Понятые или подставные?

В ходе предварительного расследования понятой, если закон требует его участия, является весьма существенной, если не ключевой, фигурой в следственном действии. Столь ответственное предназначение предопределило содержащееся в законе требование об обеспечении участия в качестве понятых лиц, не заинтересованных в исходе дела. А всегда ли так происходит в действительности?

Кто такой понятой?

Участие понятых в российском уголовном судопроизводстве имеет давнюю историю, которая исчисляется с середины XVII века. Уже из столь давней истории института понятых очевидно, что это не просто формальный эпизодический участник уголовного судопроизводства, роль которого ограничивается участием в конкретных следственных действиях и формальным удостоверением факта совершения определенного следственного действия, его содержания, хода и результатов.

Задачей понятых является строго объективное удостоверение факта, содержания, хода и результатов следственных действий, при производстве которых он присутствовал и производство которых независимо наблюдал. Таким образом, понятой участвует в обеспечении удостоверительной стороны доказывания в уголовном судопроизводстве, гарантируя достоверность результатов следственных действий всем сторонам.

Представляется, что важность участия понятого состоит в том, что он является тем лицом, которое способствует собиранию доказательств стороной обвинения при одновременном объективном надзоре за законностью процедуры со стороны защиты.

В соответствии со ст. 60 УПК РФ понятой – не заинтересованное в исходе уголовного дела лицо, привлекаемое дознавателем, следователем для удостоверения факта производства следственного действия, а также содержания, хода и результатов следственного действия.

В целях обеспечения независимости и объективности понятого, привлеченного к участию в следственных действиях, закон предоставляет ему право:

  • участвовать в следственном действии и делать по поводу следственного действия заявления и замечания, подлежащие занесению в протокол;
  • знакомиться с протоколом следственного действия, в производстве которого он участвовал;
  • приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя и прокурора, ограничивающие его права.

Гарант объективности

Участие понятых является важной гарантией удостоверения объективности получаемых доказательств. Поэтому они нужны не в тех следственных действиях, которые основаны на субъективном методе расспроса (допрос, очная ставка), а в тех, которые основаны на объективном методе наблюдения (осмотр, обыск, освидетельствование).

На объективность понятых в ходе наблюдения не должны влиять никакие, пусть и самые незначительные, обстоятельства, которые даже косвенно могут заставить субъективно симпатизировать одной из сторон следственного действия. Потому что если после производства такого следственного действия между стороной обвинения и стороной защиты возникает спор, то понятой фактически выступает арбитром в таком споре. Для разрешения спора суд при исследовании в судебном заседании протокола соответствующего следственного действия может вызвать и допросить понятого в качестве свидетеля.

Если в судебном заседании будет установлено, что допущено несоблюдение требований закона к подбору понятых или в протоколе отсутствуют их подписи, подтверждающие проведение соответствующих действий, а также если понятой сообщит суду о действиях следователя или дознавателя, которые не отражены в протоколе или отражены не так, как он наблюдал их, то суд фактически будет обязан признать проводимое следственное действие незаконным, а протокол – недопустимым доказательством.

Для обеспечения независимости и объективности понятого, помимо предоставленных ему прав, закон возлагает на обязанное осуществить участие понятого должностное лицо требование, запрещающее привлекать в качестве понятых определенных лиц. А именно понятыми не могут быть:

  • несовершеннолетние;
  • участники уголовного судопроизводства, их близкие родственники и родственники;
  • работники органов исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-разыскной деятельности и (или) предварительного расследования.

И здесь мы, как это часто бывает в уголовно-процессуальной практике, встречаемся с проблемой исполнения требования закона по формальному признаку. Очень часто понятых привлекают к производству следственных действий с единственной целью – обеспечить в суде формальную доказательственную базу для узаконивания действия следователя.

Такой подход отчетливо прослеживается в практике следователей военного следственного управления, например обыска. При производстве следственных действий в Москве и ближайшем Подмосковье военные следователи используют в качестве понятых военнослужащих срочной службы (военнослужащих по призыву) войсковой части N 54373, дислоцированной в г. Москве и обслуживающей (охраняющей) территорию Главной военной прокуратуры и Главного военного следственного управления в г. Москве. Эти военнослужащие-понятые доставляются на военном автобусе на место производства обыска, там им выдается гражданская одежда. По прибытии на место понятые поступают в распоряжение следователя, а по окончании обыска понятых на этом же автобусе доставляют в расположение войсковой части.

Так, в рамках расследуемого уголовного дела в отношении должностных лиц ФГУП “Производственно-ремонтное предприятие Министерства обороны РФ” были проведены обыск и с привлечением военнослужащих войсковой части N 54373 в качестве понятых.

