Сплошная кассация по уголовным делам в России

Последнее десятилетие было ознаменовано проведением масштабной реформы проверочных судебных стадий в уголовном и гражданском процессах . Процессуальная форма проверки правосудности судебных актов развивалась одновременно в направлениях как расширения возможностей реализации гарантированного Конституцией РФ права на судебную защиту (прежде всего применительно к апелляционному порядку обжалования), так и усиления гарантий принципа правовой определенности (при пересмотре вступивших в законную силу судебных решений) – сплошная кассация.

Судопроизводство теснейшим образом связано с судоустройством: они взаимосвязаны и взаимозависимы, а значит, любое преобразование в судопроизводстве неизбежно вызывает соответствующие изменения в судоустройстве. И если в самом начале реформа проверочных стадий спровоцировала, главным образом, количественные изменения штатной численности судов общей юрисдикции, то в 2018 г. Верховный Суд РФ инициировал носящие уже качественный характер преобразования в судебной системе: были учреждены апелляционные и кассационные суды общей юрисдикции. Ожидаемым продолжением происходящих в судоустройстве процессов стали изменения процессуальной формы пересмотра судебных решений. В распоряжении судебной системы появились дополнительные (и весьма значительные) “мощности”, которые Верховный Суд РФ намерен использовать для усиления гарантий права на судебную защиту. Принятый по инициативе Пленума Верховного Суда РФ Федеральный закон от 11 октября 2018 г. N 361-ФЗ “О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации” концептуально изменил организацию кассационного пересмотра судебных решений, который отныне больше не может характеризоваться как экстраординарный или резервный способ исправления судебных ошибок.

Настоящей процессуальной инновацией стала так называемая сплошная кассация – такое название в период обсуждения вносимого Пленумом Верховного Суда РФ законопроекта получила новая форма кассационного пересмотра вступивших в законную силу итоговых судебных решений по уголовным делам. Особенность нового порядка состоит в том, что пересмотр инициируется самим фактом подачи кассационных жалобы, представления (при условии их соответствия формальным требованиям) и не зависит от дискреционного усмотрения судьи.

Предварительное производство по кассационным жалобам, представлениям сохранено только для случаев обжалования в кассационном порядке промежуточных судебных решений, а также для обжалования итоговых судебных решений, которые уже являлись ранее объектом пересмотра в кассационном порядке (т.е. при повторной кассации итоговых судебных решений). В случае же обжалования вступивших в законную силу итоговых судебных решений, которые ранее в кассационном порядке не пересматривались, применяется сплошная кассация. Таким образом:

  • при первичном кассационном пересмотре итоговых судебных решений по уголовным делам – действует сплошная кассация;
  • при повторной кассации итоговых судебных решений и при кассационном обжаловании промежуточных судебных решений – вопрос о передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции решается судьей.

Отказ от предварительного производства при сплошной кассации означает введение деволютивного порядка производства в суде кассационной инстанции, выражающегося в том, что подача кассационных жалобы, представления сама по себе служит достаточным поводом для пересмотра в судебном заседании обжалуемых судебных решений. В этом аспекте сплошная кассация сблизилась с апелляцией, в связи с чем и порядок подачи кассационных жалоб и представлений при первичном обжаловании итоговых судебных решений теперь в основных своих чертах повторяет процедуру, применяемую при апелляционном обжаловании. Так, в случаях, указанных в ч. 2 ст. 401.3 УПК РФ (здесь и далее статьи гл. 47.1 УПК РФ приводятся в редакции Федерального закона от 11 октября 2018 г. N 361-ФЗ), кассационные жалоба, представление (как и апелляционные – ч. 1 ст. 389.3 УПК РФ) подаются через суд первой инстанции. Статья 401.7 УПК РФ, регламентирующая действия суда первой инстанции при поступлении кассационных жалобы, представления, во многом дублирует положения ст. 389.7 и ч. 2 ст. 389.8 УПК РФ. Порядок назначения судебного заседания суда кассационной инстанции (ст. 401.8 УПК РФ) также во многом повторяет процедуру, действующую в апелляционном производстве.

Произошедшие изменения существенно меняют баланс принципов правовой определенности и права на судебную защиту в пользу последнего.

