Признание недействительности завещания в практике адвоката.

В современной России каждому предоставлено конституционное право распоряжаться принадлежащим ему имуществом любым не запрещенным законом способом. Завещание среди множества гражданско-правовых сделок занимает особое место, поскольку является возможностью определить судьбу имущества на случай смерти, а также предполагает сохранение накопленных в течение жизни материальных благ и их дальнейшее приумножение достойными, по мнению завещателя, наследниками. Во главу угла законодатель ставит классическое составление нотариального завещания.

Порок воли

Сложившаяся судебная практика свидетельствует, что зачастую между родственниками возникают конфликты и споры по поводу распределения имущества, оставшегося после смерти наследодателя. Именно завещание призвано разрешить эти разногласия, однако это не останавливает заинтересованных лиц, лишенных наследства, и они обращаются в суд с исковыми заявлениями о признании таковых сделок недействительными в связи с несоблюдением правил оформления, что позволяет подвергнуть сомнению истинность воли наследодателя или вообще наличие таковой.

К обстоятельствам, порождающим порок воли или ее дефект, в теории права относят неправильность содержания, противоречие воли нормам права, изъявление воли недееспособным лицом, изменение подлинной воли из-за неправильного представления или какого-либо давления извне. В подобных случаях имеет место постановка вопроса об оспаривании завещания в судебном порядке.

Так, существует проблема незаконного получения наследственного имущества недобросовестными лицами путем подлога завещания, введения в заблуждение наследодателя при изъявлении им своей воли на случай смерти.

– Степновским районным судом Ставропольского края было признано недействительным завещание жителя с. Иргаклы, который незадолго до смерти распорядился оставить свое имущество сельской администрации. Подавая иск в суд, гражданин Д. настаивал, что его брат не мог так распорядиться своим имуществом, подобное завещание получено от него обманным путем, перед смертью он тяжело заболел, в последние дни жизни болезнь быстро прогрессировала, старик не мог отдавать отчет своим действиям и руководить ими. Представители сельской администрации и нотариус, удостоверивший завещание, возражали истцу в судебном заседании и утверждали, что завещание было составлено в соответствии с волеизъявлением завещателя. В момент составления завещания старик чувствовал себя хорошо, хотя был уже болен, узнавал посетителей, разговаривал и понимал, что происходит. Завещание было составлено и удостоверено нотариусом дома у пожилого человека. Допрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей односельчане и соседи умершего подтвердили, что перед смертью пожилой человек серьезно болел, чувствовал себя плохо, перестал общаться и не выходил из дома. Что касается завещания, то одна из свидетельниц рассказала, как старик однажды поделился с ней своими переживаниями по поводу того, что, если не отпишет все свое имущество администрации, женщины, ухаживающие за ним, перестанут о нем заботиться.

В рамках рассмотрения данного дела были проведены две судебные экспертизы: почерковедческая, выводы которой подтвердили, что завещание было подписано завещателем собственноручно, и психолого-психиатрическая, заключение которой свидетельствует, что тяжелая болезнь, наблюдавшаяся у умершего, не позволила бы ему сделать подобное завещание.

В итоге суд пришел к выводу, что умерший, имея два класса образования, длительное болезненное состояние, старческий возраст, не мог в течение 10 – 15 минут составить завещание, включающее в себя не менее семи завещательных распоряжений, оперируя сложными понятиями.

Техсредства и два нотариуса

Несовершенным представляется правовое регулирование порядка составления нотариально удостоверенных завещаний лиц с физическими недостатками – данная процедура составления завещаний является, по сути, заочной, в которой никоим образом не прослеживается активное участие завещателя, что может привести к злоупотреблениям и получению выгоды недобросовестными лицами. В судебной практике уже встречаются затруднения при установлении истины по данной категории дел ввиду недостаточной доказательственной базы.

