Последствия утраты (гибели) предмета лизинга

В настоящей статье адвокаты москвы рассмотрят последствия утраты (гибели) предмета лизинга, возникающие для лизингополучателя и лизингодателя как сторон договора лизинга, так и участников договора страхования. Причем под утратой (гибелью) в настоящей статье подразумевается фактическое прекращение существования предмета лизинга (или такое его повреждение, которое приводит к невозможности использования и нецелесообразности восстановления в силу существенных затрат на ремонт) или его хищение. В настоящей статье мы не затрагиваем случаи так называемой юридической гибели вещи в силу включения ее в состав сложной вещи. Прежде чем обратиться к предмету настоящего исследования, хотелось бы остановиться кратко на специфике лизинговых правоотношений. По мнению некоторых авторов, возможны разные варианты конструкции договора лизинга: арендный и кредитный (или обеспечительный). Отнесение договора к тому или иному варианту зависит от конкретных условий сделки, в частности от соотношения срока лизинга с остаточной стоимостью предмета лизинга на момент его истечения и связанных с этим прав лизингополучателя. Если лизингополучатель вправе по истечении срока лизинга приобрести предмет лизинга по символической цене (а не его объективной рыночной цене или остаточной стоимости), то налицо, на наш взгляд, обеспечительный вариант, при котором стоимость имущества полностью входит в сумму лизинговых платежей по договору. Напротив, обязанность возвратить предмет лизинга по истечении срока или возможность его приобретения лизингополучателем по рыночной цене свидетельствует о так называемой арендной конструкции лизинга.

Исходя из этого можно предположить, что разные договорные конструкции отличны друг от друга и в части возникновения и прекращения обязательства лизингополучателя по внесению лизинговых платежей. Так, в арендном варианте обязательство лизингополучателя по оплате лизингового платежа является встречным по отношению к обязательству лизингодателя предоставить предмет лизинга во владение и пользование В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 июля 2011 г. N 17748/10 указано следующее: “По смыслу общего правила статьи 665 Кодекса и статьи 2 Закона, получая лизинговые платежи, лизингодатель предоставляет другой стороне встречное исполнение – предоставляет лизингополучателю на срок лизинга право владеть приобретенным лизингодателем предметом лизинга и использовать его. Таким образом, лизинговый платеж является оплатой данного права за определенный период.” // Вестник ВАС РФ. 2011. N 10. Согласно п. 1 ст. 614 Гражданского кодекса Российской Федерации арендатор обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом (арендную плату).

В то же время при обеспечительном варианте обязательство лизингополучателя по внесению лизинговых платежей считается возникшим, по нашему мнению, в момент предоставления финансирования лизингодателем, т.е. факт владения и использования предметом лизинга в таком случае вторичен. При этом оплата лизинговых платежей представляет собой возврат капиталовложений (инвестиций) лизингодателя в приобретение предмета лизинга Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 июля 2011 г. N 20-П “По делу о проверке конституционности положений пункта 4 статьи 93.4 Бюджетного кодекса Российской Федерации, части 6 статьи 5 Федерального закона “О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации в части регулирования бюджетного процесса и приведении в соответствие с бюджетным законодательством Российской Федерации отдельных положений актов Российской Федерации”.

Следовательно, утрата (гибель) предмета лизинга имеет разные правовые последствия для сторон договора лизинга в зависимости от конкретной договорной конструкции.

Очевидно, что утрата (гибель) предмета лизинга при арендном варианте лизинга влечет прекращение обязательства по внесению лизинговых платежей, так как лизингополучатель лишается возможности использовать предмет лизинга.

С другой стороны, при обеспечительном варианте утрата (гибель) предмета лизинга не освобождает лизингополучателя от исполнения договорных обязательств, в частности, по внесению лизинговых платежей, что полностью согласуется со ст. 26 Федерального закона от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)” (далее – Закон о лизинге) Федеральный закон от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)”. Так, в одном из дел Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее – ВАС РФ) отменил судебные акты, согласно которым нижестоящие суды отказали лизингодателю во взыскании лизинговых платежей по мотивам отсутствия вины лизингополучателя в утрате предмета лизинга Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16 марта 2010 г. N 15800/09. ВАС РФ указал, что ст. 26 Закона о лизинге является диспозитивной. В соответствии с правилами лизинга, действующими наряду с договором лизинга, установлена обязанность лизингополучателя уплатить лизингодателю сумму невыплаченных платежей в полном объеме, если при утрате предмета лизинга и расторжении в связи с этим договора страховое возмещение не получено.

