Соотношение уголовно-правовых и криминалистических признаков организованной преступной группы и преступного сообщества

Определение и признаки организованной преступной группы и преступного сообщества до сих пор беспокоят научную общественность, несмотря на то что с момента закрепления этих форм соучастия прошло более двенадцати лет. Идут научные дискуссии о понятии, характеристиках и отличиях форм соучастия. Практические работники правоохранительных органов испытывают острую необходимость в методических рекомендациях по данному вопросу, направляют запросы и заявки на такие рекомендации. Статьи УК РФ о формах соучастия применяются, имеются разъяснения правоведов, а интерес к данной теме не ослабевает. Дискуссию вызвало и Постановление N 8 Пленума Верховного Суда РФ “О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)” от 10 июня 2008 года, на положениях которого мы еще остановимся.

Известно, что уголовные дела о преступлениях, связанных с деятельностью организованных преступных групп и преступных сообществ в судах РФ часто “разваливаются”, т.к. следователям не удается достаточно четко обосновать свою позицию относительно степени организованности преступной группы и ее признаков, подкрепить доказательствами свою уверенность. Поэтому, и по другим причинам, во многих случаях суды переходят на квалификацию формы соучастия в сторону уменьшения общественной опасности и степени организованности. Квалифицируют группу не как организованную, а как группу лиц либо группу лиц по предварительному сговору. Так, например, в г. Саратове уголовное дело по 43 эпизодам преступной деятельности группы – совершению краж было переквалифицировано в суде, признак организованной преступной группы был исключен. Мотивировка суда состояла в том, что не были доказаны “устойчивость, стабильность и сплоченность группы и в деле не было сведений, подтверждающих, что группа создавалась именно для продолжительной преступной деятельности, совершения ряда преступлений”. Ситуация кажется парадоксальной, учитывая количество эпизодов преступной деятельности.

Также и другое уголовное дело, по обвинению четырех лиц в семи эпизодах разбойных нападений и краж в крупных размерах (только по одному эпизоду ущерб составил 1 млн. 692 тыс. рублей). При рассмотрении этого дела суд исключил признак организованной преступной группы, так как посчитал, что на каждый эпизод преступлений у фигурантов возникал отдельный умысел, специально для совершения преступлений группа не создавалась, признаками устойчивости и сплоченности не обладала, был рассмотрен и ряд других аналогичных дел. Существенным недостатком в расследовании являлся тот факт, что только после возбуждения уголовных дел принимались меры по сбору доказательств и отсутствовали предварительные оперативные разработки о преступной деятельности групп, установлению структур, организаторов, процессов подготовки, планирования и совершения преступлений, распределения ролей. Таким образом, одними из основных являлись недостатки в организации расследования, разделение оперативных и процессуальных функций. Существенными представляются также и проблемы, связанные с применением и толкованием законодательства.

Возможно, что в уголовном законе и в комментариях к нему недостаточно четко выделены признаки форм соучастия. С другой стороны, уголовный закон должен содержать лишь систему минимальных признаков, необходимых для квалификации преступлений. Нельзя расширять закон до бесконечности, наоборот, надо его минимизировать, улучшая структуру, обеспечивая правовыми гарантиями. Любой закон содержит лишь основные положения, в него нельзя вместить все многообразие жизненных ситуаций, случаев, форм. Почему же не всегда эффективен закон и как его улучшить?

Хочется выделить и следующую мысль. Несмотря на ярко выраженную регулятивную и превентивную функцию уголовного права, следует сказать, что все-таки жизненные ситуации, в том числе и связанные с совершением преступлений, развиваются не по законам правового характера, созданным учеными, а по объективным законам развития природы, общества и человеческого мышления. Некоторые правоведы, на наш взгляд, этого не учитывают, от длительной работы с законодательством у них складывается ложное представление о приоритете юридических закономерностей. Автор данной статьи придерживается системного взгляда на природу и общество, поэтому считает, что коллизии, несовершенство законов – обычное дело, которое нуждается в творческих инициативах для улучшения. Также и в правоприменительной практике – нельзя бездействовать, если неэффективен какой-то закон, нужно искать правильный выход из ситуации, с точки зрения здравого смысла, а не формализма находить механизмы, менять законодательство, общественное мнение и подходы к явлению.