– После смерти А.А.С. открылось наследство в виде квартиры и двух вкладов в Сбербанке. Родная племянница умершей обратилась к нотариусу, однако ей было отказано в выдаче свидетельства о праве на наследство, поскольку имелось завещание от 31.01.2006, которым имущество было завещано постороннему человеку – П.П.Н. Племянница обратилась в суд с исковым заявлением о признании завещания недействительным, в обоснование требований указала, что завещание подписано не А.А.С., а Б.П.Д., поскольку якобы А.А.С. была больна и не могла подписать завещание сама. При этом из медицинской карты А.А.С. видно, что в январе 2006 года она была здорова. Также истица пояснила суду, что у тети не было физических недостатков, она не была больна, могла писать и подписывать, о чем свидетельствуют ее письма, у нее не было очков, видела она достаточно хорошо, читала книги при настольной лампе. Ответчик П.П.Н. в судебном заседании исковые требования не признал, пояснив суду, что, работая в храме с 2000 года, познакомился с А.А.С. В 2006 году в рождественские праздники А.А.С. подошла к нему и изъявила свое желание оставить ему свою квартиру, попросив его оказывать ей помощь. Третье лицо – нотариус К. изложила суду обстоятельства оформления завещания: к ней обратилась А.А.С. удостоверить завещание, она зашла к ней в кабинет одна, была адекватна. Ей был задан вопрос, почему она хочет написать завещание на постороннего человека, на что А.А.С. ответила, что у нее нет родственников в Калининграде, есть родственники в России, но они не хотят помогать ей и ухаживать за ней, поэтому она хочет завещать квартиру тому, кто будет за ней ухаживать, то есть П.П.Н. Также А.А.С. сказала ей, что плохо видит, прочитать и написать сама завещание не сможет, поэтому решили, что нужен рукоприкладчик, в качестве которого выступил Б.П.Д. Дополнительно нотариус пояснила суду, что по закону она не обязана спрашивать у завещателя медицинские документы, подтверждающие причину болезни, в связи с которой завещание должен подписать рукоприкладчик, и ей было достаточно того, что А.А.С. сказала ей, что не может прочитать и подписать завещание, так как плохо видит.

Изучив обстоятельства дела, суд отказал в иске: “Доводы истца о совершении нотариусом должностного подлога безосновательны и судом не принимаются, поскольку доказательств, подтверждающих внесение заведомо ложных сведений и корыстную заинтересованность в данном завещании нотариуса, суду представлено не было” Решение Московского районного суда г. Калининграда от 25.12.2008 N 2-533/2008.

Как видим, положения п. 3 ст. 1125 ГК РФ воспроизводят общее правило ст. 44 Основ законодательства о нотариате по удостоверению сделок с участием лиц, имеющих физические недостатки: “Если гражданин вследствие физических недостатков, болезни или по каким-либо иным причинам не может лично расписаться, по его поручению заявление или иной документ может подписать другой гражданин с указанием причин, в силу которых документ не мог быть подписан собственноручно гражданином» Основы законодательства РФ о нотариате от 11.02.1993 N 4462-1 // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 10. Ст. 357 (ред. от 05.07.2010).. При этом не учитывается особенность правовой природы завещания, которое в отличие от других нотариальных сделок вступает в силу, когда завещателя нет уже в живых.

На практике не исключаются ситуации, когда преступной группой осуществляется поиск лиц престарелого возраста с физическими недостатками и без их ведома и от их имени составляется завещание на третьих лиц с указанием причин невозможности собственноручного написания и подписания завещания. Ярким примером служит громкий судебный процесс в Московском городском суде под делу крупной преступной группировки.

