Практика адвоката по применению норм о несостоятельности (банкротстве)

Экономика любого современного государства не может эффективно функционировать без действенных механизмов ликвидации предприятий, не имеющих перспектив развития и не соответствующих сложившейся системе экономических отношений. Одним из элементов механизма правового регулирования рыночных отношений, использование которого способствует исключению из рыночных отношений неконкурентоспособных предприятий, является институт несостоятельности (банкротства). Данный институт служит мощным стимулом эффективной работы предпринимательских структур, гарантируя экономические интересы кредиторов, а также государства как общего регулятора рынка, и охраняет экономический оборот от возможных нежелательных последствий действий его участников, проявляющихся в неисполнении ими принятых на себя обязательств, в их неплатежеспособности. Эффективная система несостоятельности является одним из важнейших факторов надежного экономического развития. Механизмы финансового оздоровления и банкротства неплатежеспособных организаций имеют особое значение в экономических преобразованиях и в России.

К сожалению, приходится констатировать, что сегодняшний уровень законодательства о банкротстве в целом и о правовом статусе органов исполнительной власти в отношениях по финансовому оздоровлению и банкротству в частности чрезвычайно низок.

Вступая в правоотношения, занимаясь предпринимательской деятельностью, юридические лица и граждане принимают на себя различные денежные обязательства. В силу различных причин объективного и субъективного характера в этой деятельности может наступить момент, когда указанные лица утрачивают возможность в обозримом будущем эти обязательства погасить. В этой ситуации они могут быть объявлены несостоятельными (банкротами).

Таким образом, банкротство – неизбежное следствие и необходимое условие развития современных экономических отношений. Принимая это экономическое явление как объективную реальность, государство обязано упорядочить общественные отношения, складывающиеся по поводу несостоятельности (банкротства), создать правовой режим, способный обеспечить баланс частных и публичных интересов различных субъектов.

За период экономических реформ в Российской Федерации было принято четыре федеральных закона, регулирующих вопросы несостоятельности (банкротства). На сегодняшний день действует ФЗ от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” с изменениями и дополнениями на 2010 г.

Процедура банкротства была настолько упрощена, что каждому предприятию, имевшему просроченную на 3 месяца задолженность в минимальном размере – 50 тыс. руб., угрожала ликвидация. При том что в конце 90-х годов XX века примерно 40% предприятий были убыточны, банкротство грозило целым секторам экономики.

Вполне логичным на этом фоне выглядит лавинообразный рост количества дел о банкротстве с участие адвокатов, возбуждавшихся в арбитражных судах в тот период. В результате Закон о банкротстве из средства оздоровления экономики превратился в источник конфликтов, привел к разорению многих платежеспособных предприятий. Нередко кредиторы проявляли заинтересованность не в погашении задолженности должниками, осуществлении мер по финансовому оздоровлению предприятий, а в их банкротстве и овладении имущественными комплексами, распоряжении денежными потоками. Ситуация была переломлена только с принятием Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”. Данный Закон был призван способствовать решению сразу нескольких противоречивых задач. Во-первых, с учетом негативного опыта применения Закона 1998 г. новый Закон должен был не допускать искусственного банкротства в принципе жизнеспособных предприятий. Во-вторых, начавшийся подъем экономики России требовал оздоровления инвестиционного климата, а следовательно, защиты интересов кредиторов. В-третьих, реформы 90-х годов не решили проблемы очищения экономики от неэффективных предприятий, оставшихся с советских времен.

Прошедшие с момента принятия Закона годы наглядно показали основные его достоинства и недостатки. Все это потребовало совершенствования законодательства о несостоятельности, что и было сделано в 2010 г. в результате принятия Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 219-ФЗ. Нельзя не отметить, что внесенные изменения носят отнюдь не косметический характер, а направлены на настолько серьезное изменение баланса прав и обязанностей участников процедур несостоятельности, что фактически, по мнению многих специалистов, можно говорить о новой редакции Федерального закона N 127-ФЗ. Применение указанных норм в практике арбитражной деятельности за прошедшее время породило достаточно много вопросов, что потребовало от Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации принятия в 2009 г. пяти постановлений по отдельным процессуальным вопросам, связанным с применением норм законодательства о несостоятельности.

