Сбыт наркотических средств с использованием интернета

Федеральным законом от 01.03.2012 N 18-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации” ст. 228.1 Уголовного кодекса РФ дополнена квалифицирующим признаком сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов с использованием средств массовой информации, электронных или информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть Интернет).

Согласно Закону РФ от 27.12.1991 N 2124-1 “О средствах массовой информации” средство массовой информации – это периодическое печатное издание, сетевое издание, телеканал, радиоканал, телепрограмма, радиопрограмма, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации под постоянным наименованием. В соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 N 149-ФЗ “Об информации, информационных технологиях и о защите информации” и Правилами оказания телематических услуг связи (утв. Постановлением Правительства РФ от 10.09.2007 N 575) (далее – Правила) информационно-телекоммуникационная сеть – это технологическая система, предназначенная для передачи по линиям связи информации, доступ к которой осуществляется с использованием средств вычислительной техники. В Правилах под телематическим электронным сообщением понимается одно или несколько сообщений электросвязи, содержащее информацию, структурированную в соответствии с протоколом обмена, поддерживаемым взаимодействующими информационной системой и абонентским терминалом. Соответственно электронной или информационно-телекоммуникационной является сеть, предназначенная для передачи и получения информации посредством проводных и сотовых телефонов, радиостанций, компьютеров и электронных терминалов перевода денежных средств.

Использовать электронные или информационно-телекоммуникационные сети (включая сеть Интернет) в противоправных целях можно для рекламы и предложения наркотических средств; для контакта с потенциальным покупателем; для получения информации об оплате за товар; для указания места (тайника), где он находится, из которого приобретатель может его забрать после оплаты.

Рассмотрим вопрос о том, можно ли квалифицировать по п. “б” ч. 2 ст. 228.1 УК РФ перечисленные выше действия.

Рекламу и предложение наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов посредством размещения информации на сайтах, передачу предложения по телефону, рассылку СМС-сообщений о возможности предоставить указанные средства следует квалифицировать как пропаганду наркотических средств, т.е. административное правонарушение, предусмотренное ст. 6.13 Кодекса РФ об административных правонарушениях. При наличии доказательств того, что человек совершил действия, направленные на приобретение наркотических средств с целью их сбыта, о чем может свидетельствовать его переписка в электронных сетях, перевод денежных средств на счет, указанный в электронной переписке, в качестве оплаты за поставку наркотического средства, если его действия были пресечены, следует квалифицировать как приготовление к сбыту наркотических средств без вменения рассматриваемого признака.

Если наркотические средства к моменту предложения их сбыть уже находились у лица, такие действия следует квалифицировать как покушение на сбыт наркотических средств (ч. 3 ст. 30, п. “б” ч. 2 ст. 228.1 УК РФ). Данное положение основано на указании Верховного Суда РФ, содержащегося в п. 13.2 Постановления Пленума ВС РФ от 30.06.2015 N 30 “О внесении изменений в Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 года N 14 “О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами” (далее – Постановление N 14) о том, что если лицо в целях осуществления умысла на незаконный сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, незаконно приобретает, хранит, перевозит, изготавливает, перерабатывает эти средства, вещества, растения, тем самым совершает действия, направленные на их последующую реализацию и составляющие часть объективной стороны сбыта, однако по не зависящим от него обстоятельствам не передает указанные средства, вещества, растения приобретателю, то такое лицо несет уголовную ответственность за покушение на незаконный сбыт этих средств, веществ, растений.

Если виновный, который уже приобрел для сбыта наркотические средства, использовал средства связи только лишь для того, чтобы договориться с приобретателем о месте встречи, во время которой он намеревался непосредственно передать их приобретателю либо указать тайник, в котором они находятся, то тогда действия виновного следует квалифицировать как покушение на сбыт наркотических средств, но без вменения признака, предусмотренного п. “б” ч. 2 ст. 228.1 УК РФ. Это обусловлено тем, что лицо не может быть осуждено за приготовление к убийству общеопасным способом только лишь на том основании, что у него при задержании изъяли гранату, при помощи которой он собирался взорвать жертву, так как при убийстве виновный может и не создать угрозы для жизни и здоровья других людей.

Так, Апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 14.04.20015 N 22-3195/2015 был исключен квалифицирующий признак приготовления к незаконному сбыту наркотических средств с использованием электронных или информационно-телекоммуникационных сетей, поскольку подсудимая посредством сотового телефона нашла приобретателя наркотического средства, договорилась о его сбыте и направилась на встречу с потенциальным покупателем, храня при себе заранее заготовленное для сбыта, упакованное в пакет наркотическое средство.

По мнению В.Н. Курченко, в этом случае, когда наркотические средства были переданы при личном контакте, сбытчику следует вменять рассматриваемый квалифицирующий признак, поскольку предложение о сбыте наркотических средств оказывает негативное воздействие на неопределенно широкий круг лиц [1, с. 34 – 35].

