Восстановление срока для апелляционного обжалования

Как указал Конституционный Суд РФ, закрепленное ст. 46 Конституции РФ право каждого на судебную защиту предполагает наличие конкретных гарантий, которые позволяли бы обеспечить эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1996 г. N 4-П, от 2 июля 1998 г. N 20-П; Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 2 марта 2006 г. N 22-О .

Гарантией для лиц, не имеющих возможности реализовать свое право на совершение процессуальных действий в установленный срок по уважительным причинам, является институт восстановления процессуальных сроков. В гражданском судопроизводстве такие гарантии установлены Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации (далее – ГПК РФ) и Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации (далее – АПК РФ). Поскольку восстановление пропущенного процессуального срока вступает в противоречие с принципом правовой определенности, его использование является мерой исключительной.

Несмотря на то что гражданский и арбитражный процессы представляют в российской правовой системе гражданское судопроизводство, ГПК РФ и АПК РФ по-разному подходят к вопросу восстановления пропущенного процессуального срока для подачи апелляционной жалобы. Статья 112 ГПК РФ, в отличие от АПК РФ, не содержит временных ограничений в отношении реализации указанной возможности.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что для кассационного обжалования, обжалования в порядке надзора и пересмотра судебных постановлений в порядке надзора по представлению Председателя Верховного Суда РФ или заместителя Председателя Верховного Суда РФ в ч. 4 ст. 112 ГПК РФ установлено временное ограничение: срок “может быть восстановлен только в исключительных случаях, когда суд признает уважительными причины его пропуска по обстоятельствам, объективно исключающим возможность подачи кассационной или надзорной жалобы в установленный срок (тяжелая болезнь лица, подающего жалобу, его беспомощное состояние и другое), и эти обстоятельства имели место в период не позднее одного года со дня вступления обжалуемого судебного постановления в законную силу”.

Таким образом, буквально толкуя данные положения ГПК РФ, пришлось бы заключить, что возможность восстановления срока для кассационного обжалования, обжалования в порядке надзора и пересмотра судебных постановлений в порядке надзора по представлению Председателя Верховного Суда РФ или заместителя Председателя Верховного Суда РФ ограничена во времени, а для апелляционного обжалования может иметь место в любое время! Но такой вывод представляется нам абсурдным, лишенным логики и противоречащим смыслу и задачам гражданского судопроизводства, в числе которых правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел, формирование уважительного отношения к закону и суду (ст. 1 ГПК РФ). Буквальное толкование в рассматриваемом случае чревато злоупотреблением процессуальными правами и допускает произвольный, не ограниченный во времени пересмотр судебных решений, из чего следует, что возможность обращения в суд за восстановлением пропущенного срока для апелляционного обжалования должна быть ограничена во времени.

Сложившаяся ситуация нам представляется парадоксальной, в связи с чем вызывает интерес анализ условий восстановления срока подачи апелляционной жалобы в гражданском процессе.

Институт восстановления пропущенного процессуального срока известен российскому гражданскому судопроизводству давно, и всегда реализация возможности восстановления пропущенного процессуального срока была обусловлена наличием уважительных причин, подлежащих доказыванию заинтересованным лицом <2>. Уважительность причин, препятствующих своевременному обжалованию судебного акта, устанавливается индивидуально в каждом конкретном случае, исходя из анализа обстоятельств дела.

За время функционирования рассматриваемого процессуального института и в новейшей истории России правоприменительная практика выработала примерный перечень обстоятельств, могущих служить достаточным основанием для восстановления пропущенного процессуального срока, а также причин, которые уважительными быть признаны не могут.

Вместе с тем анализ судебной практики по этому вопросу говорит о том, что ею сформированы примеры уважительности (неуважительности) причин лишь для лиц, участвующих в деле. Примеры же подобных обстоятельств для лиц, привлечение которых к участию в деле в обязательном порядке не предусмотрено законом, нам не встретились. Думается, что и в таких ситуациях при квалификации обстоятельств в качестве уважительных следует исходить из системного толкования положений ГПК РФ о восстановлении процессуальных сроков, формальной логики и понимания судом собственного впечатления от заявленных стороной в качестве уважительных причин обстоятельств (судейского усмотрения).

