Штатные понятые и свидетели

В последнее время довольно часто, особенно по уголовным делам в сфере незаконного оборота наркотиков, для формирования доказательственной базы следствие прибегает к помощи штатных понятых и свидетелей. Что способствует этой практике и как уличить указанных лиц во лжи?

“Карманный” понятой

Понятые – это лица, призванные удостоверить факт какого-либо процессуального действия. В качестве понятых нередко выступают лица, находящиеся на административных учетах, административно задержанные, стажеры, родственники и знакомые. Широкое использование по уголовным делам штатных понятых, то есть понятых, выполняющих свои обязанности на постоянной основе, зависимых или иным образом заинтересованных лиц, обусловлено пробелами законодательства и упущениями судебной практики.

Так, в Федеральном законе от 12.08.1995 N 144-ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности” отсутствует вообще всякая регламентация, относящаяся к деятельности понятого при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий. Тем не менее в ст. ст. 17, 18 Закона N 144-ФЗ говорится о том, что отдельные лица могут с их согласия привлекаться к подготовке или проведению оперативно-розыскных мероприятий с сохранением по их желанию конфиденциальности содействия органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность (ОРД), в том числе по контракту. Лица, сотрудничающие с органами, осуществляющими ОРД, либо оказавшие им помощь в раскрытии преступлений или установлении лиц, их совершивших, могут получать вознаграждения и другие выплаты. Полученные указанными лицами суммы вознаграждений и другие выплаты налогами не облагаются и в декларациях о доходах не указываются. Как видно, никаких запретов “покупки” понятых закон не содержит.

В статье 60 УПК РФ определен правовой статус понятого, привлекаемого к участию в деле дознавателем и следователем при осуществлении следственных действий. Основной недостаток этой статьи заключается в том, что ее ч. 2 содержит исчерпывающий перечень лиц, которые не могут быть понятыми:

  • несовершеннолетние;
  • участники уголовного судопроизводства, их близкие родственники и родственники;
  • работники органов исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению ОРД и (или) предварительного расследования.

Таким образом, предполагается, что все иные лица, кроме указанных в перечне, не могут быть названы заинтересованными.

Пробелы в законе приводят к тому, что понятые из числа лиц, проходящих практику, фактически зависимые от следователя, который впоследствии дает оценку этой практике, заинтересованными лицами не признаются (Кассационные определения Новосибирского областного суда от 09.08.2010 по делу N 22-3856/2010, ВС РФ от 12.11.2009 N 11-о09-85). Кроме того, систематическое участие по разным делам одних и тех же понятых законом формально не возбраняется (Кассационное определение ВС РФ от 14.09.2010 N 46-о10-54). Хотя некоторые правоведы высказывают мнение о том, что такое ограничение можно вывести из нормы ч. 2 ст. 60 УПК РФ: мол, если один раз понятой по делу фигурировал, то впоследствии участвовать в качестве понятого он не может, так как является участником уголовного судопроизводства. Но на практике вряд ли такие рассуждения помогут убедить суд. Из буквального содержания ст. 60 УПК РФ можно прийти к выводу о том, что в качестве понятых допустимы супруги участников уголовного судопроизводства, свояки, пенсионеры МВД, а также недееспособные лица.

Анонимный свидетель

Всем известно, что свидетель – это лицо, которому известны обстоятельства дела и которое в этих целях вызывается для дачи показаний. Принципы гласности судебного разбирательства и непосредственности исследования доказательств являются существенными гарантиями того, что подсудимому будет предоставлена возможность допроса уличающих его лиц. К сожалению, указанные гарантии реализуются не всегда. Боясь разоблачения лжи, обвинение стремится во многих ситуациях скрыть свидетелей, допрошенных в отсутствие стороны защиты в ходе предварительного расследования. Для этого сторона обвинения заявляет ходатайство по оглашению показаний неявившегося свидетеля в порядке ст. 281 УПК РФ. Поскольку доставка свидетелей обвинения обычно возлагается судом на следователя и прокурора, то для исключения возможности появления свидетеля в суде обвинение нередко прибегает к составлению от имени оперативных сотрудников рапортов о том, что свидетелей якобы не оказалось дома из-за тяжелой болезни или в связи с выездом за пределы места жительства, что является формальным основанием для оглашения их показаний.

Помимо этого, существует категория так называемых анонимных или засекреченных свидетелей, то есть свидетелей, к которым применены меры безопасности на основании ст. 11 УПК РФ. Закон не запрещает при определенных обстоятельствах и оглашение показаний указанных лиц в порядке ст. 281 УПК РФ. Вся беда в том, что фактически сторона обвинения может засекретить любое лицо, даже не являющееся свидетелем, а выполняющее эти функции на штатной основе. Это обусловлено отсутствием подробной регламентации в УПК РФ института мер безопасности.

