Адвокат доказал необходимость смены меры пресечения на домашний арест

Уголовное дело возбуждено в отношении Т. по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, и он был задержан в качестве подозреваемого в порядке ст. ст. 91 и 92 УПК РФ.

Постановлением судьи Люблинского районного суда г. Москвы Т. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на срок 2 месяца.

Не согласившись с судебным постановлением, адвокат по наркотикам Головин С.Н. подал апелляционную жалобу, в которой указал, что выводы суда о необходимости содержания под стражей были обусловлены не только указанными в ходатайстве обстоятельствами – тяжестью обвинения и тем, что обвиняемый не проживает по месту постоянной регистрации, но и новым основанием – употреблением Т. наркотиков, чем был нарушен принцип состязательности уголовного процесса; также, как указывается в жалобе, судом не было принято во внимание поведение Т. после задержания – полное признание своей вины, изобличение лиц, распространяющих наркотические средства; не оценены судом, по мнению защитника, и иные данные о личности обвиняемого – наличие у него постоянного места работы в г. Москве и состояние здоровья. При этом, вопреки требованиям закона, указал адвокат, суд не мотивировал невозможность применения к Т. иной, более мягкой меры пресечения, в частности, в виде залога, возможность внесения которого подтверждена представленными защитой документами. Эти доводы адвокат являются основанием для отмены обжалуемого постановления и  об избрании в отношении обвиняемого залога или домашнего ареста.

Выслушав участников процесса, проверив представленные материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, суд находит постановление судьи не законным и не обоснованным.

В соответствии с ч. 1 ст. 108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения.

Избирая обвиняемому меру пресечения в виде заключения под стражу, судья, согласившись с доводами ходатайства следователя, в качестве оснований избрания этой меры пресечения указал, что Т. обвиняется в совершении тяжкого преступления, а также учел фактические обстоятельства инкриминируемого деяния, данные о личности обвиняемого и не обоснованно пришел к выводу о том, что Т., будучи постоянно зарегистрированным в регионе, значительно удаленном от места производства расследования, в г. Москве пребывает временно, склонен к употреблению наркотиков и, в случае избрания в отношении него меры пресечения, не связанной с заключением под стражу, как об этом просил защитник, может скрыться от органа следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью и иным путем воспрепятствовать производству по делу.

Судебное решение не основано на объективных данных, содержащихся в представленных материалах, и принято с нарушением уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих порядок избрания обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу.

Московский городской суд постановил отменить решение районного суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу на срок 2 месяца и избрать в отношении обвиняемого меру пресечения в виде домашнего ареста.