Отказ от предварительного производства по кассационным жалобам и представлениям, поданным на итоговые судебные решения по уголовным делам, и переход к деволютивному порядку пересмотра лишают принцип правовой определенности одной из его ключевых гарантий в производстве в суде кассационной инстанции. Как отмечал в свое время Европейский суд по правам человека, “пересмотр окончательного и вступившего в законную силу приговора не может осуществляться только с целью добиться повторного рассмотрения и вынесения нового решения по делу, а скорее, с целью исправления судебных ошибок и ошибок в отправлении правосудия”. Конституционный Суд РФ также обращал внимание на резервное значение производства по пересмотру вступивших в законную силу судебных решений, из чего делал вывод о необходимости установления “таких процедурных правил, которые исключают возможность злоупотребления процессуальными правами и превращения кассационной процедуры в ординарную судебную инстанцию…”.

Однако следует отдавать себе отчет в том, что принцип правовой определенности принесен законодателем в жертву не менее значимой правовой ценности – праву на судебную защиту. Возможности реализации этого конституционного права существенно расширяются: благодаря деволютивному порядку доводы кассационных жалоб и представлений, а также материалы уголовного дела в каждом случае первичного обжалования итоговых судебных решений по уголовным делам будут проверяться судом кассационной инстанции в судебном заседании. Сплошная кассация обеспечила гарантированное прохождение каждого уголовного дела (при условии подачи заинтересованными лицами соответствующих жалоб и представлений) через три судебные инстанции: суд первой инстанции, апелляционную и кассационную инстанции.

В кассационных судах общей юрисдикции уголовные дела по кассационным жалобам и представлениям на вступившие в законную силу судебные решения подлежат рассмотрению судебными коллегиями по уголовным делам соответствующего суда (п. 1 ч. 4 ст. 23.6 Федерального конституционного закона от 29 июля 2018 г. N 1-ФКЗ “О судах общей юрисдикции в Российской Федерации”). Рассмотрение уголовного дела в кассационном порядке судебной коллегией снимает серьезную проблему, связанную с ситуациями разделения поровну голосов при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке президиумом суда областного уровня. Согласно ч. 9 ст. 401.13 УПК РФ (в ред. Федерального закона от 29 декабря 2010 г. N 433-ФЗ) при равном количестве голосов кассационные или надзорные жалоба, представление считаются отклоненными. Ранее на эту проблему неоднократно обращал внимание В.А. Давыдов, по мнению которого, при равенстве голосов членов президиума принятым должно считаться решение, наиболее благоприятное для осужденного, оправданного или лица, в отношении которого уголовное дело прекращено.

Следует иметь в виду, что разделение голосов судей поровну свидетельствует о весьма высокой вероятности судебной ошибки. Когда при таких результатах голосования судей стоит вопрос о пересмотре судебного решения по основаниям, ухудшающим положение стороны защиты, оставление судебного решения без изменения возражений не вызывает. Но когда половина состава суда считает, что по делу было допущено фундаментальное нарушение закона, в результате которого пострадали права и свободы осужденного, оправданного или лица, уголовное дело в отношении которого прекращено, оставлять судебное решение без пересмотра – значит, по нашему мнению, отказывать личности в судебной защите.

Однако теперь положение принципиально меняется. Поскольку судебные коллегии кассационных судов общей юрисдикции должны рассматривать уголовные дела в составе трех судей (ч. 4 ст. 30 УПК РФ), ситуация разделения голосов поровну (в отличие от президиума суда) невозможна, поскольку ни один из судей не вправе воздержаться при голосовании.

По этой причине законодатель Федеральным законом от 11 октября 2018 г. N 361-ФЗ исключил из ч. 9 ст. 401.13 УПК РФ последнее предложение как утратившее актуальность.
Утратило актуальность, но, к сожалению, осталось в тексте нового закона и положение ч. 5 ст. 401.4 УПК РФ, предписывающее прилагать к кассационным жалобе, представлению заверенные соответствующим судом копии судебных решений, принятых по данному уголовному делу. Конечно, это необходимо в случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 401.3 УПК РФ, когда кассационные жалоба, представление подаются непосредственно в суд кассационной инстанции и предварительно изучаются судьей. Но оно совершенно излишне при если будет сплошная кассация, когда жалобы, представления подаются через суд первой инстанции (ч. 2 ст. 401.3 УПК РФ): в этом случае в суд кассационной инстанции они направляются вместе с уголовным делом, в котором имеются оригиналы обжалуемых судебных решений. В этой связи первое предложение ч. 5 ст. 401.4 УПК РФ было бы целесообразно уточнить, изложив его примерно в следующей редакции: “К кассационным жалобе, представлению, подаваемым на судебные решения, указанные в части третьей статьи 401.3 настоящего Кодекса, прилагаются заверенные соответствующим судом копии судебных решений, принятых по данному уголовному делу”.

