Обязать в течение 15 дней с даты вступления решения в законную силу безвозмездно заменить автомобиль КАМАЗ на аналогичный автомобиль, соответствующий условиям договора купли-продажи

Истец  обратился в суд с иском к ответчику, при участии  третьих лиц АО “ТОРГОВО-ФИНАНСОВАЯ КОМПАНИЯ “КАМАЗ” и АО “ВЭБ-ЛИЗИНГ”, с требованиями об обязании Общество в течение 15 дней с даты вступления решения в законную силу безвозмездно заменить автомобиль КАМАЗ, Тип ТС тягач седельный КАМАЗ на аналогичный автомобиль, соответствующий условиям договора купли-продажи.

Исковые требования мотивированы тем, что, по мнению истца, в лизинг ему было передано ТС ненадлежащего качества.

В обоснование правовой позиции истец ссылается на положения ст. 8, 307, 309, 310, 469, 475, 518, 665, 670  ГК РФ.

Протокольным определением от 15 августа 2017 г. суд, рассмотрев ходатайство ответчика в порядке ст. 158 АПК РФ, отказал ответчику в удовлетворении заявленного ходатайства, поскольку суд не усмотрел оснований для отложения судебного разбирательства. Суд отметил, что в материалы дела представлено достаточно доказательств, дальнейшее отложение судебного разбирательства повлечет затягивание судебного процесса. Суд также отметил, что ответчик, являясь юридическим лицом, не лишен был направить для участия иного представителя. С учетом изложенного, суд отказал ответчику в удовлетворении ходатайства об отложении судебного разбирательства.

Истец исковые требования поддержал.

Третье лицо АО “ТОРГОВО-ФИНАНСОВАЯ КОМПАНИЯ “КАМАЗ” против удовлетворения исковых требований возражало, представило отзыв на иск. По существу возражения сводятся к тому, что третье лиц передало товар надлежащего качества, истцом же товар использовался  не по предназначению, в частности, для перевозки опасных грузов.

Ответчик и третье лицо АО “ВЭБ-ЛИЗИНГ”, извещенные о времени и месте проведения судебного заседания в порядке ст.ст. 121-123 АПК РФ, в судебное заседание не явились, судебное заседание проводится в отсутствие ответчика и третьего лица АО “ВЭБ-ЛИЗИНГ” в порядке ст. 156 АПК РФ.

От ответчика в материалы дела поступил отзыв на иск, согласно которому  ответчик против удовлетворения исковых требований возражал. По существу возражения ответчика сводятся к тому, что обязательства по поставке автомобиля надлежащего качества исполнены ответчиком в полном объеме, недостатки возникли по вине самого истца в период эксплуатации ТС. Кроме того, ответчик сослался на то, что истцом не представлено доказательств существенности выявленных дефектов.

Третье лицо АО “ВЭБ-ЛИЗИНГ” письменных пояснений не представило, позицию по спору не выразило.

При изготовлении полного текста решения суд считает необходимым отметить следующее.

После оглашения резолютивной части решения в материалы дела поступил отзыв ответчика (17.08.2017 согласно штампа канцелярии).

Данный отзыв судом не учитывался при вынесении судебного акта, поскольку на момент рассмотрения спора в материалы дела не поступил. Отзыв фактически поступил судье 17.08.2017, тогда как дело было рассмотрено 15.08.2017.

Суд считает необходимым отметить следующее.

Процессуальной обязанностью ответчика по смыслу ч. 1 ст.  8, ч. 2 ст. 9, ч. 3 ст. 41, ч. 3 ст. 65, ч. 1 и 3 ст. 131 АПК РФ, а также раздела 3 определения о принятии и искового заявления к производству являлось заблаговременное представления отзыва и доказательств в суд и другой стороне, что не сделано.

Суд неоднократно в определениях указывал сторонам о необходимости не менее, чем за 10 дней до судебного заседания, представлять ходатайства и иные документы.

