Некоторые аспекты квалификации умышленных убийств

Убийство является преступлением, при квалификации которого возникают трудности и на стадии расследования, и на стадии рассмотрения уголовного дела в суде. Квалификация убийства представляет собой основополагающую, фундаментальную, стержневую часть применения уголовного закона в следственной и судебной практике. Тем не менее, несмотря на то что тема убийства изучена серьезно и досконально, на практике ошибки при квалификации данного преступления до сих пор совершаются.

По каждому делу об умышленном убийстве должны быть установлена форма вины, выяснены мотивы, цель и способ причинения смерти другому человеку, а также исследованы иные обстоятельства, имеющие значение для правильной правовой оценки содеянного и назначения виновному справедливого наказания.

Квалифицирующие признаки умышленных убийств указаны в части второй ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ).

Для квалификации убийства по части второй ст. 105 УК РФ необходимо, чтобы существование сформулированного в соответствующем пункте данной части указанной статьи УК РФ объективного обстоятельства (например, беременность потерпевшей, особая жестокость или общеопасный способ убийства) осознавалось виновным либо его умышленные действия (бездействие), направленные на лишение жизни другого человека, диктовались определенными мотивами (в частности, национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, кровной мести, корыстными, хулиганскими побуждениями) либо подчинялись определенной цели (сокрытие другого преступления, использование органов или тканей потерпевшего и др.). Осознанной виновным должна быть и связь совершаемого им убийства с другими преступлениями, указанными в той же части второй УК РФ (похищение человека, разбой, вымогательство, бандитизм, изнасилование и др.).

Убийством двух или более лиц (п. “а” ч. 2 ст. 105 УК РФ) признаются действия виновного, состоящие в одновременном или последовательном лишении жизни нескольких человек, независимо от того, связаны ли совершаемые убийства единством умысла, мотива, намерений, при условии, что ни за одно из этих убийств виновный ранее не был осужден.

По смыслу уголовного закона, убийство одного человека и покушение на убийство другого не может рассматриваться как оконченное преступление – убийство двух лиц. В таких случаях независимо от последовательности преступных действий содеянное следует квалифицировать по части первой или части второй ст. 105 и части третьей ст. 30, пункту “а” части второй ст. 105 УК РФ (п. 5 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации “О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)”

При рассмотрении дел этой категории Московский областной суд руководствуется данным разъяснением Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Так, действия С. были квалифицированы по части первой ст. 105 и части третьей ст. 30, пункту “а” части второй ст. 105 УК РФ, поскольку он на почве внезапно возникших неприязненных отношений к Х. и В., действуя с прямым умыслом на лишение жизни двух лиц, нанес каждому удары клинком ножа: первому – в область живота, второму – в область груди. От полученных повреждений В. скончался на месте, а Х. остался жив благодаря вмешательству другого лица и своевременному оказанию ему медицинской помощи. Дело из Архива Московского областного суда.

В соответствии с уголовным законом действия лица, совершившего убийство другого человека, заведомо для него находящегося в беспомощном состоянии (неспособного в силу физического или психического состояния защищать себя, оказывать активное сопротивление), т.е. когда виновное лицо сознает это обстоятельство, надлежит квалифицировать по пункту “в” части второй ст. 105 УК РФ.

К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые люди, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее.

Например, заведомо зная, что слепая семидесятипятилетняя Л. в силу своего физического состояния и престарелого возраста неспособна оказать активное сопротивление, О. проник в ее квартиру с целью хищения. Там с целью убийства Л. при разбое О. нанес ей мясорубкой несколько ударов по голове, причинив перелом костей свода и основания черепа с ушибом вещества головного мозга, от чего она скончалась на месте. После этого виновный похитил имущество Л.

Совершенные О. преступные действия Московской областной суд квалифицировал по пунктам “в”, “з” части второй ст. 105 и пункту “в” части четвертой ст. 162 УК РФ. Дело из Архива Московского областного суда.

Однако не так идеально обстоят дела с указанными в пункте “в” части второй ст. 105 УК РФ признаками, характеризующими потерпевшего. В этой связи зачастую возникает вопрос о том, относится ли к таковым признакам состояние сна.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 г. N 1, законом подобное состояние потерпевших прямо не предусмотрено в качестве беспомощного состояния, однако беспомощность будет иметь место тогда, когда человек в силу психического или физического состояния не может защитить себя.

Полагаем, что по данному вопросу требуется прямое разъяснение, так как преступления, связанные с причинением смерти, нуждаются в обстоятельном рассмотрении в каждой конкретной ситуации.

Как следует из практики Московского областного суда и уголовного адвоката, сон потерпевших, находящихся в состоянии алкогольного опьянения, не признается беспомощным состоянием.

Так, приговором суда Т. осужден по пункту “а” части второй ст. 105 УК РФ за совершение на почве личных неприязненных отношений убийства Т. и Б. Осужденный нанес спящим потерпевшим множественные удары ножом по различным частям тела, и от полученных ранений потерпевшие скончались на месте в течение короткого промежутка времени.

Суд обоснованно исключил возможность осуждения Т. по пунктам “д”, “к” части второй ст. 105 УК РФ, сославшись на то обстоятельство, что убийство потерпевших было совершено одновременно, смерть потерпевших наступила в короткий промежуток времени, исчисляемый единицами минут, после причинения им телесных повреждений. Дело из Архива Московского областного суда.

Приведем еще один пример из практики адвокатов Москвы.

