Адвокат по уголовным делам участвовал в кассации по делу о краже, ч. 3 ст. 162 УК РФ

К адвокатам по краже обратился Р., в суде первой инстанции его приговорили к 8 годам 6 месяцам лишения свободы по ч. 3 ст. 162 УК РФ. С Р. было заключено соглашение об оказании юридической помощи. В дальнейшем благодаря действиям адвокатов в Московском городском суде в кассационной инстанции действия Р. были переквалифицированы на  ч.3 ст. 30, ч.1 ст. 158; ч. 1 ст. 139 и ч.1 ст. 119 УК РФ. И окончательно назначенно наказание в виде лишения свободы на срок 3 (три) года  в исправительной колонии общего режима.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Н.Д.

судей Н.И.,  Г.А.

рассмотрела в судебном заседании от 14 ноября 2011 г. кассационное представление первого заместителя Дорогомиловского межрайонного прокурора г. Москвы А.Н. Гусева и кассационную жалобу осужденного

на приговор Дорогомиловского районного суда г.Москвы от 00 октября 2011 года, которым

Р года рождения, уроженец, житель и гражданин  ,  ранее не судимый,

осужден по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 8 годам и 6 месяцам  лишения свободы без штрафа и ограничения свободы  в исправительной колонии  строгого режима.

Срок отбывания  наказания с зачётом  предварительного заключения  и фактического задержания исчислен Р.  с 16 июня  2011 года.

По делу  решен  вопрос о судьбе вещественных доказательст

Заслушав доклад судьи Петрова Н.И., мнение прокурора Сикамовой Э.Х., поддержавшей в полном объёме  доводы кассационного представления и просившей приговор изменить, выступление   адвоката  Головина С.Н. в  защиту интересов Хлиманкова А.А.,  просившего  приговор изменить и снизить назначенное  наказание,  судебная коллегия

                                     У С Т А Н О В И Л А:

По приговору суда Р  признан  виновным в разбое, то есть в нападении в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой  применения  насилия,  опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище.

Преступление было  совершено 16 июня  2011 года  в г. Москве в отношении потерпевших супругов Е.И. на сумму похищенного руб.  при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании подсудимый Р виновным  себя   не признал.

Как отражено в приговоре,  Р., 16 июня 2011 года, примерно в 5 час. 40 мин., находясь в районе дома № имея умысел на открытое хищение чужого имущества, с целью личной наживы, из корыстных побуждений, разбил неустановленным способом стекло в окне кухни квартиры на первом этаже и проник внутрь. Проживающие в данной квартире супруги Е.И., проснувшись от звона разбитого стекла, пришли на кухню и, обнаружив постороннего, Е.И. по телефону вызвала полицию.

Р., реализуя умысел на открытое хищение чужого имущества, взял в руки осколок разбитого стекла размером примерно 30см. на  6 см.  и, используя его как оружие, с целью подавления воли потерпевших к сопротивлению, высказал в их адрес угрозу применения насилия, опасного для жизни и здоровья: «Сейчас я вам животы вспорю!».

Потерпевшие, реально восприняв угрозу и, опасаясь за свою жизнь и здоровье, стали выбегать на улицу, а Р., догнав на пороге Е.И., нанёс ей один удар ногой в область поясницы, причинив физическую боль.

Оставшись в квартире один, Р. подпёр изнутри входную дверь шваброй, блокировав свободный доступ в квартиру, а затем похитил принадлежащее  Е.И. имущество: радиотелефон «за руб. и  женские наручные часы «, стоимостью 600 руб. после чего был задержан в этой же квартире  прибывшими сотрудниками полиции.

В кассационном  представлении прокурор просит приговор изменить: переквалифицировать действия осужденного с ч. 3 ст. 162 УК РФ на ч. 1 ст. 116; ч. 1 ст. 119 и ч.3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ и с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ назначить Хлиманкову А.А.  5 лет лишения свободы со штрафом в 20 000 руб., без ограничения свободы в исправительной колонии общего режима.

По мнению прокурора, проникнув в квартиру потерпевших, и, угрожая   осколком стекла, что распорет им животы, Р. в то же время никакого имущества от них не требовал, а тайно похитил в последующем  наручные часы и радиотелефон на сумму 1600руб., то есть по делу не добыто доказательств,  подтверждающих разбойное нападение с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета в качестве оружия и с незаконным проникновением в жилище.

В кассационной  жалобе и дополнении к ней осужденный Р.  просит приговор изменить, переквалифицировать его действия на незаконное проникновение в жилище и  назначить наказание по ст. 139 УК РФ. Считает, что никаких доказательств по делу в совершении им преступления (разбоя) за которое он осужден, не добыто, он убегал от преследователей,  хотел спрятаться от них и поэтому незаконно проник в квартиру потерпевших,  а на предварительном следствии он признавал вину в разбое потому, что его обманул следователь, который говорил, что если он не признается в разбое, то задерживавший его сотрудник полиции напишет заявление о нападении на него и ему, Р., дадут большой срок лишения свободы.