Закон в целом или его отдельные статьи будут хорошо действовать, если они правильно отражают закономерности жизненных проявлений, учитывают тенденции и перспективы развития. Известный ученый в области уголовного процесса профессор А.М. Ларин подчеркивал, что познавательная деятельность в юридических науках должна осуществляться в соответствии с общими объективными закономерностями, присущими процессу познания во всех областях теории и практики. Очень важным является также морально-нравственный смысл законодательства, учет мнения большинства граждан, их интересов, направленность на защиту прав и законных интересов граждан. Правильные шаги сделаны в этом направлении в последние годы. Важным является и логичность, последовательность законов, их положений, подчинение отдельных положений основным принципам законодательства.

Что касается форм соучастия, научная мысль в данном направлении долго сдерживалась политическими причинами, запретом высказываний о существовании организованной преступности как явления в нашей стране. Многие ученые в области уголовного права, криминологии, криминалистики, психологии, несмотря на это, на протяжении десятков лет высказывались об изменении уголовного законодательства, касающегося форм соучастия, анализировали разновидности преступных групп и их признаки. Активно проявляли себя в этом направлении криминалисты, потому что они, на наш взгляд, в меньшей степени были связаны политикой и теорией, а больше опирались на практику расследования и прикладные, естественно-технические подходы к деятельности преступных групп. Несмотря на острую критику, а порой и давление со стороны административных структур, ряд ученых с большими трудностями продвигали это направление, отстаивая научную объективность, и этот путь, как оказалось, тяжел в любые времена, а не только когда сгорали на кострах инквизиции.

Другая категория ученых, известных, действующих и поныне, категорически не хотела замечать существование организованных групп в России, до тех пор, пока положение о них не внесли в Уголовный кодекс РФ. Вот тогда в своих исследованиях они начали признавать организованные группы и активно трактовать их признаки.

В настоящее время уголовное законодательство в целом отражает объективные закономерности развития преступных объединений, и в статье 35 УК РФ закреплены такие формы соучастия, как группа лиц, группа лиц по предварительному сговору, организованная группа и преступное сообщество (преступная организация). Называются в ст. 35 УК РФ признаки организованной преступной группы – предварительное объединение и устойчивость. Признаками преступного сообщества (преступной организации), согласно ст. 35 УК РФ, являются сплоченность и создание для совершения тяжких и особо тяжких преступлений.

Устойчивость большинством авторов понимается как некоторое качество, позволяющее группе не распадаться после совершения преступления, а представлять собой единое, целостное образование. Сплоченность является психологической характеристикой и отражает единство целей, устремлений, направленности действий, прочности связей в преступной группе. Помимо уголовно-правовой характеристики форм соучастия, существуют криминалистические характеристики преступных групп, и между ними есть различия. Чем же это обусловлено и как быть практическим работникам при многообразии трактовок организованной группы и преступного сообщества?

В вопросах расследования и квалификации преступлений следователям и оперативным сотрудникам прежде всего необходимо исходить из требований законодательства – Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов РФ. В практической деятельности по расследованию необходимо также избегать формулировок, противоречащих закону, например термина “преступные группировки”, и других, которые использовались в основном до введения в действие УК РФ 1996 года. Многие ученые, в том числе и криминалисты, дают свое толкование признаков соучастия, дополняют их характерными признаками, имеющими место в практике расследования. Возникает вопрос, насколько необходимы вообще криминалистические признаки преступных групп?

Криминалистические рекомендации по расследованию той или иной категории преступлений являются необязательными, но они учитывают закономерности расследования и полезны для практиков, с учетом творческого применения в конкретной ситуации расследования.

Криминалистическая характеристика, поддерживая в целом положения уголовного права, конкретизирует их, делает акцент не только на обязательные признаки, указанные в законе. Обращает внимание на наиболее характерные признаки и элементы, проявляющиеся по большинству дел данной категории, излагает, в чем состоит проявление этих признаков, как их лучше выявить и зафиксировать, какими методами установить при расследовании. Здесь мы подошли к вопросу о криминалистической характеристике преступления, о которой так много споров. Этой научной конструкцией злоупотребляли в исследованиях на протяжении ряда лет. Профессор Р.С. Белкин в своих последних трудах отказался от использования криминалистической характеристики преступления. До этого он писал, что криминалистическая характеристика преступления – научное понятие, имеющее практическое, поисковое и ориентирующее значение.

