Адвокат по лизингу выиграл еще одно дело в арбитражном процессе

Адвокат пот лизингу по поручении ОАО «Т» подал иск в Арбитражный суд о признании соглашения о расторжении договора финансовой аренды (лизинга) и возврате предмета лизинга вагонов-думпкаров ничтожным, признании соглашения о расторжении договора финансовой аренды (лизинга) и возврате предмета лизинга – тепловоза ничтожным.

Требования адвокатом были заявлены на основании ст. ст. 170, 179,421 ГК РФ.

В качестве основания исковых требований адвокат указывает на то, что между ОАО «Р» (далее – «Ответчик») и ОАО «Т» (далее – «Истец») был заключен договор финансовой аренды (лизинга) (далее – «Договор») с правом выкупа предмета лизинга. В соответствии с Договором Ответчик предоставил Истцу на условиях лизинга следующие объекты лизинга: тепловоз в количестве 1 (одной) единицы и вагоны-думпкары в количестве 30 (тридцати) единиц.

В дальнейшем между Истцом и Ответчиком были заключены соглашения о расторжении договора лизинга.

Согласно указанным Соглашениям Истец обязался вернуть Ответчику предметы лизинга -вагоны-думпкары и тепловоз.

Истец считает, что соглашения о расторжении договора являются ничтожными в связи с тем, что у сторон отсутствовали намерения создать соответствующие заключенным сделкам правовые последствия, при этом истец ссылается на то, что сторонами в соглашениях о расторжении договора лизинга не указано причин, побудивших их подписать указанные соглашения, задолженность по оплате лизинговых платежей у истца перед ответчиком отсутствовала, каких-либо претензий ответчик в адрес истца не выставлял.

Также истец указывает на то, что после подписания соглашения, оплата по Договору со стороны Истца продолжалась: в марте, апреле и мае 2009 года были погашены лизинговые платежи равными частями на общую сумму 5.000.000 руб. За этот период времени никаких претензий и уведомлений от Ответчика в адрес Истца не поступало.

Кроме того, продолжалась электронная деловая переписка между сторонами, велись деловые переговоры, что подтверждается заявкой ответчика руководителю Центрального территориального управления Федерального агентства железнодорожного транспорта на регистрацию железнодорожного состава (вагонов-думпкаров), где в качестве арендатора указан истец. По мнению истца это свидетельствует о том, что вагоны-думпкары, являющиеся предметом лизинга по Договору, использовались Истцом с ведома и по воле Ответчика.

Истец указывает, на то что по просьбе и с ведома ответчика, истец заключил договор субаренды транспортного средства – тепловоза с аффилированной компанией истца – ЗАО «П». В свою очередь ЗАО «П», пользуясь предметом лизинга – тепловозом, который находился в аренде у истца, впоследствии не произвело оплату истцу по договору субаренды, а произвело взаимозачет требований с ответчиком по задолженности истца перед ответчиком по другому договору без согласия истца.

Таким образом, не получив указанных денежных средств от ЗАО «П» за истцом образовалась мнимая задолженность, однако которая впоследствии была погашена истцом, путем уступки прав требования по другим договорам.

Статьей 153 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

В соответствии с пунктом 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации притворной признается сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку; притворная сделка ничтожна.

По смыслу данной нормы признаком притворности сделки является отсутствие волеизъявления на ее исполнение у обеих сторон, а также намерение сторон фактически исполнить прикрываемую сделку.

Таким образом, по основанию притворности недействительной сделки может быть признана лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки.

По смыслу статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации наличие воли хотя бы одной из сторон на достижение правового результата, соответствующего совершенной сделке, исключает возможность признания ее недействительной как притворной. Исполнение сторонами сделки и достижение соответствующего ей результата также исключает возможность признания ее мнимой.

В соответствии с пунктом 1 статьи 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В силу пункта 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации притворной является сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку.

Таким образом, по основанию притворности недействительной может быть признана лишь та сделка, которая совершается лишь для вида, направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки.

Так, в соответствии с частью 1 статьи 65 АПК РФ, каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Согласно п. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Исходя из оснований оспаривания договоров, в предмет доказывания входят следующие факты:

  • заключение оспариваемой сделки;
  • нарушение требований закона или иных правовых актов при совершении сделки;
  • факты, указанные в соответствующих нормах гл. 9 ГК РФ как порочащие сделку или факты несоблюдения специальных требований к сделке конкретного вида;
  • несоблюдение формы сделки;

Юридический состав кабальной сделки в силу п. 1 ст. 179 Гражданского кодекса РФ включает следующие признаки: стечение тяжелых обстоятельств, крайне невыгодные условия сделки, а также противоправное поведение другой стороны, осведомленной о стечении тяжелых обстоятельств.

Пункт 1 статьи 179 ГК Российской Федерации сам по себе направлен на защиту права граждан на свободное волеизъявление при осуществлении правомочия распоряжения своим имуществом. Обман – это преднамеренное введение другого лица в заблуждение с целью вступить в сделку путем ложного заявления, обещания, а также умолчания о фактах, которые могли бы повлиять на совершение сделки. Обман может относиться как к элементам самой сделки, так и к обстоятельствам, находящимся за ее пределами, в т.ч. к мотивам, если они имели значение для формирования воли участника сделки. Обманные действия могут совершаться в активной форме или же состоять в бездействии (умышленное умолчание о фактах, могущих воспрепятствовать совершению сделки). Из смысла ч. 1 ст. 179 ГК РФ следует, что для кабальной сделки характерными являются следующие признаки: она совершена потерпевшим лицом, во-первых, на крайне невыгодных для него условиях, во-вторых, совершена вынужденно – вследствие стечения тяжелых обстоятельств, а другая сторона в сделке сознательно использовала эти обстоятельства. Только при наличии в совокупности указанных признаков сделка может быть оспорена по мотиву ее кабальности; самостоятельно каждый из признаков не является основанием для признания сделки недействительной по указанному мотиву.

Договор лизинга, как утверждает Ответчик, расторгнут. Между тем истец продолжал оплачивать лизинговые платежи в феврале, марте, апреле. В платежных документах истец продолжал указывать наименование платежа «лизинговый платеж по договору лизинга».

Как было установлено судом в данном случае воля сторон при заключении оспариваемой настоящим иском соглашения о расторжении договора лизинга в отношении тепловоза выражена однозначно и сомнению не подлежит. Довод истца о том, что воля ответчика не была направлена на возврат тепловоза и вагонов-думпкаров бездоказателен и ничем не подтвержден, поскольку опровергается представленными ответчиком доказательствами, указанными выше.

При указанных обстоятельствах суд посчитал, что исковые требования подлежат удовлетворению в полном объеме. Адвокату по лизингу удалось выиграть еще одно дело.