Адвокаты недовольны новым законом о порядке свиданий в СИЗО

Защитникам разрешили посещать следственный изолятор с ноутбуком, но они не могут им пользоваться при проведении следственных действий

Отныне уголовным адвокатам разрешается приходить в следственные изоляторы с компьютерами и фотоаппатурой. Новый закон, вступивший в силу 1 мая, регулирует порядок проведения свиданий подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений со своими адвокатами. Приморские юристы в своих комментариях пессимистичны – новый закон, по их мнению, ограничивает права адвокатов и их подзащитных и, по сути, ничего не изменит.

Ранее правила посещения адвокатами следственных изоляторов регулировались ведомственными нормативными актами. Вместе с тем Конституционный суд РФ признал в 2001 году такой порядок неконституционным, в связи с чем и потребовались новые изменения в действующее законодательство.

Закон, в частности, запрещает адвокату проносить на территорию СИЗО и пользоваться во время свидания без разрешения руководства изолятора мобильным телефоном, а также видеокамерой или диктофоном.

Пронос в СИЗО компьютеров, а также копировально-множительной техники и фотоаппаратуры может осуществляться исключительно для снятия копий с материалов уголовного дела. При этом пользоваться техникой разрешается только в отсутствие подозреваемого и в отдельном помещении, определенном администрацией СИЗО.

Учтено предложение Совета Федерации, касающееся компенсации адвокату расходов на платные услуги по копированию материалов уголовного дела. Согласно новому закону, расходы на оказание юридической помощи по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда будут осуществляться за счет средств федерального бюджета.

“Не могу согласиться с названием статьи на сайте Президента РФ, которая гласит: “Подписан закон, расширяющий возможности адвокатов по обеспечению конституционного права граждан на получение юридической помощи”, – комментирует Оксана Колесникова, руководитель конторы адвокатов – О каком расширении возможностей адвокатов идет речь? Ранее не было урегулировано, какие технические средства, разрешено проносить адвокатам в следственные изоляторы. По моему мнению, внесенные изменения в ФЗ “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” в действительности не учитывают интересы адвокатов. Новый закон запрещает проносить защитнику на территорию места содержания под стражей технические средства связи, устройства, позволяющие осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись. А те технические средства, которые разрешено проносить (компьютер, фотоаппарат, ксерокс) запрещено использовать в присутствии подзащитного.

Использование диктофона при проведении следственных действий в следственных изоляторах позволило бы гарантировать, что поведение следователя будет более корректным и он будет точнее отражать все, что говорит подследственный при проведении следственных действий (например, очных ставок), а не излагать “своими словами”.

Более того, считаю, что запрет проносить на территорию места содержания под стражей телефонов ограничивает права адвоката как гражданина. Также бесполезным считаю дополнение, которое якобы смогли пролоббировать адвокаты относительно компьютера.

Если нет возможности пользоваться компьютером при проведении следственных действий, то зачем еще он может быть нужен адвокату “в отдельном помещении в отсутствие подзащитного”? В игрушки что ли играть?

Так что право пользоваться компьютером при выполнении адвокатами своих профессиональных и процессуальных обязанностей фактически не предоставлено”, – полагает Оксана Колесникова.

“На протяжении многих лет адвокаты боролись за право беспрепятственно иметь свидания со своими подзащитными, содержащимися в СИЗО, и при этом пользоваться техническими средствами, – рассказывает адвокат Оксана Мицкус – Нам чинили препятствия, ссылаясь на “Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы”, которые запрещали проносить в СИЗО технические средства без разрешения руководства. Вместе с тем Конституционный суд РФ признал в 2001 году такой порядок неконституционным, в связи с чем, и потребовались новые изменения в действующее законодательство. Собственно говоря, та ведомственная инструкция, которой регулировались вопросы свиданий адвоката с подозреваемыми и обвиняемыми, введена в ранг закона.

Я считаю, что это очередная попытка ограничить права адвокатов и их подзащитных.

Согласно поправкам, защитнику запрещается проносить на территорию места содержания под стражей технические средства связи, а также устройства, позволяющие осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись. На территорию СИЗО защитник вправе проносить копировально-множительную технику и фотоаппаратуру только для снятия копий с материалов уголовного дела и пользоваться всем этим только в отсутствие подозреваемого, обвиняемого в отдельном помещении, определенном администрацией следственного изолятора. Получается, что в СИЗО фотоаппарат адвокат пронесет, а вот потом его попросят оставить в “специальном помещении” и пройти в комнату для свиданий, но уже без фотокамеры. Потом клиента уведут, и адвокат вернется в это “специальное помещение”, в котором может делать с фотокамерой все, что душе угодно. А смысл этого? За воротами СИЗО есть более комфортные помещения, где можно использовать фотоаппарат. Но дело не только в этом.

Фотоаппараты, например, полезны не только при копировании материалов дела. Не секрет, что нередко подзащитного приводят на свидание с адвокатом со следами явных телесных повреждений. Если же адвокат попытается, скажем, сфотографировать клиента, то нарушит закон. Судя по всему, такая мера профилактической защиты от применения пыточных методов следствия кому-то очень не нравится.

По-видимому, фиксация защитниками незаконных действий в отношении подзащитных представляет для следствия угрозу. А что касается различных “запретных плодов”, то их арестанты чаще всего получают по другим каналам. Вряд ли новые правила полностью перекроют каналы тюремной контрабанды. Ведь запрещенные телефоны доставляют арестантам не только и не столько адвокаты.

В современных условиях, когда уголовные дела насчитывают десятки и даже сотни томов, а количество нормативных актов растет ежедневно, защитнику просто невозможно обойтись без адвокатских досье в электронном виде. Направляясь на свидание со своим клиентом, я должна иметь под рукой материалы дела для того, чтобы готовиться к защите. И что же мне предлагает законодатель? Сложить в тележку многотомное дело, несколько книг и идти на встречу с подзащитным, когда можно нести один полуторакилограммовый ноутбук, в котором все это заложено”, – заключает Оксана Мицкус.

“Совершенно не понимаю, почему в отношении этого закона столько оптимистических комментариев, ведь по существу закон не расширил, а ограничил права адвокатов по сравнению с сегодняшним днем, – считает адвокат Борис Любарский, зам. председателя коллегии адвокатов.

– Дело в том, что Постановлением Конституционного суда РФ от 25.10.2001 года, то есть 10 лет назад, права адвокатов при посещении следственных изоляторов были значительно расширены. Мы стали пользоваться правом беспрепятственно проходить в следственный изолятор, оказывать квалифицированную юридическую помощь подозреваемым и обвиняемым в совершении преступлений и т.д. Более того, нам было разрешено проносить в СИЗО и пользоваться телефонными аппаратами. После вступления нового закона в силу, этого права нас лишат. А наделение защитников правом проносить на территорию СИЗО копировально-множительную технику и фотоаппаратуру ничего мне как адвокату не дает, тем более этим правом я могу пользоваться только в отсутствии подозреваемого, обвиняемого в отдельном помещении (и зачем, спрашивается, мне без обвиняемого эта техника?).

Общее впечатление от нового закона: фасад подкрасили, а здание как было ветхим, так и осталось”.