Адвокаты добились смягчения наказания по делу о наркотиках статья 228 УК РФ

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда, с участием адвоката Головина С.Н., рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу и дополнения к ней адвоката на приговор Савеловского районного суда г. Москвы, которым М.Г., осужден:

  • по п. “г” ч. 3 ст. 228-1 УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы,
  • по ч. 3 ст. 30, п. “г” ч. 3 ст. 228-1 УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы,
  • по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 (одному) году лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено наказание в виде 9 (девяти) лет лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение, назначенное по приговору Савеловского районного суда г. Москвы от 13 октября 2010 года, в соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору Савеловского районного суда г. Москвы от 13 октября 2010 года, и по совокупности приговоров окончательно назначено наказание в виде 10 (десяти) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбытия наказания М.Г. исчислен с 13 декабря 2012 года.

Мера пресечения в виде заключения под стражу оставлена без изменения.

В приговоре разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад адвоката по наркотикам, поддержавших доводы апелляционной жалобы, мнение прокурора, полагавшей апелляционную жалобу адвоката оставить без удовлетворения, а приговор без изменения, судебная коллегия

установила:

Приговором суда М.Г. признан виновным в совершении незаконного сбыта психотропных веществ в особо крупном размере, а именно в том, что он 08 декабря 2012 года, в не установленное следствием время, при неустановленных обстоятельствах, у неустановленного лица, имея умысел на незаконный сбыт психотропных веществ, незаконно приобрел вещество в виде порошка и комков белого цвета, содержащее в своем составе, согласно заключения эксперта N Э-1/2161-12 от 27 декабря 2012 года, амфетамин и являющееся психотропным веществом общей массой 2,04 г, что составляет особо крупный размер, которое незаконно хранил при себе, приискивая покупателя. 09 декабря 2012 года, около 22 час. 00 мин., находясь по адресу:, незаконно сбыл вышеуказанное психотропное вещество – амфетамин, общей массой 2,04 г, составляющей особо крупный размер, К. в счет последующей оплаты в размере 4000 рублей.

Он же признан виновным в совершении покушения на преступление, т.е. в умышленных действиях, непосредственно направленных на совершение преступления – незаконного сбыта психотропных веществ в особо крупном размере, при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от него обстоятельствам, а именно в том, что он 08 декабря 2012 года, в не установленное следствием время, при неустановленных обстоятельствах, у неустановленного лица, имея умысел на незаконный сбыт психотропных веществ, незаконно приобрел вещество в виде порошка и комков белого цвета, содержащее в своем составе, согласно заключения эксперта N Э-1/2164-12 от 27 декабря 2012 года амфетамин и являющееся психотропным веществом общей массой 7,78 г, что составляет особо крупный размер, которое незаконно хранил при себе, приискивая покупателя. Найдя покупателя, договорился с ним о встрече с целью продажи вышеуказанного психотропного вещества 12 декабря 2012 года по адресу:, однако преступные действия не смог довести до конца по не зависящим от него обстоятельствам, так как 12 декабря 2012 года около 19 час. 35 мин. был задержан сотрудниками 2 Отдела Службы по САО УФСКН России по г. Москве по вышеуказанному адресу, которые в ходе личного досмотра обнаружили и изъяли из незаконного оборота психотропное вещество массой 7,78 г, что составляет особо крупный размер.

Он же признан виновным в совершении незаконного приобретения и хранения без цели сбыта психотропных веществ в крупном размере, а именно в том, что он 08 декабря 2012 года, в не установленное следствием время, при неустановленных обстоятельствах, у неустановленного лица, без цели сбыта незаконно приобрел вещество в виде порошка и комков белого цвета, содержащее в своем составе, согласно заключения эксперта N Э/52-13 от 21 января 2013 года амфетамин и, являющееся психотропным веществом общей массой 0, 24 г, что составляет крупный размер, которое незаконно хранил по месту фактического проживания по адресу:, до 12 декабря 2012 года 19 час. 35 мин., когда после его задержания, в ходе проведения обыска в квартире по вышеуказанному адресу, у него было обнаружено и изъято из незаконного оборота вышеуказанное психотропное вещество – амфетамин общей массой 0,24 г, что составляет крупный размер.