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 “О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции”; Определения Верховного Суда Российской Федерации от 10 апреля 2000 г. N 41-Г00-13, от 4 сентября 2012 г. N 57-КГ12-2, от 15 февраля 2013 г. N 81-КГ12-8, от 8 апреля 2014 г. N 18-КГ13-199, от 15 августа 2016 г. N 21-КГ16-5.

Так, в ч. 1 ст. 112 ГПК РФ используется формулировка “по причинам, признанным судом уважительными”. Однако в ч. 4 ст. 112 ГПК РФ в отношении восстановления пропущенного срока для иных вариантов обжалования формулировка уточняется: “…может быть восстановлен только в исключительных случаях, когда суд признает уважительными причины его пропуска по обстоятельствам, объективно исключающим возможность подачи кассационной или надзорной жалобы в установленный срок (тяжелая болезнь лица, подающего жалобу, его беспомощное состояние и другое)”.

Анализируемые положения ГПК РФ в части их установления различных квалифицирующих характеристик оснований для восстановления пропущенного процессуального срока вызывают по меньшей мере недоумение. На наш взгляд, критерии исключительности восстановления срока и объективности факторов, препятствующих обращению в суд, являются общими для любого варианта обжалования и пересмотра дела.

Подтверждение этой позиции можно найти в материалах судебной практики, где апелляционный суд, мотивируя удовлетворение ходатайства о восстановлении пропущенного срока, указывал на обстоятельства, объективно исключающие возможность обращения в суд в пределах установленного законом срока Определения Верховного Суда Российской Федерации от 15 августа 2016 г. N 21-КГ16-5, от 5 декабря 2017 г. N 18-КГ17-234 // СПС “КонсультантПлюс”.

Остановимся на терминологии, поскольку для рассматриваемого вопроса она имеет существенное значение. Каким содержанием должен быть наполнен термин “объективно препятствующие обстоятельства”?

Опираясь на исторические факты и современный правоприменительный опыт в части споров о восстановлении пропущенного процессуального срока, полагаем, что такие обстоятельства не должны зависеть от воли апеллянта, от его действий (бездействия), не должны находиться в зоне его контроля, ответственности и возложенных на него рисков; это непреодолимые для апеллянта обстоятельства, на которые он при должной заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась, исходя из существа отношений, не может влиять, а может лишь ожидать их прекращения. То есть пока такие обстоятельства существуют, апеллянт лишен возможности действовать в защиту своих прав и законных интересов в вышестоящей судебной инстанции.

В юридической науке такое состояние субъекта получило название “претерпевание”. По мнению Н.П. Асланян, смыслом категории претерпевания является отражение состояния лица, подвергающегося внешнему воздействию. Оно детерминировано не волей “претерпевающего субъекта”, а какими-либо внешними обстоятельствами, включая и волю “действующего субъекта”. При трактовке претерпевания следует исходить из категории “необходимость” в философском смысле, проявляющуюся в устойчивых, неизбежных, неотвратимо действующих во времени связей и отношений.

Действительно, только при таком воздействии внешних факторов на поведение апеллянта можно говорить о наличии обстоятельств, объективно препятствовавших его своевременному обращению в суд.

Такая трактовка полностью соответствует позиции Верховного Суда РФ, который разъяснил, что уважительными причинами следует признать те обстоятельства, которые препятствовали исполнению соответствующего процессуального действия или исключали его своевременное совершение Определение Верховного Суда Российской Федерации от 4 октября 2016 г. N 5-КГ16-157 .

Что касается исключительности такой меры по защите права на судебную защиту, как восстановление пропущенного процессуального срока, то, безусловно, она таковой – исключительной – является, поскольку негативно воздействует на стабильность гражданского оборота, создавая правовую неопределенность на неопределенное время.

Буквальное толкование ст. 112 ГПК РФ в части неограниченной во времени возможности восстановления пропущенного срока для апелляционного обжалования ведет к нарушению основополагающих принципов гражданского судопроизводства, закрепленных Конституцией РФ и международными договорами Российской Федерации, являющимися в силу правил ст. 15 Конституции РФ составной частью нашей правовой системы и имеющими большую юридическую силу по сравнению с законами РФ.