины порождает ее психическую беспомощность».

Проблема уголовной ответственности за совершение насильственных сексуальных преступлений в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами, тесно связана с процессуальными особенностями доказывания. Уголовно-процессуальный кодекс не дает четкого ответа на вопрос, назначать или не назначать экспертизу. Полагаем, что в таких случаях, в соответствии с ч. 4 ст. 196 УПК РФ, комплексная психолого-психиатрическая экспертиза должна назначаться обязательно.Исключение, конечно, должны составлять случаи отношений между супругами, один из которых страдает психическим расстройством, и лицами, состоявшими в сексуальных отношениях до наступления такого расстройства у одного из них.

Очень часто встречается беспомощное состояние, вызванное испугом и эмоциональным шоком. Беспомощное состояние и отсутствие сопротивления нередко имеют место в случаях изнасилования подростков, чаще всего молодых девушек, когда потерпевшая в силу испуга и эмоционального шока может упасть в обморок, потерять сознание или, даже находясь в сознании, не оказывать никакого сопротивления насильнику вследствие сильного испуга.

Наконец, беспомощность как результат бессознательного состояния может быть в случаях гипнотического сна, а равно алкогольного или наркотического и токсического опьянения (около 45 — 50% потерпевших находятся в момент совершения исследуемых преступлений в состоянии алкогольного опьянения).

Беспомощное состояние вследствие гипноза в практике не встречается. В старой литературе имеются лишь отдельные описания гипнотического состояния, использованного с преступной целью для изнасилования. При таких заявлениях нужно думать, что чаще всего имеется ложное обвинение.

В последнем случае беспомощным состоянием признается лишь тяжелая степень опьянения, которая действительно лишала жертву возможности осознавать окружающую обстановку, понимать значение совершаемых в отношении ее сексуальных действий и оказывать сопротивление. Беспомощное состояние, вызванное приемом алкоголя, и ссылка на это встречаются чаще всего. Но нередко бывает и так, что потерпевшая ссылается на опьянение в силу того, что желает как-то оправдать свое поведение, и поэтому делает заявление, что она была умышленно приведена в состояние опьянения. В подобных случаях надо иметь в виду следующее: если такое обстоятельство имело место в отношении подростка, молодой девушки или женщины, незнакомых с действием алкоголя, не употреблявших его ранее, то приведение в состояние опьянения и вызванная им беспомощность, как показывает практика, могли иметь целью последующее насильственное сексуальное действие. Опьянение и беспомощное состояние, снижение способности к сопротивлению могут быть вызваны у таких лиц сравнительно небольшим количеством алкоголя. В подобных ситуациях правоприменительные органы должны подходить к этим фактам с особой внимательностью относительно их уголовно-правовой оценки .

На наш взгляд, не потеряло актуальности высказанное Я.М. Яковлевым мнение том, что «взрослая женщина, согласившаяся на совместное употребление алкогольных напитков с мужчиной в обстановке, благоприятствующей физическому сближению, тем самым выражает согласие на возможные сексуальные действия». Так, ранее в своей работе мы приводили следующий пример: женщина согласилась провести с мужчиной вечер и, заснув вместе с ним в одной постели, впоследствии указала на факт совершенного в отношении ее насильственного полового сношения. Справедливости ради необходимо отметить, что мужчина был признан виновным по ч. 1 ст. 131 УК РФ, но наказание было назначено условно («в связи с виктимологией совершенного преступления»).

При оценке обстоятельств изнасилования, а также совершения насильственных действий сексуального характера в отношении потерпевшего лица, которое находилось в состоянии опьянения, суды должны исходить из того, что беспомощным состоянием в этих случаях может быть признана лишь такая степень опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических средств и других одурманивающих веществ, которая лишала это лицо, например потерпевшую женщину, возможности оказать сопротивление насильнику Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г. N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2004. N 4. Само по себе половое сношение с женщиной, находящейся в опьянении, без применения физического насилия или угроз его применения не является основанием рассматривать это как преступное деяние. Для подобной оценки содеянного необходимо, чтобы степень опьянения характеризовала состояние потерпевшей как беспомощное, т.е. лишало бы ее возможности осознавать окружающую обстановку, понимать значение совершаемых виновным действий или оказать ему сопротивление Бюллетень Верховного Суда СССР. 1967. N 2. С. 39 — 41.

Так, тринадцатилетняя Г. была изнасилована С. при следующих обстоятельствах. Уйдя на дискотеку, она не пришла ночевать. Выпив большое количество спиртного на дискотеке, Г. в связи с провалом в памяти ничего не помнит. Когда она пришла домой, она была в грязной одежде в следах крови. Ее знакомый С. категорически отрицал насильственное половое сношение с Г., утверждая, что она добровольно совершила с ним половой акт на территории детского сада. По заключению экспертов, на теле потерпевшей обнаружены множественные телесные повреждения в виде царапин и ссадин и анатомическое нарушение девственной плевы. По заключению судебно-психологической экспертизы, Г. как личность с повышенной внушаемостью и без волевого начала не могла оказать сопротивления в ситуации воображаемого или реального насилия. Отсутствие привычки к употреблению алкоголя могло усугубить ее нерешительность и пассивность в ситуации насилия. Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу, что при таких обстоятельствах, свидетельствующих о беспомощном состоянии потерпевшей в силу алкогольного опьянения и возраста, выводы суда о беспомощном состоянии потерпевшей являются законными и обоснованными.