Изменения и дополнения, внесенные Федеральным законом от 11 октября 2018 г. N 361-ФЗ в гл. 47.1 УПК РФ, по-прежнему не дают однозначного ответа на вопрос о том, что, собственно говоря, рассматривается судом кассационной инстанции в судебном заседании – кассационные жалоба, представление или уголовное дело? В тех случаях, когда рассмотрению уголовного дела судом кассационной инстанции предшествует предварительное производство (повторная сплошная кассация итоговых судебных решений и обжалование промежуточных судебных решений), уголовно-процессуальный закон говорит о передаче в суд кассационной инстанции и рассмотрении там кассационных жалобы, представления (ст. 401.10 УПК РФ). А когда речь заходит о сплошной кассации, законодатель говорит о направлении в суд кассационной инстанции и рассмотрении им уголовного дела (ст. ст. 401.7, 401.8 УПК РФ). Заметить путаницу в формулировках несложно – достаточно взглянуть на названия отдельных статей: по смыслу названия ст. 401.12 УПК РФ для рассмотрения в судебном заседании передаются кассационные жалобы, представления с уголовным делом, а из названия ст. 401.13 УПК РФ следует, что в судебном заседании рассматривается уголовное дело по кассационным жалобе, представлению.

Да, кассационные жалоба, представление подлежат обязательному изучению судьями независимо от того, в какой процессуальной форме происходит пересмотр вступившего в законную силу судебного решения, но необходимо принять во внимание, что суд кассационной инстанции не связан доводами кассационных жалобы, представления (ч. ч. 1, 2 ст. 401.16 УПК РФ). Это означает, что определение суда кассационной инстанции о пересмотре вступивших в законную силу приговора, определения и постановления суда может приниматься по основаниям, которые даже не упомянуты в обращениях сторон. Понятно, что в подобных случаях свое решение суд кассационной инстанции выносит на основании рассмотрения непосредственно материалов уголовного дела, а не кассационных жалобы, представления. Кроме того, судьи, изучающие кассационные жалобы, представления в порядке, предусмотренном ст. 401.10 УПК РФ, также вправе передать уголовное дело на рассмотрение суда кассационной инстанции по основаниям, не указанным в поданных сторонами кассационных жалобе, представлении (п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 января 2014 г. N 2 “О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции”). Очевидно, что говорить в подобных ситуациях о “передаче кассационных жалобы, представления с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции” можно лишь с большой долей условности. Между тем, в Федеральном конституционном законе от 29 июля 2018 г. N 1-ФКЗ “О судах общей юрисдикции в Российской Федерации”, определяющем компетенцию судебных коллегий кассационного суда общей юрисдикции, прямо говорится о том, что судебные коллегии рассматривают “дела по кассационным жалобам и представлениям на вступившие в законную силу судебные акты…” (п. 1 ч. 4 ст. 23.6). Регламентируя порядок судебного заседания суда кассационной инстанции, УПК РФ также говорит о рассмотрении именно уголовного дела (ч. ч. 1, 2, 9 ст. 401.13 УПК РФ).

Таким образом, в судебном заседании суд кассационной инстанции рассматривает не кассационные жалобу, представление, а уголовное дело (его материалы). Соответственно, в уголовно-процессуальном законе должна использоваться единая терминология, в связи с чем нуждаются в изменении ряд его положений: в ч. ч. 2 и 5 ст. 401.10, ст. ст. 401.11 и 401.12 УПК РФ слова “передаче кассационных жалобы, представления” следует заменить словами “передаче уголовного дела”, а в ч. ч. 3 и 4 ст. 401.10 УПК РФ – слова “кассационные жалоба, представление рассматриваются” заменить словами “уголовные дела рассматриваются”.