В судебном заседании подсудимый М.Г. виновным себя признал в хранении психотропного вещества – амфетамина, в остальной части предъявленного обвинения виновным себя не признал и показал, что психотропное вещество – амфетамин весом около 10 г он приобрел для личного потребления. К.Р. ему действительно звонил с просьбой помочь приобрести амфетамин, но он ему ничего не продавал, а хотел лишь вместе с ним употребить амфетамин.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Панченко С.И. считает приговор незаконным и необоснованным, а выводы суда, не соответствующими обстоятельствам дела. Считает, что действия М.Г. не верно квалифицированы по ч. 3 ст. 30, п. “г” ч. 3 ст. 228-1 УК РФ, как покушение на сбыт психотропного вещества, поскольку до своего задержания он не совершал действий, направленных на сбыт психотропного вещества, никому психотропное вещество не передавал и денег за него не получал, в связи с чем его действия должны быть квалифицированы, как хранение психотропного вещества без цели сбыта. Указывает на то, что по эпизоду сбыта психотропного вещества приговор основан на недопустимом доказательстве – заключении эксперта N Э-1/192-13 от 22 февраля 2012 года, поскольку данное заключение составлено с нарушением ч. 3 ст. 204 УПК РФ. Полагает, что отказав в вызове и допросе эксперта, проводившего указанную экспертизу, и специалиста со стороны защиты, а также в допросе свидетеля защиты М.В., суд ограничил защиту в праве представления доказательств, что привело к вынесению по данному эпизоду неправосудного приговора. Также автор жалобы указывает на то, что судом неверно была разрешена судьба вещественного доказательства, а именно неверно было постановлено уничтожить мобильный телефон Сони Эриксон, принадлежащий М.Г., поскольку данный телефон не является орудием преступления либо предметом, оборот которого ограничен либо запрещен. Считает, что указанный телефон подлежит передаче М.Г. по принадлежности. Просит приговор отменить, квалифицировать действия М.Г. по эпизоду покушения на сбыт психотропного вещества массой 7,78 г свидетелю К.Р., как хранение психотропного вещества без цели сбыта, по эпизоду сбыта психотропного вещества массой 2,04 г свидетелю К.Р. М.Г. оправдать за отсутствием события преступления, соразмерно снизить назначенное М.Г. наказание, а также указать в приговоре о передаче мобильного телефона Сони Эриксон по принадлежности М.Г.

В судебном заседании осужденный М.Г. и адвокат Панченко С.И. доводы апелляционных жалоб поддержали, просили по п. “г” ч. 3 ст. 228-1 УК РФ М.Г. оправдать, его действия с ч. 3 ст. 30, п. “г” ч. 3 ст. 228-1 УК РФ переквалифицировать на ч. 2 ст. 228 УК РФ и снизить назначенное наказание.

Прокурор Иванникова Е.П. просила апелляционную жалобу оставить без удовлетворения, поскольку приговор является законным, обоснованным и справедливым.

Изучив материалы дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе адвоката Панченко С.И., судебная коллегия приходит к следующему.

Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о виновности М.Г. в инкриминируемых ему преступлениях, предусмотренных п. “г” ч. 3 ст. 228-1, ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Вывод суда о доказанности вины М.Г. установлен судом первой инстанции на основании совокупности приведенных в приговоре доказательств:

Показаний свидетеля К., подтвердившего, что раз в месяц он приобретает амфетамин у М.Г., последний раз приобрел у него 4 грамма амфетамина 09 декабря 2012 года, деньги за который должен был перевести на электронный счет “Киви-кошелек”.

Указанные показания свидетель К. подтвердил в ходе очной ставки с М.Г., проведенной в ходе предварительного расследования.

Показаний свидетелей А., У., Ю. – сотрудников полиции о том, что в ходе ОРМ “проверочная закупка” ими был задержан К., который показал, что неоднократно покупал амфетамин у М.Г., после задержания М.Г. по месту его жительства был проведен обыск, в ходе которого были обнаружены и изъяты два свертка с амфетамином.

