Адвокат по уголовным делам защищал обвиняемого по ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ

К адвокатам Головиным обратился И.С. за юридической защитой. Его обвиняли по ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Согласно материалам дела И.С. обвинялся в организации приготовлений к убийству, то есть совершений действий, непосредственно направленные на умышленное причинение смерти другому человеку, из корыстных побуждений и по найму, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам.

Благодаря действиям адвокатов многие доводы обвинения были отбиты и так как И.С. ранее не судим, по месту жительства и по последнему месту работы характеризуется положительно, что в совокупности с наличием у него заболеваний и раскаянием в содеянном, суд признал обстоятельствами, смягчающими наказание.

Суд приговорил И.С. 5 (пять) лет лишения свободы, с ограничением свободы на срок 2 (два) года, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

П Р И Г О В О Р

Именем Российской Федерации

город Москва 2011 года

суд в составе:

председательствующего судьи И.В., с участием:

старшего прокурора отдела государственных обвинителей управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами прокуратуры г. Москвы А.К.;

потерпевшего П.;

подсудимого И.С. и защитников – адвоката Головина С.Н.;

при секретаре Ю.М.;

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении

И.С, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ

установил:

И.С. организовал приготовление к убийству, то есть совершил действия, непосредственно направленные на умышленное причинение смерти другому человеку, из корыстных побуждений и по найму, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

Примерно с 6 ноября 2009 года И.С. совместно со своей сожительницей Д. проживал в квартире 48, расположенной по адресу: г. Москва ХХХ, которая после погашения ипотечного жилищного кредита должна была перейти в собственность супругов П. и ПГ. – сестры И.С.. В соответствии с достигнутой между П и И.С. договоренностью о ежемесячной арендной плате за проживание в указанной квартире в размере 10 000 рублей, у И.С. перед П образовалась задолженность около 40 000 рублей.

Не позднее апреля 2010 года И.С. при неустановленных следствием обстоятельствах получил информацию о намерениях супругов П. расторгнуть брак и разделить совместно нажитое имущество, в связи с чем у него, И.С., имеющего намерение продолжить проживание в указанной квартире и не возвращать П. долг в сумме 40 000 рублей, то есть из корыстных побуждений, не позднее 8 июня 2010 года возник умысел на убийство П. по найму.

Реализуя задуманное, И.С. разработал план убийства, выступил инициатором его совершения и предпринял меры по поиску исполнителя преступления.

8 июня 2010 года примерно в 22 часа И.С., действуя в соответствии с разработанным планом, не будучи осведомленным об обращении К. в правоохранительные органы с сообщением о том, что он, И.С., подыскивает исполнителя для убийства П., равно как и о том, что К. действует под контролем сотрудников милиции, в вышеуказанной квартире сообщил К. о своих планах убить П., после чего за денежное вознаграждение в размере 400 000 рублей, то есть по найму, предложил К. совершить данное убийство, предоставил ему сведения о личности П., используемых им автотранспортных средствах и договорился с ним об оплате убийства П. наличными деньгами в размере 200 000 рублей и оказанием услуг на ту же сумму, то есть в размере 200 000 рублей.

9 июня 2010 года примерно в 19 часов И.С., находясь в вышеуказанной квартире, передал К. 25 000 рублей в качестве задатка за убийство П., намереваясь выплатить оставшуюся часть денег после исполнения заказа, при этом договорился с К., что на следующей встрече он, И.С., предоставит фотографии П., проследует с К. по месту жительства П., где предоставит иные сведения для облегчения убийства последнего.

19 июня 2010 года с 8 до 10 часов И.С. вместе с К. и А., не зная о том, что А. также действует в рамках оперативного мероприятия, продолжая реализовывать свой умысел, направленный на организацию убийства П., проследовал по адресу фактического проживания П. – к дому 41 корпус 3, расположенному по адресу: г. Москва, ХХХ, где передал К. фотографии П., предоставил данные о месте его жительства и иные сведения, облегчающие совершение убийства, а также указал на П., проследовавшего к своему автомобилю, как на лицо, убийство которого необходимо совершить.

16 июня 2010 года примерно в 19 часов И.С., желая наступления смерти П., позвонил К. и, в качестве доказательства убийства П., попросил предоставить его мобильный телефон.

17 июня 2010 года в период с 19 часов 50 минут до 20 часов 00 минут И.С. , находясь вместе с К. и А. в салоне автомобиля «Aуди A-6», припаркованного возле дома 39 корпус 2 по адресу: г. Москва ХХХ, получил от них сведения о смерти П. и об обстоятельствах его убийства, а также, в подтверждение совершения организованного им убийства П., получил от К. мобильный телефон потерпевшего П. марки «Нокиа – 5800».

После этого И.С. на предоставленные К. паспортные данные на имя Г. передал расписку, содержащую обязательство выплаты оставшейся суммы денег в размере 175 000 рублей в счет оплаты за совершение убийства П.

Организованное И.С. преступление, а именно убийство П. по найму и из корыстных побуждений, не было доведено до конца по независящим от И.С. а обстоятельствам, так как К., не намереваясь совершать убийство П., а также способствовать его совершению, сообщил о преступных намерениях И.С. а в правоохранительные органы, на добровольной основе принял участие в проведении оперативного мероприятия, по результатам которого И.С. был задержан.

