Сложность ведения дел адвокатами Москвы связанных с мошенничеством

Коммерческое мошенничество – это внешне завуалированное преступное изъятие или обращение чужого имущества, имущественных и неимущественных прав в свою пользу либо в пользу других лиц, совершаемое в процессе осуществления предпринимательской или хозяйственной деятельности.

Сложность квалификации коммерческого мошенничества обусловливается трудностью разграничения смежных составов преступлений. Проведенные исследования показывают, что большинство ошибок в правоприменительной практике связаны с проблемой разграничения мошенничеств с группой схожих составов: кражи, присвоения, растраты, причинение имущественного ущерба путем обмана либо злоупотребление доверием. Как мошенничество следует квалифицировать такие случаи, когда виновный завладевает чужим имуществом непосредственно путем обмана либо злоупотребления доверием (например, лицо получает выплаты по фиктивным документам или получает под отчет деньги с намерением скрыться и т.д.). Если же имуществом завладевают с использованием техники “опосредованного обмана”, то такие действия следует квалифицировать по иным составам преступлений.

Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения (п. “в” ч. 2 ст. 159 УК РФ), необходимо отличать от аналогичного пункта присвоения или растраты (п. “в” ч. 2 ст. 160 УК РФ) с последующим завуалированием следов хищения. Пожалуй, главным критерием разграничения данных составов преступлений является то обстоятельство, что при мошенничестве обманные операции направлены против конкретного лица, вступающего в какие-либо отношения с виновным, в то время как в процессе завуалирования следов хищения виновный стремится ввести в заблуждение неопределенный круг лиц, причастных к проведению хозяйственной операции. Примерами мошенничества с использованием служебного положения могут служить следующие ситуации: служащий банка принимает деньги для передачи взятки должностному лицу, с намерением присвоить взятые деньги; кассир-операционист банка вкладывает “куклу” (пачку поддельных купюр) в подлежащие выдаче денежные суммы и т.д.

Особенно сложными являются проблемы, связанные с разграничением мошенничества и кражи. Кража – это тайное хищение чужого имущества, виновное лицо не воздействует на психику потерпевшего. Например, если служащий банка вступает в сговор с клиентом банка и завышает остаток его личного счета, после чего оба получают деньги в операционном зале, то такие действия должны квалифицироваться не как мошенничество, а как кража.

Возможен и другой случай. Лицо от имени уполномоченного банка, используя технику “фиктивного плательщика”, направляет в обслуживающий банк подложное телеграфное авизо и использует полученные денежные суммы для оплаты партии товара. Подобные действия должны квалифицироваться как кража. Сущность данного способа хищения заключается в том, что лицо использует деньги банка для оплаты товара. Другими словами, виновный тайно обращает чужое имущество в свою пользу либо в пользу других лиц. Перечисленные действия не подпадают под признаки общеуголовного мошенничества, поскольку лицо не злоупотребляло личными доверительными отношениями, по мнению адвокатов Москвы.

Обманные действия совершаются иногда и в целях облегчения совершения различных видов хищения (присвоения, растраты, кражи). Так, лицо может использовать поддельное удостоверение для беспрепятственного прохода в помещение банка, коммерческой организации, помещение органов власти. Похитители могут вводить в заблуждение контролирующих лиц относительно характера совершаемых действий (например, подготавливая хищение, служащий банка просит выдать бланки документов под предлогом, что ранее выданные бланки были случайно испорчены им). Данный вид обмана также не охватывается понятием мошеннического обмана.

Под признаки коммерческого мошенничества в ряде случаев могут подпадать действия, связанные с причинением имущественного ущерба путем обмана либо злоупотребления доверием (ст. 165 УК Российской Федерации). Необходимо отметить тот факт, что названная статья достаточно редко встречается в правоприменительной практике. В первую очередь это объясняется трудностями разграничения рассматриваемого преступного деяния с гражданско-правовыми деликтами. В большинстве случаев типичными формами данного преступления являются использование сотрудниками имущества предприятия (автотранспорта, компьютерной техники) в личных целях, открытый отказ от оплаты за пользование газом, электроэнергией, арендуемым имуществом. Как правило, имущественный вред в таких случаях причиняется путем “непередачи должного”. Например, директор предприятия умышленно не перечисляет предприятию-кредитору штрафные санкции за несвоевременную поставку товара; проценты за пользование денежными средствами; лицо отказывается оплачивать арендную плату за пользование земельным участком и прочее.

Отличительной особенностью упомянутого состава преступления является отсутствие предмета хищения. Ущерб собственнику причиняется посредством износа имущества либо путем недополучения организацией определенных средств.

Так, Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении по делу Волхович признал, что совершенное ею действие, направленное на то, чтобы путем обмана, выдавая себя за законного наследника, получить вклад, принадлежавший умершей Агаповой, не является хищением денежных средств из государственных фондов, а представляет собой преступление, предусмотренное ст. 148.3 УК РФ РСФСР (“Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием”).

Принципиальное значение имеет вопрос окончания преступления. По общему правилу мошенничество считается оконченным с момента наступления у лица возможности распорядиться полученным имуществом. Лица, привлекаемые к ответственности, в целях ухода от ответственности, нередко выступают с заявлениями о том, что присвоения денег в действительности не было. Деньги, полученные в результате мошеннических операций, были лишь временно заимствованы из фондов организации, и лицо имело намерение вернуть их.

