Оглашение показаний свидетелей в уголовном суде

Как исключение, в предусмотренных законом случаях могут быть оглашены и исследованы показания, данные лицами в досудебном производстве (ст. ст. 276 и 281 УПК). Обязанность следователя – обеспечить соблюдение процессуальных условий такого оглашения и надлежащую оценку достоверности этих показаний в качестве доказательств.

Непосредственность судебного разбирательства, предусмотренная в ст. 240 УПК РФ, – основополагающий принцип судебной стадии уголовного процесса. По общему правилу все свидетели и потерпевшие, допрошенные при расследовании уголовного дела, должны прибыть в суд лично и дать показания, подвергаясь перекрестному допросу противоположной стороной.

Такая позиция законодателя основана на нормах международного права и неоднократно подтверждалась решениями ЕСПЧ, по мнению которого гарантия права каждого обвиняемого допрашивать показывающих на него свидетелей является фундаментом справедливого судебного разбирательства. И наоборот, непредоставление подсудимому возможности в ходе судебного разбирательства допросить потерпевшего и свидетелей ЕСПЧ признает нарушением положений ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.

Введенная в 2016 г. в ст. 281 УПК дополнительная ч. 2.1 предусматривает единственное условие оглашения показаний свидетелей (потерпевших) – это предоставление подсудимому в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить соответствующие доказательства законными способами.

Неоднозначность выбранной законодателем формулировки “оспаривание доказательств” порождает на практике серьезные проблемы. Закон не раскрывает содержание этого понятия и не предлагает перечня процессуальных действий на досудебной стадии для обеспечения соответствующих возможностей стороне защиты, а также критерия достаточности действий органа расследования, позволяющих оглашать показания.

В связи с этим Генеральная прокуратура РФ рекомендовала прокурорам регионов в целях создания условий для использования в судебном доказывании показаний ранее допрошенных лиц принимать предупредительные меры – очные ставки, включение в допросы обвиняемого вопросов со ссылками на уличающие показания свидетелей и потерпевшего и т.д. Информационное письмо от 21 апреля 2016 г. N 12-12-2016.

Схожие разъяснения даны в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 г. N 55 “О судебном приговоре”, в котором в качестве примеров оспаривания обвиняемым показаний приводятся предоставляемые ему возможности допросить показывающего против него потерпевшего или свидетеля на очной ставке, задавать ему вопросы, высказывать свои возражения в случае несогласия с показаниями.

К сожалению, некоторые суды ограничительно толкуют предложенные рекомендации, ставя во главу угла исключительно проведение очных ставок, не оценивая иные возможности для оспаривания доказательств. Отсутствие очных ставок является для них препятствием не только для оглашения показаний, но и для рассмотрения дела по существу, основанием для возвращения дела прокурору в порядке ст. 237 УПК.

Представляется, что под “оспариванием доказательств” необходимо иметь в виду активные процессуальные действия, выражающие несогласие стороны защиты с любым из предусмотренных УПК свойств доказательств – их допустимостью, достоверностью, относимостью и достаточностью. Исходя из этого, для определения перечня способов оспаривания доказательств следует руководствоваться положениями ст. ст. 87, 88 УПК.

Закономерен вопрос: какие действия должен предпринять следователь, чтобы полученные им доказательства не были отвергнуты судом и легли в основу судебного решения? Обязан ли он, как считают некоторые судьи, при полной пассивности защиты сам навязывать обвиняемому процедуру оспаривания, инициировать очные ставки по каждому делу?
Некоторые рекомендации для определения объема необходимых и достаточных следственных мероприятий.

Первое, с чего следует начинать, говоря о возможности реализации кем-либо из участников по делу своих прав, это безусловное соблюдение принципа уголовного судопроизводства, закрепленного в ст. 11 УПК, – разъяснение их процессуальных прав. Поэтому для обеспечения возможности оспаривания доказательств органы расследования обязаны разъяснять обвиняемому соответствующие права, в том числе предусмотренные подп. “d” п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, поскольку право на вызов и допрос лиц, показывающих против обвиняемого, в ст. ст. 46 и 47 УПК прямо не предусмотрено. При этом право надлежит разъяснять обвиняемому в каждом уголовном деле независимо от его отношения к предъявленному обвинению (выдвинутому подозрению).