Показания указанных свидетелей подтверждаются письменными материалами дела, в том числе:

  • протоколом обыска от 12 декабря 2012 года об обнаружении и изъятии по месту фактического проживания М.Г. по адресу:, двух свертков с порошкообразным веществом, полимерной бутылки со следами копоти, ножа со следами копоти, вещества коричневого цвета растительного происхождения;
  • заключением эксперта N Э-1/52-13 от 21 декабря 2012 года, согласно выводам которого вещество, из двух свертков общей массой 0,24 г, изъятых в ходе проведения обыска в квартире М.Г., содержит в своем составе амфетамин и является психотропным веществом, на поверхности изъятого ножа и бутылки обнаружены следы наркотического средства – тетрагидроканнабинола;
  • материалами оперативно-розыскного мероприятия “проверочная закупка”, в ходе которого был задержан К., сбывший Н. 4 свертка с психотропным веществом амфетамин, у которого были изъяты два свертка с остатками указанного вещества;
  • заключением эксперта N Э-1/192-13 от 22 февраля 2013 года согласно, выводам которого психотропное вещество – амфетамин из 4 свертков, добровольно выданных Н., амфетамин, изъятый в ходе личного досмотра М.Г., и амфетамин, находящийся в двух свертках, изъятых в ходе проведения обыска по месту его фактического проживания, по исследуемым признакам в соответствии с методическими рекомендациям, могут иметь единый источник происхождения по сырью и технологии изготовления основного активного компонента и могли ранее составлять единую массу.

В судебном заседании в соответствии со ст. 276 УПК были оглашены показания М.Г., данные им в качестве обвиняемого на л.д. 145 – 149 том 2, из которых следует, что он приобрел психотропное вещество амфетамин массой примерно 10 г, часть из которого, примерно 2 г, 09 декабря 2012 года продал К., другую часть, примерно 7 г, пытался продать К. 12 декабря 2012 года, а оставшуюся часть, примерно 0,2 г хранил дома.

Учитывая, что указанные показания были получены в соответствии с требованиями УПК РФ, М.Г. был допрошен в присутствии адвоката Панченко С.И., то есть при обстоятельствах, которые исключают возможность оказания на него неправомерного воздействия, перед допросом ему было разъяснено, что он имеет право не свидетельствовать против себя и своих близких родственников, а также он был предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от них, судебная коллегия приходит к выводу о том, что суд обоснованно сослался на указанные показания, как на доказательство вины М.Г., а доводы осужденного в этой части находит несостоятельными.

В ходе рассмотрения дела судом первой инстанции было исследовано представленное стороной защиты заключение специалиста ООО “Версия”, в которой дается оценка заключения эксперта N Э-1/192-13 от 22 февраля 2013 года, к которому суд обоснованно отнесся критически, поскольку оно противоречит совокупности исследованных доказательств, признанных судом достоверными.

Судом полно и объективно были исследованы все доказательства, которые стороны представили в ходе судебного разбирательства, и всем доказательствам была дана надлежащая оценка в приговоре в соответствии с положениями ст. ст. 87, 88 УПК РФ.

Судебная коллегия, соглашаясь с выводами суда, считает, что доказательства, представленные стороной обвинения, являются допустимыми доказательствами, и находит, что показания свидетелей К., А., У. и Ю. последовательны, непротиворечивы и согласуются между собой и другими доказательствами по делу, и в совокупности подтверждают вину М.Г. в инкриминируемых ему преступлениях. Выводы суда, изложенные в приговоре, основаны только на исследованных в ходе судебного разбирательства доказательствах и соответствуют им, в связи с чем доводы жалобы адвоката о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела являются несостоятельными.

Каких-либо сведений о заинтересованности свидетелей при даче показаний в отношении осужденного, оснований для его оговора, равно как и противоречий в их показаниях по обстоятельствам дела, ставящих эти показания под сомнение, и которые повлияли или могли повлиять на выводы и решения суда о виновности М.Г., судебной коллегией не установлено.

Доводы адвоката Панченко С.И. о том, что заключение эксперта N Э-1/192-13 от 22 февраля 2012 года составлено с нарушением ч. 3 ст. 204 УПК РФ, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку указанная экспертиза проведена в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, на основании постановления следователя, в рамках возбужденного уголовного дела, компетентным экспертом, обладающим специальными познаниями, и ее выводы подтверждаются иными доказательствами, исследованными в судебном заседании, нарушений требований УПК РФ при составлении заключения эксперта судом не установлено, в связи с чем суд обоснованно признал указанное заключение эксперта достоверным доказательством по делу.