В судебном заседании подсудимый И.С. признал себя виновным частично и показал, что с ноября 2009 года со своей сожительницей Д. проживал в квартире 48 дома 39 корпус 2 на ХХХ улице в г. Москве. В связи с тяжелым материальным положением у него, И.С. , действительно образовалась перед П. задолженность по арендной плате за проживание в квартире в сумме 23 000 рублей.

Данные денежные средства в дальнейшем он, И.С. , намеревался вернуть потерпевшему, реальной возможностью каким-либо образом завладеть указанной квартирой не располагал, в связи с чем действовал не из корыстных побуждений, а на почве личных неприязненных отношений, сложившихся между ним, И.С., и П.

Первоначально он, И.С. , приискивал исполнителя не для убийства П., а для причинения ему телесных повреждений, а когда Д. познакомила его с Сергеем, оказавшимся К., последний убедил его в необходимости физического устранения П., фактически сформировав у него, И.С. , умысел на убийство потерпевшего.

Подсудимый И.С. не отрицает, что он действительно сообщил К. об образе жизни, местах жительства и работы П., на каких машинах тот передвигается. Вместе с тем, организатором убийства он, И.С. , не являлся, так как указанную информацию был вынужден сообщить К., опасаясь нарушить достигнутую с ним 8 июня 2010 года договоренность об убийстве П. за 200 000 рублей, полагал, что не имеет возможности отказаться от участия в совершении преступления. Занять деньги у П. на его же убийство также предложил К., однако он, И.С. , под предлогом оплаты обучения в институте Д. занял у П. только 30 000 рублей, 25 000 рублей из которых передал К. 9 июня 2010 года. В этот же день они договорились с К., что остальную часть денег, а именно 175 000 рублей, И.С. передаст ему после убийства.

На следующий день К. заехал за ним, И.С., на автомашине «Ауди А-6» с водителем Александром, которым оказался А., и они поехали на улицу ХХХ в г. Москве, где он, И.С. , показал К. различные варианты подъезда к дому П. Когда последний вышел из подъезда, И.С. указал на него и на его автомобиль, позднее передал К. две фотографии П.

17 июня 2010 года примерно в 20 часов ему, И.С. у, позвонил К. и, в автомашине в присутствии А., сообщил о совершении убийства П. и передал его мобильный телефон. О предоставлении телефона в подтверждение исполнения заказа они, то есть К. и И.С. , заранее не договаривались. По просьбе К. он, И.С., написал долговую расписку на 175 000 рублей, после чего был задержан сотрудниками милиции.

Суд, проведя судебное следствие, выслушав судебные прения и последнее слово подсудимого, считает, что несмотря на частичное признание своей вины И.С., его вина в совершении преступления, изложенного выше в приговоре доказана.

Таким образом, оценив все доказательства по делу, придя к выводу о доказанности вины подсудимого И.С. а, суд квалифицирует его действия по ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, так как он организовал приготовление к убийству, то есть совершил действия, непосредственно направленные на умышленное причинение смерти другому человеку, из корыстных побуждений и по найму, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам.

Об умысле подсудимого организовать убийство П., по найму и из корыстных побуждений свидетельствуют установленные судом обстоятельства и действия И.С. а, который, выступив инициатором убийства, разработал план его осуществления, подыскал исполнителя, предоставил информацию о потерпевшем, заплатил денежные средства за исполнение убийства П. и выполнил иные действия, направленные на создание условий для совершения преступления.

Умысел подсудимого И.С. а, направленный на организацию физического устранения П., не был доведен до конца по независящим от него обстоятельствам, так как К. сообщил о преступных намерениях И.С. а в правоохранительные органы, на добровольной основе принял участие в проведении оперативно-розыскных мероприятий и не намеревался совершать убийство П., а также способствовать его совершению.

И.С. ранее не судим, по месту жительства и по последнему месту работы характеризуется положительно, что в совокупности с наличием у него заболеваний и раскаянием в содеянном, суд признает обстоятельствами, смягчающими наказание.

Обстоятельств, отягчающих наказание подсудимого И.С. а, судом не установлено.

Исходя из тяжести содеянного, в целях восстановления социальной справедливости, учитывая влияние назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи, суд приходит к выводу о необходимости назначения подсудимому И.С. у наказания в виде лишения свободы, при этом оснований для применения ст. 64 УК РФ либо ст. 73 УК РФ не усматривает.

Местом отбывания подсудимым наказания суд назначает исправительную колонию общего режима, а срок полагает необходимым исчислять с момента фактического задержания И.С. а, а не с момента составления соответствующего протокола в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ.

В соответствии со ст.81 УПК РФ суд разрешает вопрос о вещественных доказательствах.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 297-299, 302-304, 307-310 УПК РФ, суд

приговорил:

И.С. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, и назначить наказание в виде 5 (пять) лет лишения свободы, с ограничением свободы на срок 2 (два) года, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ установить И.С. следующие ограничения: не уходить из дома (квартиры, иного жилища) в период с 22 часов до 6 часов, не изменять места жительства или пребывания, а также не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденного наказания в виде ограничения свободы, возложив на осужденного И.С. обязанность являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

Меру пресечения И.С. у И.С. оставить заключение под стражу.