Мнение адвоката о том нужен ли Европейский суд по правам человека России?

Мнения специалистов и тех, кто непосредственно обращается в Европейский суд со своей бедой, о том, насколько эффективной является работа этой организации, расходятся.

Во вторник в Вашингтоне российские и американские эксперты попытались прийти к общему знаменателю в дискуссии о том, какова роль Европейского суда в «довершении» российского правосудия, «бессмысленного и беспощадного», по определению одного из участников дискуссии.

Адвокат Каринна Москаленко с российской системой правосудия знакома не понаслышке. Она – один из адвокатов Михаила Ходорковского, в ее профессиональном портфолио также дела жертв Чечни и «Норд-Оста». В 2006 году она получила награду Международной хельсинкской федерации, которая назвала Москаленко «одним из самых выдающихся адвокатов в сфере прав человека в мире».

По мнению адвоката Москаленко, Европейский суд по правам человека по-прежнему остается «последней надеждой» для многих россиян, потерявших веру в российское правосудие. Адвокат, однако, подчеркивает, что процедура рассмотрения жалоб остается несовершенной.

«Письма многих людей заканчивают свой путь в секретариате суда, не доходя даже до начальной стадии рассмотрения. Иногда это происходит из-за того, что в секретариате просто не могут прочитать жалобы, написанные по-русски, по-украински, или, скажем, по-молдавски, – подчеркивает  адвокат Каринна Москаленко. – Качество работы секретариата вообще во многом оценивается исходя из того, сколько жалоб будет отвергнуто».

Адвокат считает, что наиболее типичными случаями российских реалий, дающими гражданам повод для обращения в Европейский суд по правам человека, являются незаконные задержания, полицейский произвол, а также зависимость и пристрастность судов.

Победы и поражения

Дело Игоря Сутягина адвокат Каринна Москаленко называет победой здравого смысла в Европейском суде.

Накануне ЕСПЧ постановил выплатить 20 тысяч евро российскому ученому, которого в России осудили за шпионаж и приговорили к 15 годам лишения свободы.

В заключении Сутягин провел 11 лет. Летом 2010 года его вместе с тремя другими осужденными за шпионаж обменяли на скандально известную группу «российских шпионов», задержанных в США. Сейчас он находится в Великобритании.

Адвокат Каринна Москаленко при этом подчеркивает, что разбирательства в ЕСПЧ затягиваются. Она приводит пример Ходорковского и Лебедева, которые в Европейский суд обращались неоднократно.

«Различие дел Магнитского и Ходорковского состоит в том, что Михаил Ходорковский и Платон Лебедев еще могут быть спасены. Сергея (Магнитского – прим. редакции) уже не спасти. Мы должны думать о том, как спасти жизни тех, кто еще жив. Они ведь очень уязвимы, у них нет инструментов для того, чтобы противостоять этому произволу, – подчеркивает  адвокат Москаленко, – ведь даже вынесенное решение о том, что Ходорковский является жертвой несправедливого суда, очень бы нам сейчас помогло».

«Я не знаю, почему Европейский суд по правам человека медлит с этим решением, – продолжает адвокат. – Российские власти, должно быть, сейчас очень довольны. Они-то точно хотят, чтобы Ходорковский в тюрьме остался навсегда».