Достоверность доказательств, положенных судом в основу своих выводов о виновности осужденного М.Г., у судебной коллегии сомнений не вызывает.

Версия осужденного М.Г. о его непричастности к совершению сбыта психотропного вещества – амфетамина, была проверена судом первой инстанции и обоснованно признана неубедительной и неправдивой, поскольку она опровергается показаниями свидетеля К.Р., утверждавшего, что психотропное вещество – амфетамин он приобрел у М.Г., а также заключением экспертов о том, что амфетамин из свертков, проданных К.Р. Н.А., амфетамин, изъятый в ходе личного досмотра у М.Г., и амфетамин, изъятый в ходе проведения обыска по месту его фактического проживания, по исследуемым признакам может иметь единый источник происхождения по сырью и технологии изготовления основного активного компонента и могли ранее составлять единую массу.

Из материалов дела следует, что судом первой инстанции дело рассмотрено с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, в соответствии с принципами состязательности и равноправия сторон, в ходе судебного разбирательства все ходатайства сторон, в том числе и стороны защиты, разрешены судом в предусмотренном уголовно-процессуальном порядке путем их обсуждения участниками судебного заседания и вынесения судом по итогам этого обсуждения соответствующего постановления. Каких-либо данных, свидетельствующих о незаконном и необоснованном отклонении судом ходатайств стороны защиты судебной коллегией не установлено, в связи с чем доводы об ограничении защиты в праве представления доказательств, судебная коллегия находит несостоятельными. Нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, по делу допущено не было.

Справедливо придя к выводу о доказанности вины осужденного М.Г., суд дал правильную юридическую оценку его действиям и квалифицировал его действия по п. “г” ч. 3 ст. 228-1 УК РФ, как незаконный сбыт психотропного вещества в особо крупном размере, а также по ч. 1 ст. 228 УК РФ, как незаконное приобретение и хранение без цели сбыта психотропных веществ в крупном размере.

Вместе с тем судебная коллегия считает, что правильно установив фактические обстоятельства дела по преступлению от 12 декабря 2012 года, суд дал неправильную оценку действиям осужденного М.Г., неверно квалифицировав его действия по ч. 3 ст. 30, п. “г” ч. 3 ст. 228-1 УК РФ, как покушение на незаконный сбыт психотропных веществ в особо крупном размере.

Согласно ч. 3 ст. 30 УК РФ покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Как следует из показаний свидетеля К., после задержания, он рассказал сотрудникам полиции, что приобретал амфетамин у М.Г., после чего под контролем сотрудников полиции отправил М.Г. СМС-сообщение и договорился о встрече с ним для приобретении амфетамина. 12 декабря 2012 года вечером он вместе с сотрудниками приехал на ул. Панфилова, позвонил М.Г. и попросил его спуститься вниз с амфетамином, после чего М.Г. задержали.

Согласно показаниям свидетелей А., У., Ю. – сотрудников полиции, под их контролем К. связался с М.Г. и договорился о встрече, а когда по звонку К. М.Г. спустился вниз, то в подъезде был ими задержан и в ходе личного досмотра у М.Г. был найден сверток с амфетамином.

Из акта личного досмотра М.Г. от 12 декабря 2012 года следует, что у него был изъят сверток с порошкообразным веществом и мобильный телефон Сони Эриксон, признанные вещественными доказательствами по делу.

Изъятое у М.Г. порошкообразное вещество общей массой 7,77 г, согласно выводам заключения эксперта N Э-1/2164-12 от 27 декабря 2012 года, содержит в своем составе амфетамин и является психотропным веществом.

Согласно протоколу осмотра мобильного телефона Сони Эриксон, изъятого в ходе личного досмотра М.Г., и протоколу осмотра детализации телефонных переговоров, осуществленных с указанного мобильного телефона, было установлено поступление СМС-сообщений за 11 декабря 2012 года и 12 декабря 2012 года о купле-продаже амфетамина между М.Г. и К.