– “На суде было доказано, что московский нотариус Анурова Л. с помощью “черных риелторов” и продажных милиционеров организовала преступный бизнес. Пользуясь своим служебным положением и знанием рынка недвижимости, она составляла поддельные документы – доверенности, завещания… Мошенники действовали так хитроумно, что порой потерпевшие и не подозревали, что становятся жертвами. В сети аферистов обычно попадали одинокие пожилые люди, зачастую алкоголики… Преступники узнавали о таких гражданах через свои источники в милиции и жилищно-эксплуатационных конторах…. Если хозяин жилья уже скончался, в ход шло поддельное завещание. Этот документ оформлялся от имени покойного на одного из сообщников”.

Решить данный вопрос, по нашему мнению, можно путем использования при составлении завещаний лицами с физическими недостатками, тяжелыми заболеваниями или неграмотными гражданами устройств аудио-, видеозаписи или иных технических средств, позволяющих с достоверностью идентифицировать личность завещателя, а также его истинную волю. Кроме того, некоторые цивилисты усматривают весьма полезный эффект, если в составлении публичных завещаний будут непосредственно участвовать не менее двух нотариусов.

Безотчетные действия

Довольно часто встречаются на практике случаи признания завещаний недействительными ввиду того, что завещатель в момент составления завещания не отдавал отчета своим действиям в силу разного рода обстоятельств.

1) Завещатель находился в престарелом возрасте.

– К. обратилась в суд с иском к П. о признании завещания, составленного И., недействительным. В обоснование иска указала, что 05.10.2006 И. составила завещание, удостоверенное нотариусом И.А., которым завещала все имущество ответчику. И. умерла 05.04.2007 на девяностом году жизни, последнее время страдала рядом заболеваний, с 2006 года состояла на учете у психиатра. Ее психическое состояние в последние годы ухудшилось, она не понимала значения своих действий и не могла ими руководить, постоянно путала время, дни недели, не могла самостоятельно осуществлять покупки. Ответчик П. иск не признала, в судебном заседании пояснила, что первоначально И. оформила завещание на истца, но затем у них сложились неприязненные отношения, и И. обратилась к ней с просьбой осуществлять уход. Поведение И. было адекватное, она читала газеты, слушала радио, смотрела телевизор, общалась с родственниками. Третье лицо – нотариус Сысертского района И.А. суду пояснила, что в 2006 году ее пригласили на дом к И., которая с пониманием отнеслась к совершению с ее стороны действий при составлении завещания. На все вопросы И. отвечала адекватно, грамотно, сомнений в дееспособности И. не было, завещатель понимала значение совершаемых ею действий при подписании документов, подробно интересовалась происходящими событиями, речь была нормальная.

Судом исковые требования К. к П. о признании недействительным завещания, составленного И., были удовлетворены Определение Свердловского областного суда от 14.08.2008 N 33-6434/2008.

2) Завещатель находился в состоянии алкогольного опьянения или под действием психотропных препаратов.

– С. обратилась в суд с иском к Ц. о признании завещания, составленного от имени С., недействительным. В обоснование заявленных требований указала, что сын при оформлении завещания не понимал значения своих действий, не мог руководить ими, поскольку на протяжении последних 14 лет злоупотреблял спиртными напитками, также его неоднократно доставляли в медицинские учреждения в состоянии алкогольного опьянения. Вследствие употребления алкогольных напитков сын утратил чувство реальности, завещав имущество посторонней женщине, с которой его ничего не связывало. Ответчик исковые требования не признал, нотариус пояснил, что при наличии запаха алкоголя и сомнении в адекватности поведения человека нотариальные действия не совершаются. В ходе судебного следствия была проведена комплексная посмертная психолого-психиатрическая экспертиза, из заключения которой следует, что С. с 1986 года и до момента смерти 26.09.2008 страдал синдромом зависимости от алкоголя с вредными последствиями, но вместе с тем в момент оформления завещания и до его смерти синдром не достигал степени психоза и слабоумия. Эксперты не усмотрели в медицинских документах данных о том, что в момент подписания завещания 18.10.2001 С. не мог понимать значение своих действий и руководить ими.