Однако согласно Постановлению N 14 под незаконным сбытом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, следует понимать незаконную деятельность лица, направленную на их возмездную либо безвозмездную реализацию (продажа, дарение, обмен, уплата долга, дача взаймы и т.д.) другому лицу (далее – приобретателю). При этом сама передача лицом реализуемых средств, веществ приобретателю может быть осуществлена любыми способами, в том числе непосредственно, путем сообщения о месте их хранения приобретателю, проведения закладки в обусловленном с ним месте, введения инъекции. Следовательно, использование электронных или информационно-телекоммуникационных сетей для того, чтобы только договориться о месте встречи, в ходе которой сбытчик непосредственно передаст приобретателю наркотические средства, исключает вменение такого признака, как сбыт посредством электронных или информационно-телекоммуникационных сетей [2, с. 139 – 141].

Согласно Определению ВС РФ от 15.12.2015 N 48-АПУ15-45 лицо может быть осуждено по п. “б” ч. 2 ст. 228.1 УК РФ только в тех случаях, когда оно с использованием электронных или информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть Интернет) выполняет объективную сторону состава данного преступления. Само по себе использование сотовой телефонной связи при обращении приобретателя к лицу, сбывающему наркотическое средство, с вышеуказанной просьбой не свидетельствует о том, что при непосредственной передаче наркотического средства, оплате за него использовались электронные или информационно-телекоммуникационные сети (включая сеть Интернет). Достижение договоренности между приобретателем и сбытчиком о встрече по телефону не отличается от использования данными лицами телефонной кабельной связи при осуществлении таких переговоров.

Общественная опасность сбыта наркотических средств посредством электронных или информационно-телекоммуникационных сетей заключается в том, что конспирация, когда приобретатель не знает в лицо сбытчика и не может на него указать или опознать, сильно снижает риск привлечения сбытчика к уголовной ответственности. Это позволяет ему продолжать преступную деятельность. В то же время сбыт наркотических средств при непосредственном контакте позволяет задержать сбытчика сразу после сбыта при условии фиксирования и документации его действий.

Представляется, что указание в законе на сбыт наркотических веществ посредством средств массовой информации излишне. Так, можно предположить, что сбытчик и приобретатель договорились о том, что сбытчик, получив информацию о зачислении денег на его счет, может дать объявление в бегущую строку, например, такого характера: продам сахар, обращаться по адресу (и далее – указание номера дома и квартиры, где находится тайник с наркотическим средством). При этом тайник может находиться, например, в отопительной батарее лестничной площадки, где находится указанная квартира, о чем ранее было сообщено потребителю. Однако временной промежуток между предложением приобрести наркотическое средство и его сбытом очень значителен, поскольку местные газеты, в которых размещают рекламу услуг, выходят, как правило, раз в неделю, и вряд ли наркозависимый сможет эту неделю выждать.

Поскольку при дистанционном сбыте наркотических средств сбытчик первоначально получает сообщение посредством электронной сети о том, что на его счет поступила определенная сумма, и только затем указывает место расположения тайника, в котором помещены наркотические средства, такие действия, если они были пресечены, следует квалифицировать как покушение на сбыт наркотических средств с использованием электронных или информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть Интернет) (ч. 3 ст. 30, п. “б” ч. 2 ст. 228.1 УК РФ), так как виновный уже начал выполнять объективную сторону сбыта, выразившуюся в размещении наркотических средств в тайнике.

Указанный квалифицирующий признак может быть вменен только в том случае, если виновный после размещения в тайнике наркотических средств посредством электронных или информационно-телекоммуникационных сетей намеревался сообщить приобретателю о месте нахождения тайника.

Так, у гр-ки С., не употреблявшей наркотические средства и задержанной во время поездки на такси по городу, были изъяты наркотические средства в удобной для сбыта расфасовке, а в операционных системах системного блока ее компьютера обнаружены следы ее переписки, содержащие информацию о распространении наркотических средств, в том числе адреса закладок. Определением Судебной коллеги по уголовным делам ВС РФ от 17.10.2013 N 50-АПУ13-26 гр-ка С. признана виновной в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в крупном размере с использованием сети Интернет. Согласно Постановлению N 14 в редакции от 30.06.2015 такие действия следует квалифицировать как покушение на сбыт наркотических средств в крупном размере.

Следующий способ использования электронных или информационно-телекоммуникационных сетей – это сообщение о месте нахождении тайника. В этом случае квалификация деяния зависит от того, кому закладчик сообщает информацию: если приобретателю, то такие действия, согласно Постановлению N 14, следует квалифицировать как оконченный сбыт (п. “б” ч. 2 ст. 228.1 УК РФ); если оператору, который, в свою очередь, после получения информации об оплате должен будет сообщить приобретателю место тайника, – то такие действия, если закладчик был задержан, а наркотические средства из тайника изъяты, следует квалифицировать как покушение на сбыт (ч. 3 ст. 30, п. “б” ч. 2 ст. 228.1 УК РФ); если же сбытчик помещает наркотические средства в место, заранее обусловленное с приобретателем, используя электронные или информационно-телекоммуникационные сети (включая сеть Интернет), то как оконченный сбыт.

Таким образом, если информация о возможности приобретения наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов была размещена на сайте, передана посредством электронного сообщения, а также место встречи для их передачи было оговорено посредством проводного, сотового телефона или радиостанции, электронной почты, а их передача осуществлялась при непосредственном контакте сбытчика и приобретателя, то такой квалифицирующий признак, как сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов с использованием электронных или информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть Интернет), отсутствует.