Постановлением Президиума изменен приговор в сторону смягчения по делу о незаконном сбыте наркотических средств часть 2 статьи 228 УК РФ

Адвокат по наркотикам обратился в суд с надзорной жалобой, ниже приводим тест постановления Президиума Московского городского суда.

Приговором суда В. признан виновным в приготовлении на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере (героина, весом 4,44 грамма), при этом преступление не было доведено до конца.

Преступление совершено в городе Москве в период времени и при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

В силу ч. 1 ст. 409 (главы 48) УПК РФ основанием отмены или изменения судебного решения в порядке надзора являются основания, предусмотренные ст. 379 УПК РФ.

Признавая Б. виновным в совершении инкриминируемого ему преступления, суд в приговоре сослался: на показания допрошенных в судебном заседании свидетелей Р. и Д. (сотрудников полиции), Г. и К. (понятых при производстве личного досмотра задержанного Б.), а также на рапорта сотрудников полиции, протокол осмотра изъятых вещественных доказательств, материалы оперативно-розыскных действий, заключение судебно-химической экспертизы о характере и количестве наркотических средств и иные письменные доказательства, перечисленные в приговоре.

Оценивая показания осужденного, отрицавшего умысел на сбыт наркотических средств, как противоречивые и несостоятельные, суд мотивировал свой вывод о совершении Б. преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, п. “г” ч. 3 ст. 228-1 УК РФ, отсутствием объективных данных о нахождении последнего на учете в наркологическом диспансере, об употреблении им наркотических средств, а также размещением наркотических средств в удобной для сбыта упаковке и их количеством.

Между тем, ни одно из вышеперечисленных судом доказательств не подтверждает его вывод о наличии у Б. умысла на сбыт наркотических средств.

Допрошенный в судебном заседании свидетель Р. (оперативный сотрудник полиции) показал, что он вместе с сотрудником Д. по “адрес 1” в ходе оперативно-розыскного мероприятия “наблюдение” произвел задержание ранее незнакомого гражданина Б., который по оперативным данным мог иметь при себе наркотические средства; при доставлении в отдел полиции у Б. были обнаружены 10 свертков с порошкообразным веществом белого цвета, при этом задержанный заявил, что наркотическое средство он приобрел для личного употребления.

Свидетель Д. сообщил, что находясь на работе в ОВД “Северное Тушино” г. Москвы, присутствовал при досмотре задержанного Б., в ходе которого было обнаружено 10 свертков с порошкообразным веществом светлого цвета, свертки были упакованы и опечатаны в пакет в присутствии понятых, при этом Б. заявил, что обнаруженные свертки принадлежат ему и он приобрел их для личного употребления.

Свидетели Г. и К. (понятые) сообщили суду лишь о том, что они присутствовали при досмотре ранее незнакомого Б., в ходе досмотра у которого были обнаружены 10 свертков с порошком белого цвета, Б. сообщил, что приобрел обнаруженные свертки у девушки по имени “Н.” для личного употребления.

Из имеющихся в материалах дела рапортов сотрудников полиции следует, что Б. был задержан по факту незаконного приобретения наркотических средств (л.д. 12, 16, 29 т. 1) в связи с совершением преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, а не в связи с его причастностью к сбыту наркотических средств.

Из заключения судебно-психиатрической экспертизы (л.д. 58 – 59 т. 1) усматривается, что Б. имеет синдром зависимости от опиоидов вследствие длительного и систематического употребления героина, при этом в заключении отмечено, что суточная доза приема героина у него достигала до 1,5 г, объективно имеются следы от внутривенных инъекций.

При таких обстоятельствах, с учетом показаний Б. о приобретении обнаруженных у него наркотических средств для собственного потребления, которые не были опровергнуты исследованными в судебном заседании доказательствами, действия виновного следует переквалифицировать с ч. 1 ст. 30, п. “г” ч. 3 ст. 228-1 УК РФ на ч. 2 ст. 228 УК РФ, поскольку он совершил незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в особо крупном размере.

Принимая во внимание тяжесть совершенного преступления, конкретные обстоятельства дела, Президиум приходит к выводу об обоснованности назначения судом первой инстанции наказания Б. в виде лишения свободы.

В соответствии с п. “б” ч. 1 ст. 58 УК РФ местом отбывания наказания осужденному следует определить исправительную колонию общего режима.

В остальном судебные решения являются законными и обоснованными.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. ст. 407, 408 УПК РФ, президиум, постановил надзорную жалобу осужденного Б. удовлетворить.

Приговор суда города Москвы и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда в отношении Б. изменить: переквалифицировать его действия с ч. 1 ст. 30, п. “г” ч. 3 ст. 228-1 УК РФ на ч. 2 ст. 228 УК РФ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет в исправительной колонии общего режима.