Правовые основы инвестиционного контракта, мнение адвоката.

Правовую основу инвестиционной деятельности на территории Российской Федерации составляют Конституция РФ, Федеральный закон от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ “Об иностранных инвестициях в Российской Федерации”, Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ “Об инвестиционной деятельности на территории РФ, осуществляемой в форме капитальных вложений” (далее – Закон об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений) и Закон РСФСР от 26 июня 1991 г. N 1488-1 “Об инвестиционной деятельности в РСФСР”, действующий в части, не противоречащей законодательству РФ.

Пунктом 1 статьи 8 Закона об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений установлено, что отношения между субъектами инвестиционной деятельности осуществляются на основе договора и (или) государственного контракта, заключаемых между ними в соответствии с ГК РФ.

Пунктом 2 Постановления Правительства РФ от 10 августа 2007 г. N 505 “О порядке принятия федеральными органами исполнительной власти решения о даче согласия на заключение сделок по привлечению инвестиций в отношении находящихся в федеральной собственности объектов недвижимого имущества” предусмотрено, что инвестиционный договор устанавливает права и обязанности лиц в связи с осуществлением ими деятельности по инвестированию бюджетных средств для строительства, реконструкции, реставрации недвижимого имущества независимо от наименования договора (инвестиционный договор, договор на реализацию инвестиционного проекта, договор простого товарищества и т.д.).

Указанные нормативные правовые акты не раскрывают содержание понятия “инвестиционный контракт”, а лишь вводят его в оборот.

В настоящее время в юридической литературе и правоприменительной практике дискуссионным является вопрос о правовой природе такого контракта.

Инвестиционный договор (контракт) нельзя признать поименованным договором, в связи с чем и определить его место в системе гражданско-правовых договоров не представляется возможным.

При осуществлении инвестиций в настоящее время могут использоваться различные виды гражданско-правовых договоров, что подтверждается обширной судебно-арбитражной практикой, связанной с реализацией инвестиционных договоров.

Указанной позиции она придерживается в связи с тем, что в действующем законодательстве предусмотрена возможность заключения инвестиционного контракта, но отсутствуют нормы, определяющие форму, существенные условия самого договора.

Окружные арбитражные суды квалифицируют инвестиционные контракты как смешанные договоры, содержащие элементы различных договоров.

Федеральный арбитражный суд Московского округа отметил, что понятия инвестиционного договора (контракта) российское законодательство об инвестиционной деятельности не содержит, таким образом, четкая форма его законодательно не закреплена, равно как и не регламентированы формы инвестиционной деятельности.

Инвестиционный контракт является сложной сделкой, совершаемой в форме смешанного договора в соответствии с принципами нормы статьи 421 ГК РФ (Постановление от 27 июля 2010 г. N КГ-А41/2074-10-2 по делу N А41-14824/08).

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в одном деле инвестиционный договор квалифицировал как смешанный договор, содержащий элементы договоров “инвестиционной и подрядной деятельности” (Постановление от 18 декабря 2008 г. N Ф04-7009/2008(16116-А70-16), Ф04-7009/2008(15934-А70-16)).

Аналогичную квалификацию дал Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в Постановлении от 26 февраля 2010 г. по делу N А32-3048/2009.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа инвестиционный договор также признал смешанным и содержащим элементы договоров подряда и простого товарищества (Постановление от 28 февраля 2011 г. по делу N А57-5169/2010).

Федеральный арбитражный суд Уральского округа признал инвестиционный договор смешанным, содержащим элементы договоров простого товарищества и предварительного договора о предоставлении в будущем в аренду земельного участка (Постановление от 14 ноября 2007 г. N Ф09-9289/07-С4 по делу N А76-13351/2006-1-422/272).

Инвестиционные контракты, как свидетельствуют материалы правоприменительной практики окружных арбитражных судов, представляют собой смешанные договоры, содержащие в себе совокупность различных гражданско-правовых договоров.

В законодательстве субъектов РФ даются различные его определения.

Так, в Законе Санкт-Петербурга от 30 июля 1998 г. N 191-35 “Об инвестициях в недвижимость Санкт-Петербурга” приводится следующее определение инвестиционного контракта: заключенная в соответствии с данным Законом и направленная на осуществление инвестиционной деятельности смешанная сделка, содержащая обязательства сторон по выполнению инвестиционных условий (застройка земельного участка, проведение реконструкции, завершение строительства), порядок их выполнения, а также права и обязанности продавца и покупателя – при предоставлении в собственность инвестора объекта инвестирования или доли в праве общей собственности на результат инвестирования, права и обязанности арендатора и арендодателя – при предоставлении объекта инвестирования в аренду инвестору либо имеющие характер предварительного договора права и обязанности арендатора и арендодателя (ссудодателя и ссудополучателя) – при передаче инвестору права владения и пользования результатом инвестирования либо учредителя управления и доверительного управляющего – при передаче результата инвестирования в доверительное управление.