Судебная коллегия, проверив и изучив  материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и кассационного представления, находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Вывод суда о виновности осужденного Р.  основан на показаниях потерпевших  А.И. и Е.И., свидетелей Г.В., С.С., исследованных показаниях свидетелей Е.Г., протоколах осмотра места происшествия, предметов и документов, задержания, личного досмотра и изъятия, заключении судебно-психиатрической экспертизы, вещественных и других доказательствах, на основании которых  суд обоснованно постановил обвинительный приговор.

Вместе с тем, суд первой инстанции не правильно  квалифицировал действия Р. по ч. 3 ст. 162 УК РФ, квалификация  которых не основана на исследованных в судебном заседании доказательствах и не вытекает из материалов дела.

Так, подсудимый Р., в ходе предварительного следствия (т.1, л.д. 258) и в судебном заседании (т.2, л.д. 34-35) последовательно и неоднократно утверждал, что в квартиру к потерпевшим незаконно проник не с целью кражи, а чтобы спрятаться от гнавшихся за ним  двух человек- кавказцев, которые избили его до этого.

Эти обстоятельства, как и  доводы осужденного в кассационной жалобе об этом, не только ничем не опровергнуты, но и подтверждаются показаниями потерпевших.

Потерпевший А.И. показал в суде, что 16 июня 2011 года, около 5 часов 40 мин. утра он проснулся дома от звона разбитого стекла, донёсшегося из кухни. Пройдя на кухню, он увидел стоявшего на подоконнике незнакомого мужчину, как впоследствии оказалось – Р., лицо которого было побито, а голова перебинтована. При этом Р. никакого имущества не требовал, а пояснил, что хочет скрыться  от преследовавших его грузин, которые его избили. При этом он вытаскивал из рамы  и бросал на улицу осколки разбитого стекла, говоря, что потом всё вставит.

После того, как жена вызвала по телефону полицию и пришла на кухню, то Р., угрожая им осколком стекла, сказал, что вспорет им животы и они, испугавшись за свою жизнь, выбежали на улицу, где дождались прибытия сотрудников полиции, которые задержали Р., а в его карманах обнаружили похищенные женские наручные часы, принадлежащие жене и радиотелефон  на общую сумму руб.

Указанные обстоятельства подтверждаются и показаниями жены А.И. – потерпевшей Е.И.

Таким образом, изложенное свидетельствует, что угрозу потерпевшим Р. высказывал до завладения их личным имуществом, не требуя при  этом,  никаких ценностей и незаконное  проникновение в жилище потерпевших в целях хищения ничем не подтверждено. Умысел на хищение имущества и его реализация возник у подсудимого уже после того, как в квартире кроме него,  никого не осталось, то есть Р. тайно пытался  похитить  имущество потерпевших на сумму руб., но тут же  был задержан в квартире, не имея возможности распорядиться похищенным.

Исходя из изложенного, судебная коллегия переквалифицирует действия Р. с ч. 3 ст. 162 УК РФ на  ч.3 ст. 30, ч.1 ст. 158; ч. 1 ст. 139 и ч.1 ст. 119 УК РФ, то есть как  покушение на тайное хищение чужого имущества, незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающих в нём  и угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, поскольку у потерпевших имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Квалифицировать действия Р. и по ч. 1 ст. 116 УК РФ, о чём  говорится в представлении прокурора, не допустимо,  поскольку данный состав преступления относится к делам частного обвинения, а в материалах дела отсутствует заявление потерпевшей Е.И. о привлечении Р. к уголовной ответственности за нанесение ей удара ногой в поясничную область,  который  не повлёк  причинения вреда здоровью.

Наказание Р. судебная коллегия назначает в соответствии с требованиями закона, с учётом квалификации его действий, характера и степени их общественной опасности, данных о личности виновного в виде реального лишения свободы.

Местом отбывания наказания, учитывая личность подсудимого и обстоятельства совершения преступлений, судебная коллегия находит необходимым определить исправительную колонию общего режима.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст.377, 378, 379 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

                                 О П Р Е Д Е Л И Л А:

Кассационное представление прокурора удовлетворить и кассационную жалобу осужденного удовлетворить частично.

Приговор Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 00 октября  2011 года в отношении Р.  изменить: переквалифицировать  его действия  с ч. 3 ст. 162 УК РФ  на:

  • ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ по которой назначить 1 год и 6 месяцев лишения свободы;
  • ч. 1 ст. 139 УК РФ по которой назначить 9 месяцев исправительных работ с удержанием 10 % заработка;
  • ч. 1 ст. 119 УК РФ по которой назначить 1 год и 6 месяцев лишения свободы.

По совокупности преступлений, в соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ наказание Р. определить путём частичного сложения из расчёта 3 дня исправительных работ за 1 день лишения свободы и окончательно назначить 3 (три) года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В остальном этот же приговор оставить без изменения, а  кассационное  представление  и  жалобу  – без удовлетворения.