Иск о признании права собственности на легковой автомобиль удовлетворен

Общество с ограниченной ответственностью (ООО) «М» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к обществу с ограниченной ответственностью (ООО) «Э» о признании за истцом права собственности на легковой автомобиль, 2013 г. выпуска, цвет бежевый, обязании ответчика передать истца оригинал Паспорта транспортного средства на указанный автомобиль.

Как следует из материалов дела, в 2013 г. между ответчиком (лизингодателем) и истцом (лизингополучателем) заключен договор лизинга (далее — Договор), в соответствии с которым ответчик обязался передать истцу во временное владение и пользование предмет лизинга (автомобиль), с правом последующего приобретения права собственности.

Срок действия Договора на 24 месяца.

Факт передачи истцу предмета лизинга подтверждается актом приема-передачи.

В соответствии с приложением N 1 к Договору общая сумма платежей по Договору 3 000 000 руб., из них задаток 800 000 руб. и выкупная стоимость 70 000,70 руб.

Истец свои обязательства по Договору выполнил в полном объеме, выплатив ответчику всю сумму платежей по Договору, что подтверждается платежными поручениями и актом сверки.

Согласно п. 7.1., 7.2 Договора, по истечении срока Договора и при условии оплаты Лизингополучателем Лизингодателю всех предусмотренных Договором платежей по лизингу, право собственности на имущество переходит Лизингополучателю. Лизингодатель обязан продать Имущество по выкупной стоимости, указанной в соответствующем Приложении к Договору, а Лизингополучатель обязан выкупить Имущество по указанной стоимости.

Приложением к Договору установлен порядок оплаты выкупной стоимости — единовременный платеж по лизингу по окончании Договора в размере 70 000,70 руб.
Истец уплатил выкупную стоимость имущества в размере 70 000,70 руб., что подтверждается платежным поручением.

Однако ответчик не передал истцу паспорт транспортного средства и второй комплект ключей.

Удовлетворяя требования иска о признании за истцом права собственности на предмет лизинга, суд первой инстанции принял во внимание, что согласно п. 5 ст. 15 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ (ред. от 31.12.2014) «О финансовой аренде (лизинге)» (далее — Закон о лизинге) по договору лизинга лизингополучатель обязуется принять предмет лизинга в порядке, предусмотренном указанным договором лизинга, выплатить лизингодателю лизинговые платежи в порядке и в сроки, которые предусмотрены договором лизинга, по окончании срока действия договора лизинга возвратить предмет лизинга, если иное не предусмотрено указанным договором лизинга, или приобрести предмет лизинга в собственность на основании договора купли-продажи.

Как указано в ст. 19 Закона о лизинге договором лизинга может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока договора лизинга или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон.

На основании ст. 126 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, совершение сделок, связанных с отчуждением имущества должника или влекущих за собой передачу его имущества третьим лицам в пользование, допускается исключительно в порядке, установленном главой VII Закона о банкротстве.

Отклоняя доводы ответчика о том, что предмет лизинга составляет конкурсную массу в связи с чем отсутствует возможность заключения договора купли-продажи и передачи имущества в собственность лизингополучателя, суд первой инстанции принял во внимание, что согласно п. 1 ст. 48 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

Согласно п. 1 ст. 56 ГК РФ юридические лица, кроме учреждений, отвечают по своим обязательствам всем принадлежащим им имуществом.

Как указано в п. 1 ст. 65 ГК РФ, юридическое лицо, за исключением казенного предприятия, учреждения, политической партии и религиозной организации, по решению суда может быть признано несостоятельным (банкротом). Более детально процесс ликвидации юридического лица в связи с несостоятельностью (банкротством) урегулирован положениями Закона о банкротстве.

Согласно п. 1 ст. 131 Закона о банкротстве все имущество должника, имеющееся на дату открытия конкурсного производства и выявленное в ходе конкурсного производства, составляет конкурсную массу. Очевидно, что в этой норме законодатель подразумевает имущество, которое принадлежит должнику на праве собственности и которое может быть обращено в денежные средства с целью погашения долгов организации.

В соответствии с п. 1 ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Только собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц (п. 2 ст. 209 ГК РФ).

В силу ст. 665 ГК РФ, п. 1 ст. 11 Закона о лизинге предмет лизинга, переданный во временное владение и пользование лизингополучателю, является собственностью лизингодателя.

В соответствии с п. ст. 126 Закона о банкротстве с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства все требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, иные имущественные требования, за исключением текущих платежей, указанных в п. 1 ст. 134 Закона о банкротстве, и требований о признании права собственности, о взыскании морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о признании недействительными ничтожных сделок и о применении последствий их недействительности могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства.

С учетом разъяснений Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащихся в п. 34 Постановления Пленума от 22.06.2012 г. № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» относительно абз. 7 п. 1 ст. 126 Закона о банкротстве, с даты принятия судом решения о признании должника банкротом все требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, иные имущественные требования, за исключением текущих платежей, указанных в п. 1 ст. 134 Закона о банкротстве, и требований о признании права собственности, о взыскании морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о признании недействительными ничтожных сделок и о применении по следствий их недействительности могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства.