Можно ли обойтись без криминалистической характеристики преступлений или применительно к данной теме – без криминалистической характеристики преступных групп, криминалистических признаков преступных групп? Некоторые авторы перестали использовать криминалистическую характеристику, ориентируясь лишь на уголовно-правовую характеристику либо на предмет доказывания. Однако криминалистическая характеристика намного шире охватывает существенные стороны какой-либо категории преступлений, нацеливая нас на закономерности расследования, и у этой точки зрения есть сторонник.

В криминалистике рассматриваются элементы не только правового, но и иного характера, типичные следы и обстановка совершения преступлений, особенности способа подготовки, совершения и сокрытия преступления, особенности личности жертв и преступников, формирование и функционирование преступных групп, психологические закономерности в преступных группах, взаимосвязь расследуемого события с другими преступлениями, закономерности поведения субъектов во время расследования. Многие перечисленные элементы не входят в предмет исследования уголовного и уголовно-процессуального права. Так что обойтись без криминалистической характеристики и криминалистических признаков преступных групп в принципе возможно, путем детализации, разъяснений и комментирования уголовно-правовых признаков, но при этом некоторые важные для расследования особенности останутся неосвещенными. Поэтому все-таки необходимы и важны работы криминалистов в этом направлении.

Преступная группа – особое, специфическое образование, в котором действуют свои закономерности и тенденции, как правильно отметил В.М. Быков. Необходимость изучения проблем преступной группы, понимание ее психологической сути, особенностей формирования и функционирования, понимание типов и структур преступных групп, роли лидера и конфликтов являются важным условием для борьбы с групповой и организованной преступностью. Правильно определить вид соучастия возможно на основании имеющихся признаков, которые обязательно должны быть отражены в материалах уголовного дела.

Многие правоведы и криминалисты задумывались о признаках организованной преступной группы. Задавались вопросом: влияет ли количественный состав преступной группы и длительность ее существования на степень организованности этой группы? В какой-то степени – да, это наталкивает нас на мысль, что, если в группе много лиц, они должны быть каким-то образом организованы, оформлены в какую-либо структуру. Если преступные связи не распадаются длительное время, это говорит об определенном постоянстве преступной деятельности. И до сих пор некоторые ученые предлагают ввести в уголовный закон количественные параметры для характеристики организованной группы, преступного сообщества. Однако все попытки определить организованную преступную группу через количественный состав соучастников либо длительность существования потерпели фиаско. Ведь бывают, например, случаи, когда люди давно знают друг друга, имеют родственные и иные связи, эпизодически, время от времени, совершают преступления, например хищения. И нельзя определить такую группу как организованную, и это верно. Причина кроется в том, что границы между уровнями организованности преступных групп проходят не по количественным изменениям, а по качественным, т.е. новое качество отличает от группы лиц группу лиц по предварительному сговору, от нее организованную группу, от нее преступное сообщество. Выявление уровней организованности какого-либо явления относится к сложной проблеме современной науки и практики.

В.М. Быков, основываясь на законах диалектики, показал в своих исследованиях, как изменяется качество преступных объединений и чем они отличаются друг от друга. Например, совершение преступлений группой значительно отличается от совершения преступления отдельным человеком. Минимальный состав группы признается наличием двух лиц и обосновывается это тем, что в такой группе уже может сложиться психологическая структура, например ведущий, т.е. более активный, и ведомый. Усиливаются физическое и психическое воздействие на потерпевших, решимость преступников. Группа лиц, совершающая преступление без предварительного сговора, складывается ситуативно. Члены группы участвуют в совершении преступления на равных, хотя активность преступников может быть различной. Умысел возникает внезапно. Преступники действуют без подготовки и плана. Нет распределения ролей, лидера, состав группы нестабилен.

В группе, совершающей преступление по предварительному сговору, участники заранее, до начала совершения преступления, договорились о своих действиях. Есть промежуток времени с момента сговора до начала совершения преступления. Группа может совершать множество преступлений, появляются активные члены. Начинают выделяться участники, способные управлять ситуацией, другие склонны к подчинению. В группе еще нет четко оформленного лидера, главаря, руководителя. Может быть распределение ролей, преступные доходы делятся, как правило, поровну. В данном вопросе, на наш взгляд, В.М. Быков совершенно обоснованно дополняет обязательные, уголовно-правовые признаки наиболее характерными, необязательными, или факультативным, последние относятся, по нашему мнению, к криминалистическим.