Конвенционное право необходимо разъяснять, делая отметку об этом в протоколе, при выполнении следственных действий с участием обвиняемого (ч. 6 ст. 166 УПК), при предъявлении обвинения и допросе в порядке ч. 5 ст. 172 УПК, по окончании расследования в соответствии с ч. 1 ст. 215 УПК. И безусловно, такое разъяснение должно найти отражение в протоколе ознакомления с материалами уголовного дела (ч. 4 ст. 217, ч. 2 ст. 225, ч. 4 ст. 226.7 УПК).

После ознакомления обвиняемого с его правами ему должна быть предоставлена возможность оспорить доказательства предусмотренным законом способом, например воспользоваться услугами защитника, заявить ходатайство о признании протокола допроса потерпевшего (свидетеля) недопустимым доказательством, представить новые доказательства или дать дополнительные показания и т.д.

В своих решениях Конституционный Суд РФ многократно отмечал, что обвиняемому должна быть предоставлена возможность защиты своих интересов всеми предусмотренными законом способами, выразить свою позицию, сделать какие-либо заявления или замечания, связанные с пояснениями свидетелей, включая оспаривание оглашенных показаний и заявление ходатайств об их проверке с помощью других доказательств, а также путем использования иных средств, способствующих предупреждению, выявлению и устранению ошибок при принятии судебных решений Определения Конституционного Суда РФ от 27 октября 2000 г. N 233-О, от 14 октября 2004 г. N 326-О, от 20 марта 2008 г. N 188-О-О, от 16 апреля 2009 г. N 440-О-О, от 23 декабря 2014 г. N 2951-О, от 29 сентября 2016 г. N 1792-О, от 28 марта 2017 г. N 529-О и др.

Следующий важный аспект рассматриваемого вопроса – осведомленность обвиняемого о наличии изобличающих его показаний. Однако полагаем, что это не обязывает следователя всякий раз, когда по делу появляются уличающие обвиняемого показания, сразу же сообщать ему об этом.

Сведения о таких доказательствах обвиняемый может получить самостоятельно. Об этом с очевидностью могут свидетельствовать, например:

  • протокол задержания по подозрению в совершении преступления, где в качестве основания указан п. 2 ч. 1 ст. 91 УПК, и потерпевшие или очевидцы прямо указали на лицо как на совершившее преступление;
  • процедура личного опознания обвиняемого (подозреваемого);
  • материалы судебного рассмотрения ходатайств органов расследования об избрании или продлении меры пресечения, в которых могут быть сведения о лицах, уличающих обвиняемого (подозреваемого) в совершении преступления. На этом следует остановиться подробнее.

Верховный Суд РФ в Постановлении от 19 декабря 2013 г. N 41 “О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога” предлагает избирать заключение под стражу только после проверки судом обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению.

Обоснованное подозрение предполагает наличие соответствующих данных (в частности, о том, что потерпевший или очевидцы указали на лицо как на совершившее преступление).

Судья обязан проверить, содержит ли ходатайство и приобщенные к нему материалы конкретные сведения, указывающие на причастность к преступлению именно этого лица, приложены ли к ходатайству копии подтверждающих документов, среди которых могут быть протоколы допросов. При этом суд не может отказать в ходатайстве стороны защиты в ознакомлении с материалами, на основании которых принимается решение.

Кроме того, установленный законом порядок рассмотрения ходатайства об избрании меры пресечения не исключает участия в судебном заседании потерпевшего, его представителей, которые вправе довести до сведения суда свою позицию;

  • протокол ознакомления обвиняемого и его защитника со всеми материалами дела в порядке ст. ст. 217, 225, 226.7 УПК, подтверждающий факт получения сведений обо всех обвинительных доказательствах.

Именно состояние осведомленности дает обвиняемому право выбора способа защиты своих интересов и предоставляет возможность действовать по своему усмотрению.

В связи с этим хочется обратить внимание на высказанную позицию Конституционного Суда РФ о том, что реализация стороной защиты своих прав, касающихся проверки и опровержения показаний, значимых, по ее мнению, для разрешения уголовного дела, предполагает активную форму поведения. Бездействие самого обвиняемого (подсудимого) или его защитника относительно осуществления этих прав не может расцениваться как непредоставление ему возможности оспорить соответствующие показания предусмотренными законом способами Определение Конституционного Суда РФ от 10 октября 2017 г. N 2252-О.