Необходимость совершенствования законодательства о несостоятельности (банкротстве) определяется основными особенностями этой категории дел: публичностью и спецификой защиты права. Публичный характер этих дел основан на том, что установление факта несостоятельности (банкротства) участника экономического оборота, как правило, влечет серьезные последствия для большого количества лиц: самого должника, работников должника – юридического лица или индивидуального предпринимателя, во многих случаях – для государства и административно-территориальных образований, получающих после объявления должника – юридического лица дополнительные социально-экономические проблемы.

Практика применения обновленного законодательства о несостоятельности (банкротстве) постепенно выявляет все новые и новые проблемные вопросы, возникающие при рассмотрении споров, связанных с добровольной ликвидацией юридических лиц и с ликвидацией в процессе процедуры банкротства. Кроме того, даже в давно, казалось бы, апробированных ситуациях возникают новые проблемы, требующие разъяснений со стороны высших судебных инстанций.

Специфика защиты права (должника или кредиторов) при рассмотрении дел о банкротстве заключается в том, что целью рассмотрения дела арбитражным судом является не решение спора, а урегулирование конфликта, возникшего из-за неспособности участника экономического оборота расплатиться по своим долгам. При рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве) арбитражный суд должен учитывать интересы не только должника и кредитора, а также публично-правовые, социально-экономические, а порой и политические интересы. Фактически институт банкротства в проекции на его судебную составляющую призван обеспечить сохранение стабильности гражданского оборота. Все вышеизложенное свидетельствует о важности и необходимости научного изучения процессуальных аспектов рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве) в арбитражных судах с учетом новейшего законодательства.

Ряд сформулированных ранее теоретических положений утратил свою актуальность. Соответственно, востребованными на этом фоне являются научные разработки и рекомендации, направленные на повышение эффективности судебного разбирательства дел о несостоятельности (банкротстве).

Доказано, что процедуры рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве) в арбитражных судах обладают серьезной спецификой, требующей формирования в рамках арбитражного процессуального права нового процессуального правового института, по мнению адвокатов. Указанная специфика обусловливается разнородными процессуальными нормами, содержащимися в АПК РФ и Федеральном законе “О несостоятельности (банкротстве)”, что, несомненно, ставит задачу унификации правил подготовки и рассмотрения дел о банкротстве в арбитражных судах. Такая унификация возможна путем внесения соответствующих изменений в главу 28 АПК РФ.

В настоящее время специфика дел о несостоятельности (банкротстве) требует формирования в теории российского арбитражного процессуального права нового вида определений арбитражного суда – материально-правовых. Материально-правовые определения арбитражного суда по делам о несостоятельности (банкротстве), в отличие от процессуально-правовых, не затрагивают процессуальные вопросы рассмотрения дел данной категории, а констатируют наличие определенных материально-правовых отношений, субъективных прав и обязанностей участников спора, что сближает их с решениями арбитражного суда.

В силу вышеизложенного представляется возможным предложить еще один вид классификации определений, выносимых арбитражным судом по делам о банкротстве: по целям их принятия.

С этих позиций определения арбитражного суда целесообразно подразделять на три вида: 1) оканчивающие дело без разрешения спора по существу; 2) процессуально-правовые; 3) материально-правовые.

В Российской Федерации сложилась неверная практика применения арбитражным судом ст. 10 ГК РФ, запрещающей злоупотребление правом. Установив факт злоупотребления правом, судьи отказывают в принятии заявления. Представляется, что такая практика является неверной и ущемляет требования кредиторов. Применение арбитражным судом ст. 10 ГК РФ допустимо только в судебном заседании при рассмотрении обоснованности их требований.

В связи с этим доказана необходимость разъяснения вопросов злоупотребления правом в рамках производства по делам о несостоятельности (банкротстве) Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации для формирования единообразной практики.

Нам представляется, что институт исполнения в делах о банкротстве можно рассматривать в узком и широком смыслах. Так, некоторые авторы отмечают, что особенности заключительной стадии – исполнения судебных актов в деле о банкротстве – определяются спецификой содержания конкретных процедур банкротства. Другими словами, исполнение решения по делу о банкротстве в данном случае объединяет в себе все процедуры, которые вводятся на основании решения или определения арбитражного суда: финансовое оздоровление, внешнее управление, конкурсное производство.