Так, Головинским районным судом г. Москвы рассматривалось дело в отношении О., обвиняемого по ч. 3 ст. 147 УК РСФСР. О. был признан виновным в том, что, являясь ведущим специалистом банка “Российский кредит”, совершил хищение 20700 долл. США.

Преступление было совершено при следующих обстоятельствах. О. работал специалистом первой категории в отделе системы ведения карточных счетов. В его обязанности входило составление в конце банковского дня текстового файла для базы данных ЦОТ с информацией о кредитованных карточных счетах. Все данные отправлялись им лично по электронной почте в расчетный центр.

Как и у всех сотрудников банка, у О. был открыт смарт-счет, деньги с которого можно было получить по пластиковой смарт-карте в любом из многочисленных филиалов банка. В феврале 1996 г. О. ввел через компьютерную сеть ложную информацию о том, что на его смарт-счет пришла сумма 20700 долл. США. Через несколько дней О. пытался снять с указанного счета 15700 долл., однако, благодаря бдительности сотрудников банка (операционистка сообщила руководству о снятии крупной валютной суммы), был задержан службой безопасности.

Допрошенный в качестве обвиняемого О. сообщил, что не собирался присваивать деньги, поскольку все равно не смог бы этого сделать безнаказанно, ссылаясь на то, что проверки в банке проводятся каждые 15 дней, и поэтому его мошеннические действия вскоре в любом случае были бы вскрыты. О. утверждал, что хотел улучшить свое материальное положение, одолжив деньги под проценты своему приятелю. Если бы приятель вернул деньги в срок, то О. вернул бы деньги банку, и пропажу денег никто бы не заметил. Услуги уголовного адвоката в гражданских и уголовных делах.

Однако суд не счел доводы О. состоятельными. Факт завладения деньгами имел место. О. был осужден к четырем с половиной годам лишения свободы. В мотивировочной части приговора было указано, что не имеет юридического значения, каким образом виновный собирался распорядиться похищенным имуществом.

В специальной юридической литературе уже предпринимались попытки определения круга деяний, подпадающих под признаки коммерческого мошенничества.

Понятию “обмана” и “введения в заблуждение”, составляющим содержание мошенничества, следует относить следующий круг деяний (имеется в виду Уголовный кодекс Украины. – Т.Ц.):

  • перемещение имущества помимо таможенного контроля или с сокрытием от таможенного контроля (ст. 70 УК);
  • сбыт поддельных денег и ценных бумаг (ст. 79 УК); сокрытие валютной выручки (ст. 80 со зн. 1 УК);
  • выпуск на товарный рынок, реализация потребителям недоброкачественной продукции и товаров (ст. 147 УК);
  • фиктивное предпринимательство (ст. 148 со зн. 1 УК); внесение в документы, которые представляются для регистрации ценных бумаг, заведомо недостоверной информации (ч. 2 ст. 148 УК со зн. 8);
  • предоставление достоверных сведений с целью сокрытия банкротства (ст. 156 со зн. 2 УК);
  • заведомо ложное заявление о финансовой несостоятельности выполнения требований со стороны кредиторов и обязательств перед бюджетом (фиктивное банкротство) (ст. 156 со зн. 3 УК).

В связи с тем, что понятие коммерческого мошенничества не употребляется в законодательной лексике, надлежит определить, какие конкретно составы преступлений подпадают под названную категорию. Анализ правоприменительной практики показывает, что коммерческое мошенничество может быть частным случаем четырех составов преступлений:

  • кража (с завуалированием следов хищения) (ст. 158 УК РФ; мошенничество (ст. 159 УК РФ));
  • присвоение или растрата (ст. 160 УК РФ);
  • причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ).

Кроме того, существуют, на наш взгляд, законодательно определенные формы коммерческого мошенничества. Под признаки коммерческого мошенничества подпадают:

  • легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем (ст. 174 УК РФ);
  • незаконное получение кредита (ст. 176 УК РФ);
  • злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст. 177 УК РФ);
  • незаконное использование товарного знака (ст. 180 УК РФ);
  • изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 186 УК РФ);
  • изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов (ст. 187 УК РФ);
  • преднамеренное банкротство (ст. 196 УК РФ);
  • фиктивное банкротство (ст. 197 УК РФ).

Перечисленные составы преступлений являются разновидностью коммерческого мошенничества, поскольку объективная сторона данных преступлений включает в себя совершение обманных операций в отношении конкретного лица либо в отношении неопределенной группы лиц.

В уголовном законодательстве России существует ряд норм, которые направлены на предотвращение случаев коммерческого мошенничества. Это так называемые нормы с “двойной превенцией”. К их числу относятся:

  • незаконная банковская деятельность (ст. 172 УК РФ);
  • незаконное предпринимательство (ст. 181 УК РФ);
  • незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну (ст. 183 УК РФ);
  • злоупотребление при выпуске ценных бумаг (эмиссии) (ст. 185 УК РФ);
  • неправомерные действия при банкротстве (ст. 195 УК РФ).

Устанавливая уголовную ответственность за обозначенные преступления, законодатель преследовал цель оградить законопослушных граждан от всевозможных посягательств на их имущественные интересы.

Вам требуются лучшие адвокаты Москвы?

Цeнoвa T.Л.