В определениях суд также отмечал, что с учетом сроков регистрации документов, все заявления и ходатайства (в т.ч. по системе «Мой арбитр») должны быть представлены в дело не менее чем за пять дней до судебного заседания с учетом сроков регистрации документов.

Такие действия суда продиктованы значительным объемом поступающей корреспонденции в суд с учетом текущей загруженности, количеством проводимых заседаний (не менее 30 заседаний в день), что также влияет на загруженность аппарат суда,  а также с целью минимизации риска не поступления в дело документов в срок.

В этой связи доводы отзыва судом не оцениваются.

Суд, выслушав доводы сторон, исследовав письменные материалы дела, оценив представленные доказательства в их совокупности, приходит к следующим выводам.

Как усматривается из материалов дела между ООО (Лизингополучателем) и ОАО «ВЭБ-лизинг» (Лизингодателем) был заключен договор лизинга, по условиям которого Лизингодатель обязался приобрести и передать во временное владение и пользование для предпринимательских целей, с правом последующего приобретения права собственности Лизингополучателем на транспортное средство КАМАЗ

В соответствии со ст. 665 ГК РФ по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование. Арендодатель в этом случае не несет ответственности за выбор предмета аренды и продавца.

Во исполнение указанного договора лизинга ООО и АО «ВЭБ-лизинг» был заключен договор купли-продажи, на основании которого АО «ВЭБ-лизинг» приобрело КАМАЗ.

Факт получения предмета лизинга ООО подтверждается актом приема-передачи транспортного средства.

Согласно иску, эксплуатация транспортного средства началась в конце марта 2016 г., так как только 16.03.2016 г. было получено специальное разрешение на движение по автомобильным дорогам транспортного средства, осуществляющего перевозку опасных грузов.

Как указывает истец в иске, при эксплуатации стали выявляться недостатки транспортного средства, а именно неуправляемое переключение коробки передач автомобиля на нейтральную передачу – самопроизвольное      выключение      передач      при движении ТС на 7-й и 8-й скоростях.

Истец ссылается на то, что при движении ТС происходила частичная потеря водителем контроля над скоростью и управлением движения автомобиля.

Истец ссылается на то, что неоднократно обращался к ответчику для устранения данной неисправности, что подтверждается заказами-нарядами и актами выполненных работ от 26.04.2016, 10.05.2016, 23.05.2016, 15.08.2016.

Из материалов дела следует, что 03.06.2016 г. состоялась совместная тестовая поездка представителей Истца и Ответчика на ТС КАМАЗ, подтвердившая наличие не устраненной неисправности автомобиля, что зафиксировано в акте.

Согласно иску, в связи с указанными фактами, коммерческая эксплуатация транспортного средства была прекращена с 01.05.2016 г.

17.06.2016 г. истцом была направлена претензия в адрес ответчика с требованием произвести замену товара ненадлежащего качества на новый качественный товар. От ответчика ответ на претензию получен не был. 03.08.2016 была направлена повторная претензия. 19.08.2016 истцом был получен ответ, в котором ответчик неисправность ТС – КАМАЗ не признал.

14.09.2016г. истец обратился в Ростовский центр судебных экспертиз за проведением независимой экспертной оценки технического состояния автотранспортного средства.

23.09.2016 г. был подготовлен акт технического состояния коробки передачи автомобиля, и специалист – эксперт сделал следующие выводы: «В результате контрольной поездки зафиксировано семь самопроизвольных несанкционированных выключений передачи № 8 с переходом рычага переключения передач в нейтральное положение и повторное включение передачи водителем во время движения.

В результате контрольной поездки выявлено, что ТС КАМАЗ неуправляемым образом самостоятельно коробка передач ТС переключается на нейтральную передачу, вследствие чего теряется возможность управления скоростью движения посредством изменения оборотов ДВС. В результате чего водитель частично теряет контроль и управление процессом движения данного ТС.

ТС не является универсальным седельным тягачом, предназначенным для движения с полуприцепами, так как маневрирование с одной из разновидностей полуприцепов (цистерн), принадлежащих ООО, без повреждений ТС и полуприцепа, не представляется возможным».