В результате Ленинский районный суд г. Мурманска отказал в удовлетворении иска    Определение Судебной коллегии по гражданским делам Мурманского областного суда от 25.08.2009 N 33-1989-2009.

Острая необходимость

По нашему мнению, история болезни умершего, а также показания свидетелей в отношении поведения умершего при жизни не могут признаваться достаточным и достоверным источником доказательства того, в каком состоянии находился человек, когда непосредственно ставил подпись под своим предсмертным волеизъявлением. Специалисты в области судебно-медицинских экспертиз отмечают, что такой подход затрудняет правильную оценку ретроспективного состояния человека именно на момент подписания завещания и приводит к затяжным спорам.

Следует учитывать, что психическое расстройство может быть нестабильным и проявляться в периоды обострений заболевания. Настораживают неоднозначные выводы судебно-психиатрических экспертиз о состоянии наследодателя в момент составления завещания, которые, соответственно, носят лишь вероятностный характер: “Согласно заключению судебно-комплексно-психиатрической экспертизы, посмертной, ответить на вопросы, какие индивидуально-психологические особенности были присущи В.П.М. в последние сутки его жизни и какое влияние они могли оказать на его поведение при составлении им завещания, не представляется возможным, вместе с тем возможно вынесение предположительного заключения о том, что выраженная интоксикация вследствие поздней стадии болезни и воздействии сильнодействующих медикаментозных средств могли оказать существенное влияние на регуляцию правового поведения и свободу волеизъявления в момент составления завещания” Определение Судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 24.11.2009 N 482Г.

Так, по гражданскому делу о признании завещания недействительным была назначена судебно-почерковедческая экспертиза, однако решить вопрос о том, выполнена ли подпись завещателем или же другим лицом, не представилось возможным. Заключением было установлено, что “подпись выполнена под действием на процесс письма “сбивающих” факторов, в числе которых могли быть выполнение подписи за другое лицо, необычное состояние и др.“.

Следует также учитывать, что с момента оформления завещания и до открытия наследства может пройти значительное время, вследствие чего нотариус и свидетели могут не помнить всех нюансов конкретного наследственного дела, а средства аудио- и видеофиксации могут восполнить возможные пробелы обстоятельств составления завещаний. С этой позиции мы солидарны с рассуждениями Н.А. Волковой, которая обоснованно полагает, что свидетелям бывает трудно вспомнить и подробно описать поведение наследодателя в прошлом, их представления об умершем часто отрывочны и смещены во времени. Изложенный вывод ярко иллюстрирует следующий пример из судебной практики.

– “Наследник восьмой очереди Ж. обратилась в суд с иском к Д. о признании завещания от имени Морозова А.Г. в пользу Д. недействительным, ссылаясь на то, что она является наследником восьмой очереди, и на то, что завещание подписано не лично Морозовым А.Г. В судебном заседании истица пояснила, что после смерти супруги Морозов А.Г. проживал с ней и никаких завещаний не составлял. При обращении за оформлением наследства выяснилось, что спорная квартира завещана Д., а само завещание подписано Никитиным В.А. якобы по просьбе Морозова А.Г., находившегося в болезненном состоянии. После подписания завещания выяснилось, что Никитин В.А. также скоропостижно скончался, отравившись алкоголем. Ответчик Д. в обоснование возражений указал, что знал Морозова А.Г. по игровым автоматам, где они и познакомились, а почему он оставил завещание на его имя, не знает, и сам был очень удивлен, когда Морозов А.Г. принес ему завещание. Ответчик – нотариус Ларин И.Г. исковые требования не признал, пояснив, что подробностей оформления не помнит, так как прошло много времени” Определение Московского областного суда от 06.04.2006 N 33-3255/2006.

Таким образом, проведенный нами обзор судебной практики по вопросам признания завещаний недействительными свидетельствует о том, что существует острая необходимость решения указанных вопросов для обеспечения стабильности гражданского оборота и защиты интересов собственников имущества после их смерти.