Утрата (гибель) предмета лизинга приводит к возникновению у лизингодателя как кредитора права требования возмещения причиненных убытков. Причем состав и размер причиненных убытков должны определяться также исходя из конкретного варианта договора лизинга. Следует оговориться, что при обеспечительном варианте лизинга титул собственника предмета лизинга служит именно цели обеспечения инвестиционных вложений кредитора. На наш взгляд, в такой ситуации интерес лизингодателя в самом предмете лизинга опосредован не только полной ответственностью лизингополучателя за сохранность имущества и возложением риска его случайной гибели на последнего, но и включением полной стоимости этих инвестиций в состав лизинговых платежей. Получив все предусмотренные договором лизинговые платежи, даже в случае утраты предмета лизинга, интерес лизингодателя будет полностью удовлетворен. Если же лизингополучатель прекратит оплату лизинговых платежей, то размер убытков следовало бы определять в пределах их невыплаченной части (за минусом таких не наступивших составляющих, как транспортный налог, расходы на страхование предмета лизинга и т.п., если они включаются в структуру платежа). Невыплаченная часть инвестиций является при этом реальным ущербом, а недополученные проценты – упущенной выгодой Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 11 сентября 2013 г. по делу N А40-123071/12-114-1176. В то время как при арендной конструкции, рассчитывая на возврат предмета лизинга, лизингодатель будет вправе претендовать на компенсацию рыночной стоимости утраченного имущества на момент его гибели (утраты) как реального ущерба и упущенной выгоды в виде недополученных арендных платежей.

В связи с этим страхование предмета лизинга (страхование имущества) призвано минимизировать риски обеих сторон на случай утраты (гибели) предмета лизинга. Тем не менее и эта сторона вопроса, находящаяся на стыке лизинговых и страховых правоотношений, требует дополнительного изучения.

В соответствии с п. 1 ст. 930 ГК РФ имущество может быть застраховано по договору страхования в пользу лица (страхователя или выгодоприобретателя), имеющего основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении этого имущества. Интерес лизингодателя как собственника в сохранении имущества очевиден, в то время как интерес лизингополучателя в сохранении чужого имущества не столь однозначен. С одной стороны, при заключении договора лизинга в отношении конкретного предмета лизинга у лизингополучателя возникает интерес в этом имуществе. С другой стороны, у лизингополучателя также возникает ответственность за утрату (гибель) предмета лизинга согласно ст. 22 Закона о лизинге, кроме того, к нему переходят риски случайной гибели или случайной порчи имущества (ст. 669 ГК РФ, п. 1 ст. 22 Закона о лизинге).

Существует две точки зрения относительно страхования интереса в сохранении чужого имущества. Согласно первой точке зрения такой интерес подлежит страхованию по договору имущественного страхования, поскольку интерес в отношении имущества, основанный на каком-либо правовом титуле, тождествен интересу в сохранении имущества. Вторая точка зрения заключается в том, что не может быть застрахован интерес лица в отношении имущества, если этот интерес состоит лишь в том, чтобы не возмещать убытки, вызванные утратой или повреждением чужого имущества.

Учитывая специфику лизинговых правоотношений, следует заметить, что лизингополучатель, по сути, выступает стороной, заинтересованной в приобретении предмета лизинга и непосредственно извлекающей выгоду от его целевого использования. Лизингодатель, будучи своего рода финансовым посредником, заинтересован в имуществе, выступающем предметом лизинга, не с точки зрения его функционального использования, а с точки зрения возвратности вложенных в его приобретение средств (например, если это асфальтоукладчик, то лизингодатель не будет сам укладывать на нем асфальт, а, скорее, продаст его или сдаст в аренду). Особенно ярко эта специфика проявляется в обеспечительном варианте лизинга: оплачивая лизинговые платежи, в которых заключаются затраты на приобретение предмета лизинга, лизингополучатель по истечении срока лизинга приобретает титул собственника, т.е. лизингополучатель нацелен на сохранение имущества для себя.

Поскольку лизингополучатель заинтересован именно в эксплуатации предмета лизинга, следовательно, было бы справедливым признавать наличие его интереса в страховании имущества на случай повреждения предмета лизинга.

Однако при утрате (гибели) предмета лизинга пересекаются интересы и лизингодателя, как инвестора, заинтересованного в возврате вложенных средств, и лизингополучателя, как непосредственного владельца и пользователя. В такой ситуации лизингодатель имеет преимущество как собственник.

В арендном варианте лизинга лизингодатель, застраховавший предмет лизинга на случай утраты (гибели), вправе претендовать только на компенсацию причиненного убытка, в то время как при обеспечительном варианте – также и на лизинговые платежи. Очевидно, лизингодатель, получив страховое возмещение от страховщика в размере стоимости утраченного имущества, лизинговые платежи – от лизингополучателя, неосновательно обогатится. В связи с этим в договоре лизинга было бы справедливым устанавливать обязательство по оплате лизинговых платежей до момента выплаты страховщиком возмещения. Более того, на наш взгляд, необходимо признать, что лизингополучатель при обеспечительном варианте лизинга вправе претендовать на ту часть страхового возмещения, которая превышает сумму, на которую рассчитывал лизингодатель при заключении договора лизинга. Такое право будет корреспондировать праву лизингополучателя на положительное сальдо при досрочном расторжении договора лизинга и продаже возвращенного предмета лизинга, что позволило бы, в свою очередь, отойти от проблемы выкупной цены.