К существенным условиям инвестиционного контракта или к его инвестиционным условиям, следуя терминологии законодательства субъектов РФ об инвестиционной деятельности, относятся следующие: правовая форма предоставления объекта и результата инвестирования (передача земельного участка с правом застройки в долгосрочную аренду или в собственность; передача подлежащих реконструкции или завершению строительством зданий, сооружений, их частей с последующей передачей в собственность инвестора либо выкупа у него либо передача в аренду, ссуду, доверительное управление), обязанность инвестора завершить строительство объекта и сдать его в эксплуатацию не позднее определенного срока, обязанность по обеспечению объекта инженерной инфраструктурой, обязанность осуществления землеустроительных работ, иных обязанностей, вытекающих из особых условий осуществления инвестиционной деятельности (расселение или дорасселение объекта).

Аналогичные по существу определения инвестиционного контракта и его существенных условий приводятся и в иных законодательных актах субъектов РФ, в частности в Законе Санкт-Петербурга “О порядке предоставления объектов недвижимости, находящихся в собственности Санкт-Петербурга, для строительства и реконструкции”, Областном законе Ленинградской области от 30 декабря 2004 г. N 128-оз “О порядке предоставления недвижимого государственного имущества Ленинградской области для целей инвестиционной деятельности”, решении Ульяновской городской Думы от 5 декабря 2001 г. N 182 “Об утверждении Положения о порядке осуществления инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений в объекты муниципальной собственности г. Ульяновска”, решении Собрания депутатов Пошехонского муниципального района от 4 сентября 2008 г. N 25 “О принятии Положения об инвестиционной деятельности на территории Пошехонского муниципального района”, решении Представительного собрания Шекснинского муниципального района от 25 июня 2008 г. N 95 “Об утверждении Положения об инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений, на территории Шекснинского муниципального района”, решении Районного собрания представителей Череповецкого муниципального района от 26 декабря 2005 г. N 189 “Об утверждении Положения об инвестиционной деятельности на территории Череповецкого муниципального района”.

В судебной практике выделяются следующие существенные условия инвестиционного контракта: средства инвестирования, цели вложения, характеристика объекта инвестиционного вложения, размер инвестиционных вложений (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 28 апреля 2011 г. по делу N А61-1297/2010).

Таким образом, анализ законодательной базы субъектов Российской Федерации позволяет сделать вывод о том, что инвестиционный контракт представляет собой смешанный договор, содержащий элементы различных гражданско-правовых договоров: договоров подряда, простого товарищества, аренды и т.д. В соответствующих частях к такому договору применяются правила об относящихся к нему гражданско-правовых договорах в составе смешанного договора.

Соответственно к числу существенных условий инвестиционного договора помимо тех, что предусмотрены для него законодательством Российской Федерации, следует отнести все те существенные условия, которые относятся к договорам в составе инвестиционного договора.

Отдельного рассмотрения заслуживает вопрос о том, является ли такой смешанный инвестиционный договор поименованным или непоименованным договором.

Такой договор нельзя признать поименованным по той причине, что законом только лишь предусмотрена возможность его заключения, но отсутствует указание на его форму и существенные условия.

Такие условия действительно не предусмотрены в ГК РФ и в специальных федеральных законах и подзаконных актах, регулирующих вопросы инвестиционной деятельности.

Согласно пункту 2 статьи 421 ГК РФ непоименованным договором следует считать такой договор, который не предусмотрен законом или иными правовыми актами.

Законодательством Российской федерации об инвестиционной деятельности инвестиционный договор предусмотрен, исходя из его существа как смешанного договора, существенные условия такого договора, его форма и правовое регулирование определяются по правилам, относящимся к режиму смешанных договоров.

Так, в частности, смешанный договор вступает в силу и считается заключенным, а требование к его форме считается выполненным при условии, что соблюдены все требования, относящиеся к каждому из договоров в составе смешанного договора. Несоблюдение таких требований влечет правовые последствия в отношении не только договора в составе смешанного договора, к которому они не выполнены, а в отношении всего смешанного договора.

Так, в одном деле Федеральный арбитражный суд Уральского округа квалифицировал в качестве смешанного инвестиционный договор, включающий в себя элементы договоров простого товарищества и предварительного договора о заключении в будущем договора аренды земельного участка. Установив, что данный договор не содержит согласованного его сторонами условия об объекте аренды, суд округа признал такой договор незаключенным (Постановление от 14 ноября 2007 г. N Ф09-9289/07-С4 по делу N А76-13351/2006-1-422/272).

В части, в которой инвестиционный договор не урегулирован в соответствии с правилами, относящимися к нему как к смешанному договору, к нему применяются общие положения о договорах и обязательствах.