С учетом изложенного, истец обратился с настоящим иском в суд.

В соответствии со ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона. В силу ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательств не допускается.

Действительно, согласно ст. 469 ГК РФ, продавец обязан передать покупателю товар, качество которого соответствует договору купли-продажи. При отсутствии в договоре купли-продажи условий о качестве товара продавец обязан передать покупателю товар, пригодный для целей, для которых товар такого рода обычно используется.

Статьей 518 ГК РФ предусмотрено право покупателя (получателя), которому поставлены товары ненадлежащего качества, предъявить поставщику требования, указанные в статье 475 данного Кодекса.

В силу п. 1 ст. 670 ГК РФ арендатор вправе предъявлять непосредственно продавцу имущества, являющегося предметом договора финансовой аренды, требования, вытекающие из договора купли-продажи, заключенного между продавцом и арендодателем, в частности в отношении качества и комплектности имущества, сроков его поставки, и в других случаях ненадлежащего исполнения договора продавцом. При этом арендатор имеет права и несет обязанности, предусмотренные настоящим Кодексом для покупателя, кроме обязанности оплатить приобретенное имущество, как если бы он был стороной договора купли-продажи указанного имущества.

Согласно пункту 2 статьи 475 ГК РФ в случае существенного нарушения требований к качеству товара (обнаружения неустранимых недостатков, недостатков, которые не могут быть устранены без несоразмерных расходов или затрат времени, или выявляются неоднократно, либо проявляются вновь после их устранения, и других подобных недостатков) покупатель вправе по своему выбору потребовать замены товара ненадлежащего качества товаром, соответствующим договору, либо отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы.

По смыслу вышеупомянутой нормы систематический ремонт, длительное время не позволяющий покупателю и лизингополучателю использовать товар по назначению, относится к существенным нарушениям требований к качеству товара.

Ответчик против удовлетворения исковых требований возражал, по существу возражения ответчика сводились, в том числе к тому, что истцом не представлено доказательств существенности выявленных дефектов.

В соответствии со ст. 68 АПК РФ,  обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.

Из положений ст. 71 АПК РФ усматривается, что арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами. Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

Определением от 02 мая 2017г. судом удовлетворено ходатайство истца, назначено проведение экспертизы по делу, проведение судебной экспертизы поручено независимой экспертно – оценочной организации «ЭКСПЕРТ».

На разрешение эксперта были поставлены следующие вопросы:

1) Соответствует ли качество автотранспортного средства марки КАМАЗ, условиям договора купли-продажи,  паспорту завода изготовителя и характеристикам, указанным в Спецификации (Приложение №1 к договору купли-продажи)?

2) При наличии дефектов, неисправностей (повреждений) автотранспортного средства марки КАМАЗ,  на момент исследования, определить перечень дефектов, неисправностей (повреждений)?

3) Определить, являются ли неисправности (повреждения) автотранспортного средства марки КАМАЗ, дефектами производственного характера или возникли в результате нарушения потреблением правил эксплуатации?

В материалы дела поступило заключение эксперта.

Как следует из судебного заключения, по первому вопросу эксперт пришел к выводу о том, что на момент осмотра, предоставленное на исследование автотранспортное средство КамАз, является не исправным, а значит его качество не соответствует условиям договора.

Относительно второго вопроса эксперт пришел к выводу о том, что автотранспортное средство КамАЗ имеет дефект (неисправность), которая заключается в самопроизвольном выключении передач при движении транспортного средства.

Касательно третьего вопроса эксперт пришел к выводу о том, что возникновение недостатка (дефекта) автотранспортного средства КамАЗ, не связано с нарушением потреблением правил эксплуатации, а носит производственный характер.

Суд приходит к выводу о том, что доводы истца, изложенные в иске, нашли свое подтверждение в ходе судебной экспертизы.

Таким образом, с учетом изложенного, суд приходит к выводу о том, что требования истца подлежат удовлетворению в полном объеме.