Беспомощное состояние, обусловленное приемом наркотических средств, психотропных и различных сильнодействующих веществ, в практике встречается исключительно редко, и, конечно, установление такого состояния требует назначения экспертизы. В литературе описан случай, когда врач-анестезиолог с помощью хлороформа усыпил медсестру и вступил с ней в половое сношение. В связи с вышеизложенным представляют научный интерес высказывания М.И. Авдеева, который отмечал: «Эфир, хлороформ и другие наркотические вещества не вызывают мгновенной потери сознания, от одного вздоха, чем объясняется практическая трудность хлороформирования людей».

В судебной практике встречаются случаи (даже описанные в литературе) совершения насильственных действий сексуального характера и (или) изнасилования с потерпевшими, которые были приведены в беспомощное состояние с помощью сильнодействующих и психотропных лекарственных препаратов, принятых добровольно, под воздействием обмана. Примером могут являться действия А., который совершил несколько таких преступлений. С будущими жертвами А. знакомился в центре Москвы. Любимое место «охоты» — магазин «Детский мир». Обладая импозантной внешностью и уверенностью, он представлялся продюсером или режиссером «Мосфильма». Затем, в зависимости от контактности собеседницы, предлагал съемки в кино и поездку в Венецию, Париж или Берлин. По отработанному сценарию А. привозил ничего не подозревавшую девушку на квартиру своей «ассистентки», сожительницы М., где и разворачивались основные события. Сожительница готовила киноаппаратуру и свет для съемок, а «режиссер» быстро варил крепкий кофе и галантно подносил его будущей звезде экрана. Перед этим А. подсыпал в чашечку смесь, состоящую из сильнодействующих психотропных препаратов. Жертва выпивала бодрящий напиток, отмечая его странно горький вкус, и впадала в полубессознательное состояние. А. использовал нейролептики, транквилизаторы, седативные препараты, антидепрессанты. В зависимости от цели он применял таблетки в различных сочетаниях и дозах. Первоначально один из препаратов подмешивался в кофе, а после того, как девушкам становилось плохо, А. под различными предлогами заставлял принять еще таблетки, чем окончательно одурманивал потерпевших. Дальше начинались «пробы». С потерпевшими, находящимися в беспомощном состоянии, А. совершал половые сношения и иные действия сексуального характера, которые впоследствии были квалифицированы по ст. 117 УК РСФСР.

В литературе советского периода и даже в новейших диссертационных исследованиях высказывались мнения о дополнении определения изнасилования (а для целей нашего исследования — и насильственных действий сексуального характера) таким способом совершения преступления, как обман: «…или обмана в отношении существенных обстоятельств, от которых зависело согласие женщины на вступление в половую связь». Мы считаем нецелесообразным введение такого уголовно-правового запрета (во-первых, ложь — достаточно распространенный способ приукрасить себя и тем самым показать себя, как говорится, «в выгодном свете» с целью привлечения внимания будущего сексуального партнера, и во-вторых, достаточно сложно ограничить число возможных случаев обманных действий, под которые могут подпасть и финансовое положение лица, и даже его социальный статус).

Таким образом, подводя итог проведенному в настоящей статье исследованию, считаем возможным сделать следующие основные выводы.

Под беспомощным состоянием при насильственных действиях сексуального характера и изнасиловании следует понимать такое состояние лица, при котором оно не могло по тем или иным обстоятельствам оказать сопротивление виновному либо не понимало характера и значения совершаемых с ним сексуальных действий.

Малолетний возраст потерпевших от насильственных действий сексуального характера и изнасилования сам по себе не может рассматриваться как беспомощное состояние, данный признак подразумевает непонимание значения сексуальных отношений и незнание последствий совершения таких действий.

Беспомощным состоянием, вызванным опьянением, может быть признана лишь такая степень опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических средств и других одурманивающих веществ, которая лишала это лицо возможности оказать сопротивление насильнику или осознать характер и значение сексуальных действий. Полагаем, что совершеннолетнее лицо, согласившееся на совместное употребление алкогольных напитков, в обстановке, благоприятствующей сексуальному контакту, в случае совершения в отношении его сексуальных действий без применения насилия и угроз, в беспомощном состоянии находиться не может.

Психическое расстройство потерпевшего лица можно рассматривать как беспомощное состояние только в том случае, если психическое расстройство является очевидным или когда виновный знал о наличии такого расстройства.

В случае совершения насильственных сексуальных преступлений в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами, должна обязательно назначаться комплексная психолого-психиатрическая экспертиза.