Обеспечивает ли новый порядок пересмотра приговоров защиту интересов потерпевшего?

Проблема обеспечения права потерпевшего на скорое и справедливое судебное разбирательство до сих пор в силу многих причин остается одной из наиболее сложных. Однако принятие Закона N 433-ФЗ от 29.12.2010 на ее решении никак не отразилось.

Как ныне действующий (ст. 405), так и новый (ст. 401.6, ч. 2 ст. 412.9) законы содержат более чем серьезные ограничения возможности отмены или изменения вступивших в законную силу судебных актов по основаниям, влекущим для обвиняемого поворот к худшему. Отсюда ясно, что основные ожидания потерпевшего на восстановление справедливости будут связаны именно с апелляционным производством. Однако закон к интересам потерпевших не всегда внимателен.

Процессуальный интерес потерпевшего состоит не только в признании подсудимого виновным в совершении преступления, но и в назначении ему справедливого наказания, а также в возмещении причиненного преступлением ущерба и компенсации морального вреда.

В соответствии с действующей ныне редакцией УПК (ч. 1 ст. 387) суд второй инстанции не вправе применить уголовный закон о более тяжком преступлении или усилить назначенное наказание. При наличии для этого оснований приговор подлежит отмене с направлением дела на новое судебное разбирательство в суд первой или апелляционной инстанции (п. 3 ч. 1 ст. 378). Аналогичным образом решается сейчас вопрос об увеличении присужденного потерпевшему размера возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда. Поэтому наделение суда апелляционной инстанции правом усилить осужденному наказание или применить в отношении его уголовный закон о более тяжком преступлении (п. 2 ч. 1 ст. 389.26), а также увеличить размер возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда (п. 3 ч. 1 ст. 389.26) путем изменения приговора без направления дела на новое рассмотрение, несомненно, заслуживает положительной оценки.

Некоторые процессуальные ограничения, вводимые новым законом, служат средством обеспечения права обвиняемого на защиту. Например, если по действующему УПК (ч. 4 ст. 359) дополнительная жалоба потерпевшего, направленная на ухудшение положения осужденного или оправданного, при условии, что такое требование содержалось и в первоначальной жалобе, может быть подана вплоть до начала судебного заседания, то в силу положений ч. 4 ст. 389.8 такая дополнительная апелляционная жалоба подлежит рассмотрению только в том случае, если она поступит в суд апелляционной инстанции не позднее чем за 5 суток до начала судебного заседания. Такие ограничения представляются оправданными.

Однако так можно сказать не обо всех положениях главы 45.1.

В соответствии со ст. 389.12 участие потерпевшего в заседании суда апелляционной инстанции не обязательно. Аналогично решается этот вопрос и в действующем законе, однако сегодня апелляционный суд вправе признать явку потерпевшего обязательной (ч. 1 ст. 365, ч. 2 ст. 249), что по логике вещей может повлечь отложение судебного заседания. Новый же Закон такого права суду не предоставляет и возможности отложения судебного заседания вследствие неявки потерпевшего по уважительной причине не допускает.

Однако, не выслушав потерпевшего, суд апелляционной инстанции вправе отменить приговор или иное решение суда с передачей дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции (п. 4 ч. 1 ст. 389.20), что может нарушить права потерпевшего, в т.ч. на рассмотрение дела в разумный срок (ст. 6.1 УПК).

Апелляция задумана как эффективная форма быстрого исправления судебных ошибок в приговорах, не вступивших в законную силу, что связано с возможностью принятия принципиально иного, чем в первой инстанции, решения без возвращения уголовного дела на новое разбирательство в суд первой инстанции. Потерпевший и его представитель как участники со стороны обвинения могут обжаловать оправдательный приговор, считая его незаконным и необоснованным, добиваясь в конечном счете признания подсудимого виновным в совершении преступления. Жалоба потерпевшего наряду с представлением прокурора, как и сейчас, рассматривается в качестве обязательного условия отмены оправдательного приговора. Однако содержащийся в ч. 1 ст. 389.20 перечень решений не дает апелляционному суду права отмены оправдательного приговора с вынесением обвинительного приговора. Отмена судом апелляционной инстанции оправдательного приговора возможна только при условии передачи уголовного дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции (ч. 2 ст. 389.20). Такое решение не только откладывает момент признания правомерности притязаний потерпевшего на неопределенно долгое время (в этом случае новый приговор суда вновь подлежит апелляции), но и не отвечает назначению апелляционного производства как формы пересмотра судебных решений. Апелляция, как известно, есть повторное рассмотрение уголовного дела по существу (в пределах доводов апелляционной жалобы) с соблюдением правил производства в суде первой инстанции, в связи с чем рассмотрение дела может быть завершено постановлением нового (апелляционного) приговора взамен отмененного приговора суда первой инстанции. Возвращение дела на повторное судебное разбирательство из суда апелляционной инстанции выглядит очевидным нонсенсом.

В качестве основания для возвращения уголовного дела в суд первой инстанции ч. 1 ст. 389.22 называет допущенные судом “нарушения уголовно-процессуального и (или) уголовного законов, неустранимые в суде апелляционной инстанции”. Однако таких нарушений уголовно-процессуального закона или неправильного применения уголовного закона, которые не могут быть устранены судом апелляционной инстанции, не существует. Тогда почему законодатель столь нелогичен? Может быть, ответ на этот вопрос кроется в боязни самой апелляции, вводимой с 1 января 2013 г. по всем решениям и по всем уголовным делам?

В то же время ч. 2 ст. 389.32, говоря о резолютивной части обвинительного апелляционного приговора, упоминает “об отмене оправдательного приговора суда первой инстанции и о вынесении обвинительного приговора”. Так какой из двух противоречащих друг другу норм следует руководствоваться?

Положительно оценивая новый порядок пересмотра приговора, не вступившего в законную силу, в целом было бы неправильно умолчать о том, что не все положения Закона N 433-ФЗ соответствуют идее защиты прав и интересов потерпевшего, а соответственно, и назначению уголовного судопроизводства. Надо полагать, Закон еще будет редактироваться, но хотелось бы, чтобы это произошло раньше, чем он вступит в действие.

адвокаты москвы