Какие же новые качества появляются в организованной преступной группе, которые отличают ее от группы по предварительному сговору? Значительно более высокая степень общественной опасности. Отличительными чертами организованной преступной группы, согласно ст. 35 УК РФ, признаются устойчивость и предварительное объединение для совершения одного или нескольких преступлений. В организованной группе появляются новые качества – наличие лидера, управление, планирование преступной деятельности, совершение преступлений сложными способами, с применением современных технических средств, привлечением специалистов. Во много раз усиливается физическое и психическое воздействие на жертвы преступлений. Преступная деятельность становится единой, продолжаемой или, как характеризовал В.И. Куликов, перманентной, представляющей собой непрерывную цепь ситуаций. В организованных преступных группах бывают многочисленные звенья, строгая дисциплина и конспирация. Таким образом, организованная преступная группа представляет собой качественно новое явление по отношению к группе по предварительному сговору.

Рассмотрим еще подробнее признаки организованной группы, чтобы уяснить, чем она отличается от других видов преступных групп. Организованная группа является наиболее опасной разновидностью преступного объединения (преступное сообщество также является организованной группой, но еще более высокого уровня).

Криминалисты отмечают, что в большинстве организованных преступных групп наблюдаются профессионализм, устойчивость связей и стабильность состава, наличие специфических методов деятельности, планирование преступной деятельности, замкнутость и изолированность от общества, иерархия, материальная связанность, круговая порука, покровительство коррумпированных должностных лиц.

Как правило, в организованной преступной группе имеется четко выраженная иерархическая структура, которую возглавляет ее лидер (лидеры), организующий преступления и руководящий действием сообщников, имеющих четкое распределение функций и обязанностей. Также в организованных преступных группах (далее – ОПГ) и преступных сообществах имеется специальный денежный фонд – “общак” – для подкупа, дачи взяток, поддержки семей осужденных соучастников”. Эти криминалистические признаки являются наиболее характерными, но не обязательными. Например, “общаки” практически не выявляются в ходе расследования, т.к. они надежно укрываются преступниками. Однако это не является препятствием для квалификации группы как организованной по другим признакам, указанным в законе. Или взять такой признак, как коррумпированные связи. Ведь они могут быть и у отдельного человека, совершившего преступление. Но для организованной группы характерны сильные коррумпированные связи.

Для перечисления признаков организованных преступных групп В.М. Быков одним из первых пошел по правильному пути, выделяя обязательные признаки, указанные в законе, и факультативные, подчеркивая, что в ряде групп факультативные признаки могут отсутствовать. В качестве факультативных признаков организованных преступных групп В.М. Быков называет:

формирование психологической структуры. В организованной преступной группе вымогателей существует лидер, влиятельные члены, может присутствовать оппозиция в лице членов группы, стремящихся к лидерству и составляющих конкуренцию лидеру;

  • распределение ролей и закрепление функций;
  • осуществление подготовки к совершению преступлений;
  • возможность использования сложных способов совершения преступлений;
  • поддержание строгой дисциплины, подчинение лидеру;
  • замена личных отношений на деловые, основанные на совместном совершении преступлений. Выработка единой ценностно-нормативной ориентации. Все члены группы подчиняются общим правилам поведения, что позволяет действовать быстро и слаженно;
  • распределение преступных доходов в соответствии с положением лица в группе. Если в группе по предварительному сговору доходы делятся поровну, то в организованной группе – в соответствии с положением каждого в иерархии, большую часть получает лидер;
  • создание специального денежного фонда, так называемого общака. Наличие данного признака крайне трудно установить при расследовании, т.к. место нахождения “общака” знают ограниченное количество лиц.

