Применение необходимой обороны при защите половой неприкосновенности и свободы личности от преступного посягательства

Уголовный кодекс РФ в п. 1 ст. 37 предусматривает, что “не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия”, при этом в п. 2 данной статьи четко указано на недопущение “превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства”.

В этой связи целесообразно рассмотреть вопрос возможности применения необходимой обороны при защите от таких преступлений, как изнасилование и иные насильственные действия сексуального характера.

Относительно указанных преступлений важно отметить, что для них весьма проблематично определить конкретные рамки необходимой обороны, поэтому данный вопрос зачастую относится на усмотрение правоприменителя в лице судебного органа и четко законодателем не урегулирован.

В настоящее время сложившая судебная практика не может представить какое-либо единое мнение относительно квалификации убийства, которое было совершено как оборонительные действия жертвы в момент совершения в ее отношении покушения на такие деяния, как изнасилование или насильственные действия сексуального характера. Поэтому понятие пределов необходимой обороны выступает в оценочном виде, что не может считаться положительным аспектом для обороняющейся стороны, которая в таком случае сама может быть подвергнута уголовному преследованию.

В качестве примера следует рассмотреть уголовное дело в отношении чемпионки России по пауэрлифтингу Татьяны Андреевой, которая убила насильника и была осуждена за данное деяние городским судом г. Бийска Алтайского края к семи годам лишения свободы.

Зачастую лиц, совершивших убийство насильников, пытавшихся осуществить в их отношении преступные деяния, предусмотренные ст. ст. 131 и 132 УК РФ, привлекают к уголовной ответственности в рамках ст. 108 УК РФ, рассматривая их действия как превышение пределов необходимой обороны. В таких случаях суду необходимо дать правовую оценку действиям жертвы, установив, являлось ли убийство насильника превышением пределов необходимой обороны. Зачастую в теории уголовного права высказывается мнение, что обозначенные действия жертвы преступного посягательства не превышают пределов необходимой обороны. Однако в настоящее время по данному вопросу отсутствует унифицированная правовая позиция.

Дополнительным примером служит преступление, совершенное в садоводстве “Спутник” Всеволожского района Ленинградской области. В данном деле было установлено, что преступники изнасиловали шестнадцатилетнюю девушку. Однако ни она, ни ее мать не сообщили о случившемся в правоохранительные органы. Через несколько дней эти же преступники пришли в дом к данной девушке во второй раз. Их встретила ее мать с кухонным ножом. Осознавая, что преступники могут вновь изнасиловать ее дочь, она убила одного из преступников кухонным ножом – тремя ударами в грудь. После чего второй участник преступления скрылся. По результатам расследования следствием действия матери были расценены как необходимая самооборона.

Важно отметить, что после совершения в отношении потерпевших преступлений, предусмотренных ст. ст. 131 и 132 УК РФ, у жертв в большинстве случаев возникают тяжелая психологическая травма и глубокое моральное потрясение. Кроме того, им может быть причинен физический вред, который может изменить их дальнейшую жизнь (например, бесплодие). В этой связи обороняющаяся сторона, пытаясь защитить себя от указанных и иных последствий, может иметь моральное право на причинение тяжкого вреда преступнику для защиты своих прав. В таком случае действия жертвы будут соответствовать принципу справедливости, предусмотренному ч. 1 ст. 6 УК РФ. Необходимо отметить и то, что жертва может погибнуть или осуществить попытку самоубийства в ходе преступного посягательства. На возможность возникновения таких последствий прямо указывает п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 декабря 2014 г. N 16 “О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности”, относящий самоубийство или попытку самоубийства, а также беременность жертвы к иным тяжким последствиям преступлений, предусмотренных ст. ст. 131 и 132 УК РФ.

Поэтому налицо факт того, что действия потерпевшего лица не содержат умысла на какое-либо преступное деяние в отношении насильника, а потому не содержат в себе общественную опасность. Разумного полагать, что в такой ситуации, противодействуя посягательству, жертва исключительно обороняется от тяжкого преступления, которое содержит в себе множество негативных последствий как физического и нравственного характера, так и общественного толка, т.к. жертва изнасилования может быть принята обществом весьма неоднозначно.

В этой связи на законодательном уровне необходимо рассмотреть вопрос о возможности дополнения ст. 108 УК РФ примечанием, которым бы исключалось уголовное преследование за превышение пределов необходимой обороны при совершении преступником посягательства, квалифицируемого в рамках ст. ст. 131 и 132 УК РФ.

При положительном рассмотрении указанного вопроса возможно представить примечание в следующей редакции.

Статья 108 УК РФ “Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление”.

Примечание. К преступлениям, предусмотренным настоящей статьей, не относится причинение смерти лицу во время совершения им покушения на преступные деяния, предусмотренные статьями 131 и 132 УК РФ.

Кроме того, для предупреждения и предотвращения рассматриваемых преступлений важно в современном обществе уделять больше внимания нормам общественной морали и нравственности начиная с искоренения всяких посягательств на половую неприкосновенность и половую свободу личности. В случае уменьшения и сокращения такой группы преступных деяний сократится и доля анализируемых в настоящей статье преступлений. Более подробно вопрос нравственности как общественной, так и касающейся необходимой обороны раскрыт в трудах С.В. Тасакова <8>. Им отмечено, что “нормы нравственности требуют от личности не только их соблюдения, но и превращения их в привычку, личное убеждение, внутреннюю мораль”. Поэтому на общественном и государственном уровне важно заботиться о нравственных качествах и идеалах всех граждан, особенно малолетних и несовершеннолетних лиц. При этом нравственные ценности совершеннолетних лиц обязаны быть сформированы и не противоречить принятым нормам в обществе.