Проблемы защиты прав и интересов подозреваемых, обвиняемых в уголовном судопроизводстве

Одним из основных принципов современного правового государства является правовая защита человека и гражданина, посредством которой охраняется его правовой статус, определяются пределы вторжения в личную среду, устанавливаются юридические гарантии защиты прав, свобод, обязанностей и законных интересов. В уголовном судопроизводстве существует вероятность их нарушения, которая достаточно велика, так как специальные субъекты наделены большими властными полномочиями для осуществления своих должностных обязанностей.

Чтобы реально защитить права и законные интересы личности, необходимо обеспечить в государстве принципы равенства и справедливости, создать механизм обеспечения этой защиты. В связи с интеграцией России в мировое сообщество должны быть исследованы и разрешены проблемы правозащитного регулирования в жизни Российского государства.

Часть 2 ст. 45 Конституции РФ гласит: “Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом”. В ч. 2 ст. 48 Конституции РФ говорится: “Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения”.

Но Конституция РФ закрепляет лишь главные, принципиальные положения, устанавливает права, свободы, обязанности граждан. Их же осуществление предполагает трансформацию конституционных и международно-правовых норм в уголовно-процессуальный закон, в котором должны быть конкретизированы и детализированы формы защиты основных прав, свобод, законных интересов личности средствами действующего отраслевого законодательства.

В п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 N 1 “О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации” обращается внимание судов на обязанность при рассмотрении уголовных дел и вынесении судебных решений соблюдать установленные главой 2 УПК РФ принципы уголовного судопроизводства, имеющие своим назначением защиту прав и законных интересов лиц, организаций, и также защиту личности от незаконного и необоснованного осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Принцип обеспечения права на защиту переплетается с другими принципами уголовного процесса: презумпцией невиновности, законности, состязательности сторон.

Обеспечение права на защиту способствует усилению законности предварительного следствия, повышению его качества, выступает эффективным механизмом достижения целей уголовного судопроизводства.

Однако необходимо учитывать, что при реализации органами расследования законодательных норм о защите прав и законных интересов участников процесса возникают противоречия, обусловленные различными интересами субъектов этих прав, других лиц, общества и государства в целом.

Из положений ст. ст. 1, 2, 7 Всеобщей декларации прав человека вытекает, что государство призвано одинаково охранять как права лица, совершившего преступление, так и права личности, ставшей его жертвой, а также интересы общества и в целом государства, выступающего в качестве инструмента, реализующего функцию защиты прав личности и общества.

Анализ конституционных норм о правах и свободах человека и гражданина позволяет сделать вывод, что их реализация, кроме гарантированности судебной защиты, в соответствии с Конституцией Российской Федерации, должна обеспечиваться путем создания государством механизма, предоставляющего гражданам возможность обратиться с заявлением о совершенном преступлении в правоохранительные органы и одновременно обеспечивающего безопасность их участия в уголовном судопроизводстве.

С учетом этого представляется необходимым уделить особое внимание проблеме обращения граждан в компетентные органы с заявлениями о совершенном преступлении. В настоящее время в государстве отсутствуют необходимые правовые средства, предоставляющие гражданину действительную внутреннюю свободу выбора при решении вопроса о том, прибегать ли ему к судебной защите своих прав (по делам частного или частно-публичного обвинения), либо использовать предоставленные ему законом процессуальные права, в соответствии с принципом публичности уголовного судопроизводства, которое является необходимым элементом государственной системы обеспечения и поддержания правопорядка. Его цель определена в ст. 6 УПК РФ, где говорится, что уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Уголовное преследование и применение к виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному наказанию.

Основная цель лица, привлекаемого в качестве обвиняемого, подозреваемого по уголовному делу – это цель защититься от незаконного, необоснованного обвинения. В ст. 47 УПК РФ предусмотрены нормы защиты данной категории лиц, им предоставлено право отказаться от дачи показаний, заявлять ходатайства, знакомиться с материалами уголовного дела, влиять на определение процессуальной формы судебного разбирательства в первой инстанции, обжаловать действия и решения должностных лиц и государственных органов (приговоры суда, определения, постановления и т.д.). Совокупность этих прав должна обеспечивать лицу, против которого ведется уголовное преследование, возможность активно влиять на выводы органов расследования и суда относительно его виновности в совершении преступления, тем самым гарантируя ему защищенность.

Статья 48 Конституции РФ закрепляет право каждого на получение квалифицированной юридической помощи и право каждого задержанного, заключенного под стражу пользоваться услугами адвоката (защитника) с момента задержания, заключения под стражу, предъявления обвинения.