С точки зрения автора данной статьи, можно расширить данный список следующими дополнительными признаками:

  • наличие коррумпированных связей. Для ОПГ характерно сращивание с органами власти, управления;
  • высокая техническая оснащенность группы, возможность использования значительных денежных средств для функционирования группы и подготовки к преступлениям;
  • высокая степень противодействия расследованию, в том числе через адвокатов, вышестоящих должностных лиц, средства массовой информации;
  • длительность и тщательность подготовки даже к одному преступлению;
  • стабильность состава группы, случайные люди туда не попадают, выход из группы карается;
  • организованная преступная деятельность – далеко не сумма эпизодов преступной деятельности, а единая, плановая, отлаженная деятельность;
  • длительность связей и длительность единой преступной деятельности;
  • основные структурные элементы в ОПГ, которые могут наблюдаться: 1) лидер; 2) элитарная группа или руководящее звено; 3) исполнители среднего звена; 4) исполнители низового звена. Это вертикальная структура, или структура власти в ОПГ;
  • горизонтальная структура ОПГ основана на закреплении ролей. Там могут быть телохранители, сборщики “дани”, лица, собирающие информацию, осуществляющие захват заложников, специалисты по компьютерной и иной технике;
  • для ОПГ характерно как использование криминальной специализации, что ведет к повышению эффективности преступной деятельности, так и тенденция к универсализации – совершению разных преступлений, что ведет к увеличению источников доходов;
  • наиболее удачные способы подготовки, совершения и сокрытия преступлений в ОПГ повторяются и в дальнейшем закрепляются как преступные технологии в деятельности преступных организаций;
  • устойчивость ОПГ проявляется в постоянстве личного состава, а также в конспирации, маскировке преступной деятельности, создании условий относительной независимости группы от окружающего мира. Такую независимость организованные группы получают путем владения значительными денежными средствами. Это также наличие мер защиты от разоблачения, подготовительная работа по прикрытию преступной деятельности, подготовка документов, разработка различных способов совершения и сокрытия преступлений. Устойчивость проявляется и в том, что в группе преобладают силы, направленные на ее сплочение и укрепление, что препятствует ее распаду.

Говоря о преступном сообществе (преступной организации), можно выделить также обязательные и факультативные признаки. Обязательными признаками преступной организации являются, согласно ст. 35 УК РФ, сплоченность и создание для совершения тяжких или особо тяжких преступлений либо объединение организованных групп в тех же целях. Сплоченность является психологической характеристикой и отражает общность участников в реализации преступных целей. Многие преступные группы являются референтными группами, т.е. члены их осознают принадлежность к ним и подчиняются общегрупповой психологии, нормы этой группы признаются личностью как наиболее ценные. По поводу понятия сплоченности идут дискуссии в научной юридической литературе.

Некоторые исследователи не видят существенного отличия между понятиями “устойчивость” и “сплоченность”. Например, пишут, что “об устойчивости банды могут свидетельствовать стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений. Аналогичные характеристики можно применить и к понятию “сплоченность”, однако… имеются особенности. Применительно к преступному сообществу можно констатировать тесную взаимосвязь между рядовыми членами только одной организованной группы, входящей в преступную организацию. В то же время тесная взаимосвязь между несколькими преступными группами, входящими в структуру преступного сообщества, может осуществляться на уровне руководителей групп и организаторов сообществ. Как правило, рядовые члены отдельных групп могут быть даже незнакомы с членами других преступных групп. В остальном содержание терминов “устойчивость” и “сплоченность” достаточно сходно”.

Следует возразить автору данного высказывания, который, по всей видимости, не достаточно освоил тему исследования и в своей статье вообще не приводит ни одной цитаты, но при этом называет признаки, ранее указанные другими авторами. Если бы не было существенной разницы между понятиями устойчивости и сплоченности, вряд ли законодатель ввел бы их в качестве самостоятельных квалифицирующих признаков. Не состоялись бы на протяжении ряда лет обвинительные приговоры по уголовным делам о деятельности организованных преступных групп и преступных сообществ. О понятии сплоченности и признаках преступных сообществ писали в своих исследованиях ряд авторов. По нашему мнению, сплоченность, консолидация в преступной организации выражены сильнее по сравнению с другими видами соучастия, в завершенном виде. В диссертации нами подчеркивалось, что устойчивость – более общее свойство, присущее всем организованным группам, а сплоченность – психологическая характеристика, характерная для преступных сообществ. Неправильно относить, на наш взгляд, устойчивость к внешнему состоянию объекта, а сплоченность к внутреннему, как это предлагали некоторые авторы. В числе факультативных, необязательных, или криминалистических, наиболее часто встречающихся характерных признаков преступной организации можно выделить следующие:

  • преступная организация обладает неформальными признаками всех организаций. В более выраженной степени используются преступные технологии, криминальный профессионализм, коррумпированные связи на высших уровнях власти;
  • в преступном сообществе (организации) более жесткая дисциплина, сильный лидер, имеющий криминальный опыт и связи в преступном мире, предпринимаются меры конспирации, существуют “блоки защиты” от разоблачения; действует иерархия власти и установленные правила поведения;
  • преступные сообщества (организации) отличаются сложной структурой и системой управления, отдельные звенья могут быть не связаны между собой, а иметь прямой выход только на управляющее или связующее звено; т.е. имеются в наличии организационно-управленческие структуры;
  • преступные сообщества либо отдельные их члены имеют собственность, приносящую доход, официальное прикрытие (предприятия, магазины, рестораны, казино, банки), где отмываются преступные деньги, т.е. есть общая материально-финансовая база;
  • преступные сообщества имеют центры, службы контроля, связи, информации (часть перечисленных признаков называлась рядом авторов);
  • обладают обширными зонами влияния. Например, преступная организация братьев Л. обладала такими зонами влияния, взяла под контроль деятельность морских портов, рыболовецких судов, предприятий в нескольких городах Дальнего Востока. Силовые подразделения этой преступной организации были укомплектованы бывшими офицерами и десантниками, которые постоянно тренировались, поддерживали физическую форму. Команды отдавались через штаб преступной организации, лица из разных звеньев были незнакомы. Данная преступная организация в ходе своей деятельности в борьбе за сферы влияния и могущество постепенно превратилась в банду, убившую десятки людей и терроризировавшую население;
  • для ОПГ и преступных сообществ характерно слияние экономических, должностных, насильственных преступлений против личности, преступлений бандитской, экстремистской, террористической направленности;
  • для ОПГ и преступных сообществ характерно наличие и использование огнестрельного оружия, взрывчатых веществ. В отдельных случаях применялись яды и радиоактивные вещества.

Таким образом, нами выделяются обязательные и факультативные признаки организованных преступных групп и преступных сообществ или, говоря иначе, уголовно-правовые и криминалистические (включающие как обязательные, так и факультативные) признаки.

Что касается постановлений Пленума Верховного Суда РФ, то, на наш взгляд, в них используются как уголовно-правовые признаки преступных объединений – более общего свойства, так и криминалистические, усмотренные из частных случаев следственной практики. Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 8 от 10 июня 2008 года “О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)” вызвало критику ученых. Отмечалось формальное несоответствие некоторых положений Постановления Уголовному кодексу РФ, в частности о том, что преступное сообщество может быть создано для совершения одного тяжкого или особо тяжкого преступления, тогда как в УК РФ, в ст. ст. 35 и 210, говорится, что такое объединение создается в целях совершения тяжких и особо тяжких преступлений. Также вызвали нарекания некорректность при толковании некоторых терминов и смешение понятий, например, для объяснения сплоченности преступных сообществ и умысла на совершение преступлений. По мнению В. Комиссарова и П. Агапова, в определении преступного сообщества, данном Пленумом Верховного Суда, не упоминается такая разновидность преступного сообщества, как объединение организованных групп (созданное для совершения тяжких или особо тяжких преступлений), что также не соответствует УК РФ.

В определении преступного сообщества, данном в п. 2 вышеуказанного Постановления, действительно нет такой разновидности, но в п. 4 говорится о случаях “объединения уже существующих групп в преступное сообщество”.

Возникает вопрос: нет ли противоречий между обязательными и факультативными признаками организованных групп и преступных сообществ, между уголовно-правовыми и криминалистическими признаками обозначенных выше групп, как они соотносятся между собой и существует ли методология, позволяющая связать эти признаки? По нашему мнению, обязательные и факультативные признаки соотносятся между собой как общее и частное. Криминалистические признаки преступных групп включают описание как общих свойств, характерных для всех дел этой категории, так и частных, но не редких, а типичных случаев, позволяющих выделить закономерности.

Таким образом, криминалисты выделяют закономерности, как правило, на уровне обобщения множества дел аналогичной категории, а не на уровне отдельно взятого дела. Используется чаще всего научный метод дедукции, когда от общего идут к частному, применяют закономерности расследования к частным случаям. Но и отдельно взятое дело тоже может быть объектом научного анализа и выделения признаков, закономерностей, если мы видим, что рекомендации по расследованию данного конкретного дела подходят и к другим аналогичным делам, т.е. здесь используется научный метод индукции.