Обязанность следователя – фиксировать поведение стороны защиты на протяжении всего предварительного расследования (и безусловно, при выполнении требований ст. 217 УПК).

Так, после ознакомления с протоколом следственных действий, письменно сформулировав вопрос о наличии соответствующих заявлений, следует подробно выяснять у защиты, оспаривает ли она доказательства, заявляет ли в связи с этим ходатайства о возобновлении расследования, производстве дополнительных следственных действий, приобщении иных доказательств. При отсутствии таковых в протоколе должна быть сделана соответствующая отметка, а в случае их заявления они подлежат обязательному разрешению.

Таким образом, после выполнения следователем всех этих действий и при отсутствии какой-либо инициативы обвиняемого оспорить изобличающие его показания можно сделать вывод о реальном предоставлении такой возможности, которой он не воспользовался. Условия для реализации положений ч. 2.1 ст. 281 УПК, полагаем, будут соблюдены.

В случае если обвиняемый все же заявил о несогласии с какими-либо показаниями, данными против него, то необходимо проводить проверочные следственные действия.

Из рекомендуемых Верховный Суд РФ на первое место ставит очные ставки с потерпевшим и основными свидетелями обвинения.

Законность проведения таких очных ставок вызывает немало споров, поскольку при отсутствии существенных противоречий в показаниях ранее допрошенных лиц это следственное действие не отвечает заявленному в законе условию его проведения.

Вместе с тем, учитывая приоритет норм международного права, полагаем, что использование этого следственного действия допустимо и при отсутствии противоречий в показаниях лиц, поскольку обвиняемый наделен соответствующим правом независимо от того, отличаются его показания от показаний иных лиц или нет. Нормы международного права не выделяют очную ставку в качестве самостоятельного действия, ее надлежит рассматривать как разновидность допроса. А потому обвиняемый имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей или чтобы эти свидетели были допрошены Статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах; ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В тех ситуациях, когда проведение очной ставки невозможно или нецелесообразно (например, в силу несовершеннолетия допрашиваемого лица, из-за состояния его здоровья либо опасности для жизни и здоровья свидетеля), следует в ходе допроса обвиняемого предъявлять ему для ознакомления протоколы допросов показывающих против него лиц, зачитывать выдержки из протоколов и формулировать вопросы, направленные на выяснение версий защиты и позиции обвиняемого по данным показаниям.

Исходя из тактики расследования, нужно определять время такого допроса обвиняемого, который в целях сохранения тайны следствия правильнее проводить на завершающем этапе расследования.

Альтернативой очной ставке является предоставление стороне защиты возможности допросить свидетелей и потерпевших через следователя и дознавателя. При этом вопросы лицу сторона защиты вправе сформулировать в своем ходатайстве о дополнительном допросе этого лица.

Органам предварительного расследования необходимо делать все возможное для закрепления показаний, данных потерпевшими и свидетелями, в связи с чем следует проводить с их участием весь комплекс следственных действий, направленных на проверку, уточнение и выяснение обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Прогнозируя необходимость оглашения в суде показаний свидетеля, потерпевшего и, соответственно, предоставления стороне защиты всех возможностей по оспариванию их показаний, органу расследования необходимо учитывать все факторы, которые могут повлиять на явку лица в суд: гражданство лица, место жительства, образ жизни, возраст и состояние здоровья, характер работы и др.

Особенно это важно, если обвинение основано исключительно или в решающей степени на показаниях лица, которого обвиняемый не будет иметь возможности допросить в суде.

В этом случае ЕСПЧ полагает, что требуются достаточные уравновешивающие факторы, включая прочные процессуальные гарантии справедливой и надлежащей оценки достоверности таких показаний Постановления от 27 февраля 2001 г. по делу “Лука против Италии”; от 31 октября 2001 г. по делу “Солаков против Македонии”; от 27 марта 2014 г. по делу “Матыцина против России”; от 5 ноября 2015 г. по делу “Чукаев против России”; от 5 января 2016 г. по делу “Фрумкин против России”.