В соответствии с ч. 2 ст. 49 УПК РФ в качестве защитников подозреваемого, обвиняемого допускаются адвокаты, а также по определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. Примечательно, что принять решение о допуске указанных лиц к участию в деле в качестве защитника может только суд, причем указанные лица не могут участвовать в качестве защитника на стороне подозреваемого, обвиняемого на предварительном следствии. Допускаемые в соответствии с ч. 2 ст. 49 УПК РФ в качестве защитников лица могут участвовать в деле лишь наряду с адвокатом. Закон увязывает их вступление в уголовный процесс с процессуальными актами суда или судьи. Представляется, что подобное решение может быть принято и на стадии досудебного производства, на стадии предварительного расследования.

Приобретая право участвовать в уголовном судопроизводстве, защитник (адвокат) реализует свои процессуальные права не только на стадии предварительного следствия, но и на последующих стадиях уголовного процесса.

Необходимо иметь в виду, что от воли обвиняемого, подозреваемого зависит не только выбор защитника (а следовательно, и его участие), но и реализация избранных средств защиты. В связи с этим важнейшее значение для выбора средств защиты и корректировки позиции по делу имеет предоставление защитнику (адвокату) возможности в любое время иметь с подозреваемым, обвиняемым свидания наедине без ограничения их количества и продолжительности.

Действующий закон предусматривает различные формальные основания к допуску защитника (адвоката): по приглашению подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого, по назначению дознавателя, следователя, суда.

Выбор защитника (адвоката) подозреваемым, обвиняемым – это важная гарантия обеспечения указанным участникам уголовного процесса права на защиту. Однако выбор защитника – это не только юридически значимый акт. В нем присутствует и этическое начало, выражающееся, прежде всего, в наличии взаимного доверия у сторон, заключающих договор на ведение дела. Это обстоятельство в значительной степени обусловливает нормальное развитие отношений защитником и его подзащитным в ходе уголовного судопроизводства. Закон, оберегая доверие между подозреваемым, обвиняемым и защитником, запрещает допрашивать в качестве свидетеля адвоката, защитника об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием (п. п. 2, 3 ч. 3 ст. 56 УПК РФ).

Верховный Суд РФ признает существенным нарушением уголовно-процессуального закона факт необеспечения обвиняемому права на приглашение защитника (адвоката) по своему выбору или когда вместо избранного адвоката защиту осуществлял другой защитник; поддерживает право подсудимого на осуществление в суде защиты тем адвокатом, который осуществляет его защиту на стадии расследования.

Просьба обвиняемого, подозреваемого об обеспечении участия защитника (адвоката) должна быть надлежащим образом процессуально оформлена в виде письменного ходатайства установленного образца. В уголовно-процессуальном законодательстве такое требование отсутствует. А вот процедура отказа от защитника (адвоката) в письменной форме предусмотрена ч. 1 ст. 52 УПК РФ.

Принимая решение о вынужденной замене защитника (адвоката), дознаватель, следователь, судья должны получить от него письменное согласие на участие в качестве защитника другого адвоката, что также должно быть закреплено в ч. 3 ст. 50 УПК РФ.

Уголовно-процессуальное законодательство не содержит перечня физических или психических недостатков, наличие которых у обвиняемого, подозреваемого обусловливает обеспечение следователем, дознавателем, судом обязательного участия защитника (адвоката), что позволяет специальным субъектам самостоятельно принимать решение о возможности обладателем физических и психических недостатков использования и реализации субъективного права на защиту.

Статья 234 УПК РФ сформулирована без учета общих норм закона, которые предписывают лицам, ответственным за ведение дела (в том числе судьям), обеспечить обвиняемому право на защиту. Согласно смыслу ч. ч. 2 и 4 ст. 234 УПК РФ уведомление защитника обвиняемого о месте и времени проведения предварительного слушания рассматривается как достаточное средство обеспечения права обвиняемого на защиту и участие защитника. Законодателем не были учтены ч. ч. 2, 3 ст. 16, п. 1 ч. 3 ст. 49 УПК РФ, которые подтверждают действие конституционного положения об участии защитника на стороне обвинения с момента вынесения постановления о признании лица в качестве обвиняемого (ч. 2 ст. 48 Конституции РФ). Участие защитника, согласно закону, обязательно (п. 1 ч. 1 ст. 51 УПК РФ), если обвиняемый не отказался от защитника в установленном законом порядке (ст. 52 УПК РФ). При этом закон исходит из того, что отказ от защитника не обязателен для суда (ч. 2 ст. 52 УПК РФ).

Установленная законом правовая процедура должна обеспечивать наиболее эффективное выполнение назначения уголовного судопроизводства, заключающегося в защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ст. 6 УПК РФ). Работа по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства должна продолжаться.

И одним из наиболее важных ее направлений следует считать дальнейшее развитие системы процессуальных гарантий прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства.