Участие уголовного адвоката в деле о защите обвиняемого в преступлении по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 статья 105 УК РФ

К уголовным адвокатам Головиным обратился гражданин Л. в связи с обвинением его в преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ. Как следует из материалов дела Л. будучи в состоянии алкогольного опьянения, в ходе ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений с ранее ему знакомой Д., имея умысел на причинение тяжкого вреда здоровью Д., осознавая преступный характер своих действий, умышленно нанес кухонным ножом один удар в область груди Д., причинив тем самым последней телесные повреждения в виде колото-резаной раны грудной клетки справа, проникающую в правую плевральную полость, ранение правой молочной железы, слепое ранение верхней доли правого легкого, кровоизлияние в правую плевральную полость, что согласно заключения эксперта причинило тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. После чего нанес Д. удар в лицо ножом наотмашь, причинив ей резаную рану в проекции нижней челюсти справа, что согласно заключению эксперта причинило легкий вред здоровью по признаку кратковременности расстройства здоровья продолжительностью до трех недель от момента причинения травмы (до 21 дня включительно).

В своих показаниях подсудимый Л., заявил о том, что умысла на причинение вреда здоровья потерпевшей Д. он не имел, суд расценил данные показания как не соответствующие действительности, поскольку об умысле подсудимого на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, опасного для ее жизни свидетельствует характер действий Л., который нанес ножом проникающий удар Д. в правую часть груди, где располагаются жизненно важные органы человека.

Благодаря действиям адвокатов, суд исследовав представленные доказательства, пришел к выводу о том, что достаточных данных, свидетельствующих о наличии умысла у Л. на причинение смерти потерпевшей Д., не имеется. Так, в ходе предшествующего совершению преступления поведения Л. следует, что каких-либо высказываний, действий, свидетельствующих о намерении Л. лишить жизни потерпевшую, последний не производил. Согласно обстоятельствам дела, предмет преступления — нож находился в руке Л. в связи с тем, что последний разрезал торт. Никуда не отходя от барной стойки, где Л. разрезал торт, он этим же ножом нанес удар в правую часть груди Д., которая сама подошла к нему с целью забрать нож. В последующем, когда сын потерпевшей, вызвав скорую помощь, покинул квартиру для того, чтобы встретить врачей, то Л., оставаясь в квартире наедине с потерпевшей, также не совершил никаких действий, направленных на лишение Д. жизни, хотя имел для этого объективную возможность при отсутствии каких-либо препятствий. В связи с чем, суд считает, что умысел подсудимого был направлен на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, опасного для ее жизни, а не на причинение ей смерти. С учетом приведенных доводов, учитывая также, что совершение покушения на убийство возможно лишь с прямым умыслом, которого в действиях подсудимого не установлено, суд переквалифицировал действия Д с ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 111 УК РФ.

Суд признал Л. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ и назначил ему наказание в виде пяти лет лишения свободы.