Кроме того, можно согласиться с выводом, что в случае отказа страховщика в выплате страхового возмещения к лизингополучателю, выплатившему предусмотренные договором лизинговые платежи, должно переходить право требования к страховщику вне зависимости от формальной замены выгодоприобретателя. В настоящее время в ситуации, когда страхователем и выгодоприобретателем в случае утраты (гибели) предмета лизинга является лизингодатель, к выплатившему лизинговые платежи лизингополучателю право требования может перейти только с согласия страхователя (при этом такое согласие может быть выражено и после осуществления выгодоприобретателем-лизингодателем каких-либо обязанностей по договору страхования, так как ст. 926 ГК РФ не распространяется на случаи совпадения в одном лице страхователя и выгодоприобретателя Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19 сентября 2011 г. по делу N А40-151076/10-11-581, которое было оставлено без изменения Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 2 марта 2013 г.). Таким образом, добросовестно исполнивший свои обязательства лизингополучатель, в отсутствие соответствующего волеизъявления со стороны страхователя-лизингодателя, фактически лишен возможности оспорить безосновательный отказ страховщика. Так, в одном из дел лизингополучателю, внесшему предусмотренные договором лизинговые платежи, было отказано в удовлетворении искового требования о признании отказа в выплате страхового возмещения незаконным по той причине, что лизингополучатель не являлся надлежащим истцом Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 23 августа 2012 г. по делу N А41-29959/11.

Тем временем страховщик, выплативший страховое возмещение выгодоприобретателю, приобретает в порядке суброгации в соответствии со ст. 965 ГК РФ право требования к лизингополучателю как лицу, ответственному за убытки. Хотя на этот счет в судебной практике нет однозначной позиции. Например, в одном из дел суд пришел к выводу, что ответственность лизингополучателя за гибель, утрату предмета лизинга, возложенная на него п. 1 ст. 22 Закона о лизинге, не предоставляет страховщику право на обращение к лизингополучателю в порядке суброгации в соответствии со ст. 965 ГК РФ как к лицу, ответственному за убытки. Мнение суда основано на том, что лизингополучатель, являясь в конечном итоге плательщиком расходов по страхованию, имеет интерес в сохранении имущества, рассчитывает на получение страхового возмещения Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 12 августа 2011 г. по делу N А01-1458/2010. В аналогичном деле другая судебная инстанция заняла диаметрально противоположную точку зрения: в порядке суброгации страховщик может предъявить требования к лизингополучателю, руководствуясь ст. 22 Закона о лизинге Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 18 июля 2012 г. по делу N А40-68533/11-117-459 .

Как известно, суброгация – это замена кредитора в уже существующем обязательстве на основании закона. Буквальное толкование ст. 965 ГК РФ подразумевает именно ответственность за причиненные убытки. Суброгация не может быть исключена по отношению к лицу, умышленно их причинившему. Таким образом, в порядке суброгации у страховщика возникает право требования к лизингополучателю в случае утраты (гибели) предмета лизинга, если иное не предусмотрено в договоре страхования. Выход из такой ситуации нам видится в страховании лизингополучателем своей гражданско-правовой ответственности на случай утраты (гибели) предмета лизинга.

Отдельного внимания заслуживает порядок действий лизингодателя при утрате (гибели) предмета лизинга. Если страховщик отказался оплачивать страховое возмещение, не признав случай страховым, то, на наш взгляд, лизингодатель вправе, минуя обжалование отказа страховщика в судебном порядке, предъявить требование лизингополучателю. В одном из дел суд признал неправомерным отказ нижестоящих судов во взыскании убытков с лизингополучателя по причине отсутствия доказательств обращения лизингодателя к страховщику Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16 марта 2010 г. N 15800/09 // Вестник ВАС РФ. 2010. N 7. При этом лизингодателю, действующему разумно и добросовестно, следовало бы осуществить предварительно мероприятия, направленные на получение страхового возмещения, что несомненно позволило бы также уменьшить объем ответственности лизингополучателя Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 4 февраля 2013 г. по делу N А40-129669/11-112-835. В целях соблюдения баланса интересов конкретный порядок действий, сроки их осуществления стороны вправе урегулировать в договоре на свое усмотрение.

В настоящей статье были проанализированы последствия утраты (гибели) предмета лизинга для лизингополучателя и лизингодателя как сторон договора финансовой аренды (лизинга). В зависимости от конкретного варианта договора лизинга (арендного или обеспечительного) были прослежены различия в исполнении обязательства по внесению лизинговых платежей, компенсации убытков, причиненных утратой (гибелью) предмета лизинга. Автором исследовались вопросы страхового интереса лизингополучателя в сохранении имущества лизингодателя, замены выгодоприобретателя, суброгации и последовательности действий сторон договора лизинга при утрате (гибели) застрахованного предмета лизинга.