Таким образом, в ходе судебного разбирательства было установлено, что М.Г. незаконно приобрел вещество в виде порошка и комков белого цвета, содержащее в своем составе амфетамин и являющееся психотропным веществом общей массой 7,78 г, что составляет особо крупный размер, которое хранил при себе, приискивая покупателя, а затем найдя покупателя договорился с ним о встрече, однако свои преступные действия до конца довести не смог по не зависящим от него обстоятельствам, так как был задержан сотрудниками полиции, и вышеуказанное психотропное вещество у него было изъято, то есть совершил только приготовление к сбыту психотропного вещества, действий же, составляющих объективную сторону преступления – покушения на сбыт, то есть действий непосредственно направленных на его сбыт, он не совершил, поскольку был задержан сотрудниками полиции.

При таких обстоятельствах действия М.Г. подлежат переквалификации с ч. 3 ст. 30, п. “г” ч. 3 ст. 228-1 УК РФ на ч. 1 ст. 30, п. “г” ч. 3 ст. 228-1 УК РФ, как приготовление к сбыту психотропного вещества – амфетамина.

При назначении М.Г. наказания, суд, исходя из положений ст. 60 УК РФ, в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденного, который ранее судим за совершение аналогичного преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228-1 УК РФ, и совершил преступления в период испытательного срока, обстоятельство, смягчающие наказание – изобличение других участников преступления, и пришел к правильному выводу о назначении ему наказания по п. “г” ч. 3 ст. 228-1, ч. 1 ст. 228 УК РФ в виде лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, и об отсутствии оснований для применения ст. 73 УК РФ. Соответствующие выводы надлежаще мотивированы в приговоре.

Учитывая, что М.Г. в период испытательного срока совершил в том числе умышленное, особо тяжкое преступление суд первой инстанции обоснованно на основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменил условное осуждение, назначенное ему по приговору Савеловского районного суда г. Москвы, и в соответствии со ст. 70 УК РФ назначил наказание по совокупности приговоров.

Назначая М.Г. наказание по ч. 1 ст. 30, п. “г” ч. 3 ст. 228-1 УК РФ, судебная коллегия, руководствуясь положениями ст. 60 УК РФ, учитывает характер и степень общественной опасности совершенного осужденным преступления, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, данные о личности виновного, и считает необходимым назначить ему наказание с применением положений ст. 66 УК РФ, согласно которой срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией соответствующей статьей особенной части УК РФ, в виде 7 лет 6 месяцев лишения свободы, не усматривая оснований для применения положений ст. 64, 73 УК РФ.

С учетом вносимых в приговор изменений, наказание, назначенное по совокупности совершенных М.Г. преступлений, а также наказание назначенное по совокупности приговоров подлежит снижению на 6 месяцев.

Кроме этого, судом первой инстанции не верно разрешена судьба вещественного доказательства – мобильного телефона Сони Эриксон, изъятого у М.Г. в ходе личного досмотра, который суд постановил уничтожить.

Учитывая, что изъятый мобильный телефон Сони Эриксон принадлежит М.Г., не является орудием преступления, а также предметом, запрещенным к обращению, судебная коллегия считает необходимым приговор в этой части изменить и указанный мобильный телефон вернуть М.Г. по принадлежности.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Савеловского районного суда г. Москвы в отношении М.Г. изменить.

Переквалифицировать действия М.Г. с ч. 3 ст. 30, п. “г” ч. 3 ст. 228-1 УК РФ на ч. 1 ст. 30, п. “г” ч. 3 ст. 228-1 УК РФ.

Назначить М.Г. наказание по ч. 1 ст. 30, п. “г” ч. 3 ст. 228-1 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 06 (шесть) лет 6 (шесть) месяцев.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных п. “г” ч. 3 ст. 228-1, ч. 1 ст. 30, п. “г” ч. 3 ст. 228-1, ч. 1 ст. 228 УК РФ назначить М.Г. наказание в виде лишения свободы сроком на 6 (шесть) лет 6 (шесть) месяцев.

В соответствии со ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров, к назначенному наказанию частично присоединить неотбытое наказание по приговору Савеловского районного суда г. Москвы от 13.10.2010 и окончательно назначить М.Г. наказания в виде лишения свободы сроком на 07 (семь) лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.