Поскольку истец не уточнил исковые требования в части указания в какой именно срок ответчику надлежит устранить недостатки, то суд приходит к выводу о необходимости установления 15 – дневного срока для замены товара.

Сторонами возражений против установления 15 – дневного срока для устранения производственного недостатка, не заявлено.

Суд отмечает, что возражения ответчика и третьего лица опровергаются выводами эксперта в рамках судебной экспертизы.

В части возражений третьего лица АО “ТОРГОВО-ФИНАНСОВАЯ КОМПАНИЯ “КАМАЗ” относительно того, что истцом ТС использовалось не по назначению (истец перевозил опасные грузы), в связи с чем было переоборудовано, суд отмечает следующее.

Каждому лицу, участвующему в деле, гарантируется право представлять доказательства арбитражному суду и другой стороне по делу, обеспечивается право заявлять ходатайства, высказывать свои доводы и соображения, давать объяснения по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, связанным с представлением доказательств (п. 2 ст. 9 АПК РФ).

Как установлено частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Стороны согласно статье 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий, в том числе представления доказательств обоснованности и законности своих требований и возражений.

Суд исходит из того, что по смыслу положений ст. 268 АПК РФ доказательства должны быть представлены в суд первой инстанции, который разрешает спор по существу.

Вместе с тем, ответчиком и третьим лицом АО “ТОРГОВО-ФИНАНСОВАЯ КОМПАНИЯ “КАМАЗ” не представлено документов, подтверждающих осуществление истцом переоборудования спорного ТС, которые бы влекло нарушение правил эксплуатации.

Вопреки заявлениям ответчика и третьего лица у истца имеется разрешение на осуществление перевозки опасных грузов за номером.

При таких обстоятельства, требования истца признаются судом обоснованными и подлежащими удовлетворению в порядке ст. 12 ГК РФ.

Истцом заявлено также требование о взыскании с ответчика расходов на оплату услуг представителя истца в сумме 170 000 руб.

Факт наличия расходов на представителя подтверждается договором об оказании юридических услуг, заключенным между истцом и адвокатами, платежными поручениями на сумму 70 000 руб. и 50 000 руб.

Кроме того, истцом заявлено также требование об отнесении на ответчика расходов на проведение экспертизы в сумме 50 000 руб.

Факт несения расходов на оценку подтверждено платежным поручением.

Согласно статье 101 АПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом.

Статьей 106 АПК РФ предусмотрено, что к судебным издержкам, связанным с рассмотрением дела в арбитражном суде, относятся денежные суммы, подлежащие выплате, в том числе на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей), и другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в 5 связи с рассмотрением дела в арбитражном суде.

Из части 2 статьи 110 АПК РФ следует, что расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 января 2016 года № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела»:

– лицо, заявляющее о взыскании судебных издержек, должно доказать факт их несения, а также связь между понесенными указанным лицом издержками и делом, рассматриваемым в суде с его участием. Недоказанность данных обстоятельств является основанием для отказа в возмещении судебных издержек (пункт 10);

– разрешая вопрос о размере сумм, взыскиваемых в возмещение судебных издержек, суд не вправе уменьшать его произвольно, если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов (часть 3 статьи 111 АПК РФ, часть 4 статьи 1 ГПК РФ, часть 4 статьи 2 КАС РФ).

Вместе с тем в целях реализации задачи судопроизводства по справедливому публичному судебному разбирательству, обеспечения необходимого баланса процессуальных прав и обязанностей сторон (статьи 2, 35 ГПК РФ, статьи 3, 45 КАС РФ, статьи 2, 41 АПК РФ) суд вправе уменьшить размер судебных издержек, в том числе расходов на оплату услуг представителя, если заявленная к взысканию сумма издержек, исходя из имеющихся в деле доказательств, носит явно неразумный (чрезмерный) характер (пункт 11);

– расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах (часть 1 статьи 100 ГПК РФ, статья 112 КАС РФ, часть 2 статьи 110 АПК РФ).