Для засекречивания свидетеля необходимы “достаточные данные об угрозах свидетелю убийством, применения насилия и пр.”, а практика в основном ограничивается простым заявлением свидетеля об указанных фактах. Риск его рассекречивания в суде минимален. Риск разоблачения стороной защиты также небольшой, так как и подсудимый, и защитник, как правило, даже не догадываются, о ком идет речь, ведь личные данные свидетеля и его голос изменены, внешность скрыта. Такой свидетель фактически может сообщать суду любую информацию, вплоть до того, что он с детства знаком с подсудимым, который, со слов свидетеля, всю свою сознательную жизнь совершал преступления.

Следует учитывать, что техническое сопровождение допросов анонимных свидетелей осуществляется оперативными сотрудниками, то есть свидетели, как правило, до начала допроса полностью им подконтрольны. Но иногда сотрудники по техническим нуждам попадают и в помещение суда, где находится свидетель отдельно от других участников процесса. Кроме того, число анонимных свидетелей по одному уголовному делу никем не ограничивается, так как закон исходит из того, что к мерам безопасности могут прибегать любые свидетели, в этом нуждающиеся. В судебной практике встречаются жалобы подсудимых о том, что в качестве нескольких анонимных свидетелей фактически выступает одно и то же лицо (Определение Ленинградского областного суда от 27.10.2011 N 22-2017/2011).

В соответствии с правовой позицией КС РФ, выраженной в его Определении от 19.10.2010 N 1428-О-О, ч. 9 ст. 166 и ч. 5 ст. 278 УПК РФ не содержат каких-либо положений, позволяющих при отсутствии других доказательств виновности обвиняемого обосновать обвинение и обвинительный приговор показаниями свидетелей, участвующих в уголовном деле под псевдонимом, и не могут рассматриваться как нарушающие права заявителя. Однако данное разъяснение не может решить проблемы в полной мере, поскольку воспользоваться показаниями анонимного свидетеля суды могут, присовокупив к ним косвенные доказательства по делу.

Трудности разоблачения

На практике достаточно тяжело разоблачить фальсификацию расследования и уличить в пособничестве этому штатных понятых и свидетелей. Одним из способов их разоблачения является тщательный допрос свидетелей в суде. Например, однажды в ходе допроса на вопрос защитника о том, в каких отношениях понятой состоит с другими участниками процесса, тот пояснил, что давно знаком с оперативником, часто отдыхает с ним. В другом случае вопрос к понятому о прошлой сфере деятельности выявил информацию о том, что он ранее занимал должность начальника уголовного розыска.

Штатные понятые достаточно часто не могут ответить на вопрос о том, каким образом и откуда они были привлечены для участия в деле, для них остается выбор: либо сказать правду и засветиться, либо придумать версию, которая может войти в противоречие с показаниями других понятых и следователя. Кроме того, штатные понятые выявляются путем анализа судебной практики в конкретном регионе на основе интернет-данных, сведений, полученных от коллег-защитников, либо собственной практики адвокатов: если замечены лица, периодически участвующие в качестве понятых, лица, которые для производства следственных действий выезжают за пределы своего места жительства, значит, признаки штатных понятых налицо. Нередко штатные понятые фактически не принимают участия в процессуальных действиях, а лишь расписываются в протоколах (иногда с отступом от основного текста). Поэтому крайне важен в суде подробный допрос указанных лиц об обстоятельствах проведения процессуальных действий, в которых они значатся участвующими.

Более сложным на практике является разоблачение штатных засекреченных свидетелей. Иногда простой вопрос о том, угрожал ли им кто-либо в связи с данным делом, вводит их в тупик, а далее выясняется, что законных оснований для засекречивания свидетеля у следователя не имелось. Поскольку допрос таких свидетелей ведется с применением аудиоаппаратуры в отсутствие визуального наблюдения, то психологическую реакцию свидетеля на те или иные вопросы защиты оценить крайне трудно. Ввиду того что свидетель дает показания в суде, находясь в изолированном от остальных участников процесса помещении, не исключено, что он может пользоваться заметками, составленными сотрудниками правоохранительных органов. Это означает, что любое отступление от заранее подготовленного плана для него может стать неожиданным и катастрофическим, поэтому указанных свидетелей следует допрашивать предельно подробно.

Участие понятых и свидетелей, способствующих следствию в фальсификации доказательств по уголовным делам, особенно по тяжким и особо тяжким составам, может привести к непоправимым последствиям в виде осуждения невиновных на длительные сроки лишения свободы, поэтому действующее уголовно-процессуальное законодательство и судебная практика нуждаются в существенной корректировке.