В ходе обыска эти понятые по указанию военных следователей, в распоряжение которых они были направлены, вскрывали потолки, просматривали содержимое компьютеров, осматривали и пересчитывали папки с документами, складывали, упаковывали и выносили изъятые документы и предметы, грузили в военные автомашины.

Фактически военнослужащие, привлеченные в качестве понятых, подчиняясь субординации и воинской дисциплине, выполняли обязанности внештатных сотрудников военных следователей, то есть правоохранительных органов.

Формально военнослужащие срочной службы войсковой части, осуществляющей охрану и обслуживание Главной военной прокуратуры и Главного военного следственного управления, не подпадают под перечисленные законом ограничения при выборе понятых.

Но может ли быть независимым от следователя военной прокуратуры солдат войсковой части, обслуживающей эту прокуратуру? Может ли такой солдат сделать следователю замечание или поставить под сомнение законность требования или действия этого следователя? Может ли такой солдат-понятой сделать следователю замечание относительно необходимости объективно наблюдать за ходом следственного действия, вместо того, чтобы, отвлекаясь от такого наблюдения, выполнять отдельные поручения этого следователя? Полагаем, что нет. Прикажет следователь вскрыть потолок в обыскиваемом помещении, перебрать бумаги или отнести коробки в машину, покинув при этом помещение, где производится обыск, – и военнослужащий, вместо того, чтобы стоять и наблюдать за ходом следственных действий, будет выполнять его приказ. Независим ли фактически такой боец-понятой от военного следователя, в распоряжение которого направило этого бойца командование? Сомнительно.

Вопрос субординации

Формально привлечение в качестве понятых лиц из числа военнослужащих срочной службы, откомандированных для участия в обыске и фактически находящихся в распоряжении офицеров-следователей, проводящих обыск, беспрекословно выполняющих их приказы и распоряжения, не свидетельствует о том, что органом предварительного следствия при выборе понятых грубо нарушены требования закона, а именно ст. 60 УПК РФ. А фактически?

В данном случае необходимо учитывать, что следователи военно-следственных органов являются офицерами Вооруженных Сил РФ, а привлеченные ими понятые – солдатами и сержантами.

В соответствии со ст. 31 Устава внутренней службы ВС РФ (далее – Устав) по своему служебному положению и воинскому званию одни военнослужащие по отношению к другим могут быть начальниками и подчиненными. Начальник имеет право отдавать подчиненному приказы и требовать их исполнения.

Согласно ст. 33 Устава по своему воинскому званию начальниками являются состоящие на военной службе:

  • старшие офицеры в воинских званиях подполковник, капитан 2-го ранга, майор, капитан 3-го ранга – для прапорщиков, мичманов, сержантов, старшин, солдат и матросов;
  • младшие офицеры – для сержантов, старшин, солдат и матросов.

Таким образом, “независимый” понятой в воинском звании сержант, старшина, солдат и матрос в соответствии с Уставом не вправе ослушаться приказа офицера-следователя, а должен обязательно его исполнить.

В данном контексте все же думается, что следователь, производящий, например, обыск, и понятые должны быть действительно независимы друг от друга. Не формально, а фактически понятым необходимо иметь не только декларированное право, но и реальную возможность сделать следователю замечание. При этом они должны знать, что, делая следователю замечание, они не нарушат при этом воинской субординации, не предусматривающей право солдата делать замечание офицеру, тем более офицеру-следователю.

Полная независимость

Полагаем, что понятыми должны быть не только формально не заинтересованные в исходе уголовного дела лица. Хотя закон не раскрывает понятия заинтересованности, однако ясно, что это не только любая заинтересованность в исходе дела, но и любая заинтересованность в отношениях.

В нашем примере такая заинтересованность как минимум в обязанности солдата соблюдать приказ офицера. Ведь заинтересованность может быть не только личной (например, в случае родственных или иных близких отношений, долговых обязательств понятых с кем-либо из участников процесса со стороны обвинения или защиты), но и служебной зависимостью понятых от лиц, участвующих в следственном действии, а также их общей ведомственной принадлежностью не только к органам, осуществляющим уголовное преследование, но и к органам исполнительной власти в целом.

Поэтому лица, являющиеся сотрудниками таких органов, находящиеся в организационном или функциональном (на время проведения отдельных мероприятий) подчинении у работника органа дознания, следователя, проводящего следственное действие, либо его руководителя, не могут быть понятыми. Это относится не только к аттестованным сотрудникам, но и административно-техническому персоналу, водителям машин, лицам, с которыми у органов, ведущих расследование, заключены возмездные договоры об оказании услуг и т.д. Тем более это относится к солдатам срочной службы, охраняющим помещение военного следователя.

Только тогда, когда понятые будут подбираться по этим требованиям, уголовный процесс России будет действительно справедливым, объективным и независимым.