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации неоднократно высказывал свою позицию в части судебных расходов (Постановлениях ВАС РФ от 20.05.2008 N 18118/07, от 09.04.2009 N 6284/07, от 15.03.2012 N 16067/11 и от 15.10.2013 N 16416/11), указывая, что признавая по собственной инициативе понесенные стороной судебные расходы явно завышенными, суд, по существу, берет на себя обязанность обосновать расчет суммы, которая, по его мнению, подлежит взысканию с проигравшей стороны.

Однако это уменьшение не может быть произвольным, а должно учитывать такие факторы, как сложность дела, сложившиеся на рынке услуг цены, не только с позиции суда, но и стороны, которая несет расходы, не будучи уверенной в исходе дела.

Между тем, законодателем на суд возложена обязанность оценки разумных пределов судебных расходов, которая является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя и тем самым – на реализацию требования части 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации.

Кроме того, в Информационном письме Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.12.2007 N 121 “Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвоката и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах” также указано, что суд, взыскивая фактически понесенные судебные расходы, оценивает их разумные пределы.

Отдельные критерии определения разумных пределов судебных расходов названы в пункте 20 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.08.2004 N 82 “О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации”: нормы расходов на служебные командировки, установленные правовыми актами; стоимость экономных транспортных услуг; время, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист; сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов; имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг; продолжительность рассмотрения и сложность дела.

При этом исходя из принципа состязательности сторон доказательства, подтверждающие или опровергающие названные критерии, вправе представлять все участники процесса. Тем не менее минимальный стандарт распределения бремени доказывания при разрешении споров о взыскании судебных расходов сформулирован в Информационном письме N 121, согласно пункту 3 которого лицо, требующее возмещения расходов на оплату услуг представителя, доказывает их размер и факт выплаты, другая сторона вправе доказывать их чрезмерность.

Однако данный стандарт не отменяет публично-правовой обязанности суда по оценке разумности взыскиваемых судебных расходов и определению баланса прав сторон в случаях, когда заявленная к взысканию сумма судебных расходов носит явно неразумный характер, поскольку определение баланса интересов сторон является обязанностью суда, относящейся к базовым элементам публичного порядка Российской Федерации (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21.12.2004 N 454-О).

В целях обеспечения указанного баланса интересов сторон реализуется обязанность суда по пресечению неразумных, а значит противоречащих публичному порядку Российской Федерации условных вознаграждений представителя в судебном процессе, обусловленных исключительно исходом судебного разбирательства в пользу доверителя без подтверждения разумности таких расходов на основе критериев фактического оказания поверенным предусмотренных договором судебных юридических услуг, степени участия представителя в формировании правовой позиции стороны, в пользу которой состоялись судебные акты по делу, соответствия общей суммы вознаграждения рыночным ставкам оплаты услуг субъектов аналогичного рейтингового уровня и т.д.

Удовлетворение требований о компенсации судебных расходов, основанных на положениях договоров возмездного оказания правовых услуг о выплате вознаграждения исключительно в зависимости от факта принятия положительного для истца решения суда без совершения определенных действий или осуществления определенной деятельности со стороны исполнителя, противоречит публичному порядку, поскольку расходится с основными началами гражданского законодательства, допускающего свободу договора в определении любых условий договора, если они не противоречат законодательству.

Вместе с тем, основным принципом, подлежащим обеспечению судом при взыскании судебных расходов и установленным законодателем, является критерий разумного характера таких расходов, соблюдение которого проверяется судом на основе следующего: фактического характера расходов; пропорционального и соразмерного характера расходов; исключения по инициативе суда нарушения публичного порядка в виде взыскания явно несоразмерных судебных расходов; экономного характера расходов; их соответствия существующему уровню цен; возмещения расходов за фактически оказанные услуги; возмещения расходов за качественно оказанные услуги; возмещения расходов исходя из продолжительности разбирательства, с учетом сложности дела, при состязательной процедуре; запрета условных вознаграждений, обусловленных исключительно положительным судебным актом в пользу доверителя без фактического оказания юридических услуг поверенным; распределения (перераспределения) судебных расходов на сторону, злоупотребляющую своими процессуальными правами.