В связи с этим, в ходе конкурсного производства подлежат предъявлению только в деле о банкротстве также возникшие до возбуждения этого дела требования кредиторов по неденежным обязательствам имущественного характера (о передаче имущества в собственность, выполнении работ и оказании услуг), которые рассматриваются по правилам ст. 100 Закона о банкротстве.

В данном случае спорное имущество находится во владении и пользовании истца, обязательственные отношения между сторонами прекращены, в связи с чем требование истца о признании права собственности на предмет лизинга в рамках дела о банкротстве рассмотрению не подлежит. Основания для оставления иска без рассмотрения отсутствуют.

Следовательно, действия конкурсного управляющего по включению в конкурсную массу имущества должника, полученного по договору лизинга, но право собственности на которое еще не перешло к лизингополучателю (должнику), неправомерны. Юридическое лицо отвечает по своим обязательствам только принадлежащим ему имуществом, которое может быть за ним закреплено на праве собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении.

Отклоняя доводы ответчика относительно нахождения предмета лизинга в залоге, суд первой инстанции правомерно учел, что согласно п. 25 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге» исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости (п. 2 ст. 6 ГК РФ), не может быть обращено взыскание на заложенное движимое имущество, возмездно приобретенное у залогодателя лицом, которое не знало и не должно было знать о том, что приобретаемое им имущество является предметом залога.

Аналогичная позиция отражена в определении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.09.2011 N ВАС-12768/11.

Спорное транспортное средство передано лизингодателем в залог ОАО «БАНК» по договору, заключенному с целью обеспечения обязательств ответчика по заключенному с ОАО «БАНК» договору кредитной линии, то есть после заключения договора лизинга с правом выкупа лизингового имущества, о чем залогодержателю было известно.

Особенность договора выкупного лизинга состоит в том, что имущественный интерес лизингодателя заключается в размещении и последующем возврате с прибылью денежных средств. Приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит для него средством достижения этой цели и гарантией возврата вложенного, в связи с чем упомянутое право носит временный характер и подлежит прекращению при внесении всех договорных лизинговых платежей.

Имущественный интерес лизингополучателя в выкупном лизинге заключается в приобретении предмета лизинга в собственность. Исходя из этого, лизинговые платежи при выкупном лизинге включают в себя, в том числе, цену продажи переданного в лизинг имущества, и имущество передается в лизинг, будучи обремененным правом лизингополучателя на последующий выкуп.

Праву лизингополучателя выкупить имущество по договору лизинга корреспондируют обязанности лизингодателя, неразрывно сочетающие в себе обязанности арендодателя и продавца.

Согласно ст. 23 Закона о лизинге к приобретателю прав лизингодателя в отношении предмета лизинга в результате обращения взыскания в обязательном порядке переходят не только права, но и обязанности лизингодателя, определенные в договоре лизинга.

Данное положение означает, что залог предмета лизинга, фактически переданного лизингополучателю, осуществляется в совокупности с правами лизингодателя и прекращается при исчерпании этих прав выкупом лизингополучателем предмета лизинга в соответствии с условиями договора лизинга (подпункт 3 п. *** ст. 352 ГК РФ).

При этом исправным лизингополучателям представляется равная степень защиты независимо от того, до или после прекращения договора лизинга надлежащим исполнением возникают у залогодержателей основания для обращения взыскания на предмет залога, переданный в выкупной лизинг.

То есть, передача лизингодателями в залог имущества, уже фактически переданного лизингополучателям в лизинг, законодательству не противоречит, поскольку не затрагивает прав исправных лизингополучателей, вытекающих из договора лизинга.

Сделки залога переданного в выкупной лизинг имущества являются действительными, но при обращении залогодержателями взыскания на это имущество его приобретатели получают права лизингодателей (право на остаток задолженности по лизинговым платежам, возможность расторжения договора лизинга, и изъятии его предмета при надлежащим исполнении обязательств лизингополучателями), что также подтверждается позицией, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 22.03.2012 г. № 16533/11.

Так как между сторонами заключен Договор лизинга, который никем не оспорен и не признан недействительным, истец выполнил условия договора надлежащим образом, выплатив лизингодателю все лизинговые платежи, включая выкупную стоимость предмета лизинга, а ответчик не представил каких-либо доказательств, подтверждающих соблюдение условий договора в части передачи лизингополучателю предмета лизинга в собственность, суд посчитал правомерным и подлежащим удовлетворению требование истца о признании права собственности за ним на предмет лизинга.

Кроме того, так как Договором лизинга предусмотрено, что в течение срока лизинга оригинал паспорта транспортного средства находится у ответчика, учитывая что Договор лизинга прекращен в связи с полным исполнением, а право собственности на автомобиль переходит от ответчика к истцу, в связи с чем требование о передаче истцу оригинала Паспорта транспортного средства на данный автомобиль также подлежит удовлетворению.