При подаче кассационных жалоб, представлений на судебные решения, подлежащие пересмотру в порядке сплошной кассации, законодатель предусмотрел вынесение судьей суда кассационной инстанции, изучающим поступившее из суда первой инстанции уголовное дело, постановления о назначении судебного заседания. Это одна из тех деталей процессуальной формы, которые сближают производства в судах кассационной и апелляционной инстанций (достаточно сравнить положения ч. 2 ст. 401.3, ст. ст. 401.7 и 401.8 УПК РФ с содержанием ч. 1 ст. 389.3, 389.7 и 389.11 УПК РФ). Согласно ч. 2 ст. 401.8 УПК РФ судья в постановлении о назначении судебного заседания суда кассационной инстанции разрешает вопросы о месте, дате и времени начала рассмотрения уголовного дела; о рассмотрении уголовного дела в закрытом судебном заседании; о форме участия в судебном заседании лица, содержащегося под стражей, или осужденного, отбывающего наказание в виде лишения свободы. Такая законодательная новелла, несомненно, является значительным шагом вперед, поскольку, наконец, решение целого ряда организационных вопросов предстоящего судебного заседания получит процессуальное оформление.

Однако вызывает недоумение, почему аналогичный порядок не распространен на случаи пересмотра вступивших в законную силу судебных решений, указанных в ч. 3 ст. 401.3 УПК РФ. Решать вопросы, связанные с назначением судебного заседания, вполне мог бы судья, изучающий кассационные жалобу, представление в порядке ст. 401.10 УПК РФ, если им установлены основания для пересмотра судебных решений в кассационном порядке. В этом случае он мог бы выносить постановление не “о передаче кассационных жалобы, представления с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции” (о неточности используемых формулировок было сказано выше), а “о назначении судебного заседания суда кассационной инстанции”.

Рассматриваемые в данной работе изменения и дополнения уголовно-процессуального законодательства совсем не затронули ст. 401.17 УПК РФ. На несовершенство данной нормы и необходимость ее корректировки нам уже приходилось обращать внимание. С принятием же Федерального закона от 11 октября 2018 г. N 361-ФЗ она стала диссонировать еще сильнее. Напомним, что в этой статье закреплено правило, согласно которому не допускается внесение повторных кассационных жалобы, представления по тем же правовым основаниям, теми же лицами в тот же суд кассационной инстанции, если ранее эти жалоба или представление в отношении того же лица рассматривались этим судом в судебном заседании либо были оставлены без удовлетворения постановлением судьи.

А теперь представим ситуацию, когда уголовное дело рассмотрено судом кассационной инстанции в порядке сплошной кассации. Допустимо ли повторное рассмотрение уголовного дела этим же судом в случае подачи кассационной жалобы, представления другим, участником, процесса или по другим, правовым основаниям? Статья 401.17 УПК РФ этого не запрещает. Однако подобный вариант развития событий представляется противоречащим самой концепции организации пересмотра судебных решений на началах сплошной кассации.

Сплошная кассация уголовного дела должна рассматриваться только один раз. Этого вполне достаточно, поскольку данная процессуальная форма обеспечивает всем заинтересованным лицам возможность довести до суда свою позицию, а объем предоставленных суду полномочий – всесторонне исследовать уголовное дело и выявить основания для пересмотра обжалуемого судебного акта. Последующее обжалование должно осуществляться в вышестоящий суд кассационной инстанции либо, если ранее сплошная кассация уголовного дела рассматривалась в Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ, в порядке надзора в Президиум Верховного Суда РФ.

Именно к такому выводу приводит толкование положений п. п. 2 и 4 ч. 1 ст. 401.3 УПК РФ, прямо указывающих, что в случае, если судебные решения ранее обжаловались в судебную коллегию по уголовным делам кассационного суда общей юрисдикции (или кассационный военный суд), то дальнейшее обжалование осуществляется в Судебную коллегию по уголовным делам (или, соответственно, в Судебную коллегию по делам военнослужащих) Верховного Суда РФ. Таким образом, налицо дефект законодательной регламентации производства в суде кассационной инстанции, выражающийся в коллизии норм, закрепленных в ст. 401.17 УПК РФ и ч. 1 ст. 401.3 УПК РФ.