Следовательно, при рассмотрении вопроса о разумности судебных расходов, включающих условное вознаграждение, арбитражный суд, кроме проверки фактического оказания юридических услуг представителем, также вправе оценить качество оказанных услуг, в том числе знания и навыки, которые демонстрировал представитель, основываясь, в частности, на таких критериях, как знание законодательства и судебной практики, владение научными доктринами, знание тенденций развития правового регулирования спорных институтов в отечественной правовой системе и правовых системах иностранных государств, международно-правовые тенденции по спорному вопросу, что способствует повышению качества профессионального представительства в судах и эффективности защиты нарушенных прав, а также обеспечивает равные возможности для лиц, занимающихся профессиональным юридическим представительством, на получение при соблюдении указанных условий выплат премиального характера при высокопрофессиональном осуществлении ими своих функций на равных условиях с лицами, работающими по трудовому договору или контракту государственного служащего и имеющих потенциальную возможность премирования за успешное выполнение заданий.

Указанное соответствует правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 04.02.2014 N 16291/10.

Ценность судебной защиты состоит в получения качественной и своевременной юридической помощи, надлежащим образом организованной защиты представляемой стороны. Проигравшая сторона несет бремя возмещения расходов, в связи с чем, соответствующие расходы подлежат возмещению только в случае их обоснованности.

Чрезмерность судебных расходов может быть связана и с завышенной стоимостью услуг, не отвечающих критериям надлежащего качества.

В ходе судебного разбирательства представитель истца не демонстрировал глубокие знания и навыки в области законодательства и судебной практики.

Обращаясь в суд, истец ограничился направлением искового заявления, иных заявлений и пояснений, в том числе согласно определению суда не представил, то есть объем выполненный работы не является большим. В равной степени суд отмечает невысокую степень сложности настоящего спора, а также незначительный объем доказательственной базы.

Суд также отмечает, что имело место попытка ввести суд в заблуждение, поскольку 11.05.2017 от истца поступили замечания на протокол судебного заседания от 02.05.2017, а именно, истец просил внести в протокол судебного заседания от 02.05.2017 следующие сведения: указать, что представитель Истца Демченко А.Ю. прибыл в судебное заседании, ходатайствовал о приобщении к материалам дела доводов и возражений относительно определения экспертной организации, но не был допущен в процесс.

Заявленные доводы не нашли своего подтверждения, что было отражено в определении от 22 мая 2017  г. об отклонении замечаний на протокол судебного заседания.

Суд не усматривает основания для возмещения расходов на экспертизу (50 000 руб.), поскольку денежные средства внесенные представителем истца на депозит суда возращены истцу  определением от 15 августа 2017 г.

Услуги эксперта оплачены из средств внесенных ответчиком и истец такие расходы в рамках дела не понес.

В данном случае, учитывая характер спорного правоотношения, объем представленных доказательств по делу, сроки и порядок их предоставления,  время непосредственного участия представителя истца в судебном процессе, произведенные представителями истца процессуальные действия либо их бездействие, продолжительность рассмотрения дела, суд приходит к выводу об удовлетворении заявления истца о взыскании с истца судебных расходов по оплате услуг представителя в размере 50 000 руб. В остальной части судебных расходов суд отказывает.

Расходы по госпошлине и по судебной экспертизе распределены в порядке ст. 110 АПК РФ.

Руководствуясь ст. ст. 2, 8, 11, 12, 307, 309, 310 ГК РФ, в соответствии со ст. 65, 167-170, 216 АПК РФ, суд решил:

Обязать Общество с ограниченной ответственностью в течение 15 дней с даты вступления решения в законную силу безвозмездно заменить автомобиль КАМАЗ на аналогичный автомобиль, соответствующий условиям договора купли-продажи.

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью расходы по государственной пошлине в размере 6 000 руб., расходы на оплату услуг представителя в размере 120 000 руб.

Решение может быть обжаловано в месячный срок со дня его принятия в Девятый арбитражный апелляционный суд.