Б. в своей квартире на почве личных неприязненных отношений совершил убийство Г. и неизвестной женщины, останки которых закопал во дворе своего дома. А через год после этого в той же квартире по мотиву личных неприязненных отношений с целью убийства М. он нанес ему ножом несколько ударов в область шеи, головы, груди и левого бедра в присутствии близкого потерпевшему лица Б.А. Желая причинить М. особые мучения и страдания в процессе лишения его жизни, Б. под угрозой убийства заставил Б.А. отрезать М. половой член. От полученных ранений М. скончался на месте. После этого с целью сокрытия преступления Б. с использованием ножа причинил смерть Б.А. Дело из Архива Московского областного суда.

Действия Б. правомерно квалифицированы как убийство, совершенное с особой жестокостью (по пунктам “а”, “к”, “д” части второй ст. 105 УК РФ). В силу разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 г. N 1, признаком особой жестокости признаются, в частности, случаи, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязание или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т.д.).

Вместе с тем следует учитывать, что само по себе нанесение потерпевшему большого количества телесных повреждений не свидетельствует об особой жестокости. Необходимо принимать во внимание целенаправленность поведения виновного, наносящего большое количество ударов: он желал быстрого наступления смерти потерпевшего или хотел, чтобы жертва перед смертью приняла особые мучения, страдания.

При этом, учитывая разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенные в п. 8 указанного выше Постановления, следует различать глумление над трупом и убийство, совершенное с особой жестокостью. Такие действия требуют дополнительной квалификации, поскольку убийство считается оконченным преступлением с момента наступления смерти, соответственно, любые действия в отношении тела убитого находятся вне рамок состава убийства и при наличии к тому оснований требуют дополнительной самостоятельной квалификации.

Кроме того, особая жестокость может выражаться в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный осознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания.

По пункту “в” части четвертой ст. 162, пунктам “ж”, “з” части второй ст. 105 УК РФ были осуждены С. и Т., договорившиеся о нападении на занимавшегося частным извозом водителя с целью хищения автомобиля и иного имущества, в ходе которого они намеревались лишить его жизни. Осуществляя задуманное, вооруженные ножами С. и Т. прибыли в безлюдное место на автомобиле, которым управлял М., и напали на него. Желая наступления смерти потерпевшего, С. нанес ему ножом несколько ударов в область шеи и груди. В результате совместных и согласованных действий виновных М. от полученных колото-резаных ранений скончался на месте. Дело из Архива Московского областного суда.

Согласно п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 г. N 1 убийство, которое произошло в процессе совершения указанных преступлений, следует квалифицировать как сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом. Содеянное в таких случаях квалифицируется по пункту “з” части второй ст. 105 УК РФ в совокупности со статьями данного Кодекса, предусматривающими ответственность за разбой, вымогательство или бандитизм.

Таким образом, если убийство совершено при разбойном нападении или в процессе совершения вымогательства, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, поскольку само по себе совершение разбоя или вымогательства не охватывается диспозицией пункта “з” части второй ст. 105 УК РФ.

Важно отметить, что умысел на завладение имуществом потерпевшего должен возникнуть у виновного до причинения смерти. Если же убийство было совершено по другим мотивам, а умысел на завладение имуществом возник после совершения убийства, то квалификация по пункту “з” части второй ст. 105 УК РФ исключается, но при наличии оснований такое деяние может быть квалифицировано по совокупности преступлений как убийство и кража.

Убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, характеризуется наличием выраженной в любой форме договоренности двух или более лиц, состоявшейся до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение потерпевшего жизни. Для квалификации не имеет значения ни форма предварительного сговора, ни время между таким сговором и началом преступления.

С.В. и С.А. признаны виновными по пункту “ж” части второй ст. 105 УК РФ. Как следует из приговора суда, по предложению С.В. они договорились убить К. и с этой целью разработали план совершения преступления, распределили роли, приготовили две бейсбольные биты в качестве орудий убийства. После этого виновные под надуманным предлогом выманили находящегося в состоянии алкогольного опьянения К. из его квартиры и на автомобиле привезли его на место убийства, где совместно и согласованно нанесли ему множественные удары бейсбольными битами и ногами преимущественно по голове, а также один удар в скуловую область лица. Совместными действиями С.В. и С.А. потерпевшему была причинена комбинированная тупая и колотая травма головы, от которой он скончался на месте. Дело из Архива Московского областного суда.

Как указано в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 г. N 1, убийство следует признавать совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица).

В то же время определить возникновение умысла у одного лица, а затем у другого, например, в ходе драки весьма сложно. Возможно, что одно лицо начинает избиение потерпевшего без умысла на причинение смерти, и такой умысел формируется у него лишь после того, как к избиению присоединяется другое лицо, которое в равной мере может действовать и с неопределенным умыслом, и с конкретизированным умыслом на убийство.

Таким образом, существует большое количество проблем, с которыми сталкиваются судебные органы в процессе отправления правосудия по уголовным делам, квалифицируя действия по тому или иному пункту части второй ст. 105 УК РФ. Однако именно от правильной квалификации содеянного зависит размер назначаемого наказания.

При рассмотрении дел об убийстве, являющемся особо тяжким преступлением, за совершение которого возможно назначение самого строгого наказания из предусмотренных ст. 44 УК РФ видов наказаний, суды обязаны неукоснительно выполнять требование закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела.

В связи с этим правоприменителям необходимо знать все обстоятельства совершенного преступления, всесторонне и полно исследовать доказательства по делу, чтобы в целях восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений назначить лицу, совершившему преступление, справедливое наказание.

Егоров А.В.