В настоящее время существует, на наш взгляд, методология, позволяющая связать воедино признаки преступных групп, она позволяет предметно рассмотреть какой-либо объект, явление. Давно известно, что, рассматривая одно и то же явление, различные ученые, в соответствии со своими взглядами, могут называть разные признаки, выдвигать отличающиеся теории. Например, в физике была как волновая, так и корпускулярная теория света, т.е. существуют различные подходы к изучению объекта. Необходимо подчеркнуть, что не всегда целесообразно ориентироваться на признаки в каких-либо определениях, т.к. признаки отражают внешнюю сторону, а есть еще и внутренняя составляющая, сущность явления.

Методология системного анализа позволяет предметно подойти к изучению преступных групп. Данная методология является универсальной в отношении объектов исследования и применяется в различных отраслях знаний, для изучения как звездных галактик, так и элементарных частиц и человеческих коллективов, объединений. И совсем не обязательно внедряться в преступную группу, чтобы познать ее закономерности. В своих исследованиях мы пытаемся аккумулировать знания криминологов, психологов и др. ученых, чтобы извлечь полезные наработки для расследования преступлений.

В советское время исследователи преступных групп не признавали, что в них могут действовать закономерности объединений, характерных для общества в целом <26>. Но позднее в криминологической науке появились выводы о том, что развитие и становление организованной преступности происходят по законам формирования социальных управленческих систем. Занимаясь изучением преступных групп вымогателей, нами были сделаны выводы, что в преступных группах наблюдается аналогия тенденций объединения и схем формирования, характерных как для всех преступных групп, так и для социальных объединений в целом, постепенное усложнение механизмов формирования, функционирования и структуры, элементов управления. Межгрупповая конкуренция и конфликты в преступных группах приводят к напряжению обстановки во всем обществе. Помимо закономерностей всех социальных групп в преступных группах действуют закономерности преступных объединений, криминальная субкультура и идеология, а также особенности отдельно взятых групп.

Системный анализ и системный подход в криминалистике позволяют целостно подойти к изучению преступных групп, с учетом всех их составляющих, внешних и внутренних факторов. Обоснование применения системного подхода в криминалистике дано В.А. Жбанковым, системный подход использован для изложения методики расследования организованной преступной деятельности В.П. Лавровым и др. Системный анализ применен зарубежными авторами для исследования деятельности организованных преступных групп и их структур в различных регионах мира.

Применяя системный анализ в качестве методологии научного познания, нами также были сделаны некоторые выводы, касающиеся преступных групп. Например, можно рассматривать преступные группы как саморазвивающиеся системы, проходящие этапы зарождения, становления, развития, разрушения. При этом системами в завершенном виде, по нашему мнению, могут являться только организованные преступные группы и преступные организации. Преступные группа лиц и группа лиц по предварительному сговору представляют собой незавершенные системы, находящиеся в процессе становления. Поэтому наибольшую опасность они представляют в плане консолидации сил и продолжения преступной деятельности. Такое продолжение возможно при наличии внешних и внутренних условий развития преступной группы. В других случаях процессы и преобразования на любых уровнях развития преступных групп могут привести к распаду внутренних связей и разрушению. В организованных преступных группах ярко проявляются такие системные свойства, о которых писали исследователи физических систем, как элементарность и эмерджентность. Элементарность означает, что организованная группа самодостаточна и действует как единый организм, как нечто единичное. Она относительно обособлена, изолированна, членство в группе постоянно, выход затруднен. Эмерджентность означает, что свойства и признаки организованной преступной группы не сводятся к сумме свойств и признаков ее частей, элементов. Организованная преступная группа – не просто объединение входящих в нее лиц, а организованная преступная деятельность – далеко не сумма эпизодов преступной деятельности. В организованной группе появляются свойства и признаки, не выводимые из ее частей. Например, совершение преступлений сложными способами, с привлечением специалистов, применением современных методов, технологий, технических средств. Непонимание свойства эмерджентности организованных преступных групп и преступных сообществ зачастую приводит к недооценке степени общественной опасности данных преступных объединений, так как деятельность их рассматривается в ходе расследования по эпизодам. Необходимо учитывать, что деятельность эта единая, продолжаемая, что должно определять и особый характер расследования дел данной категории. Структура организованной преступной группы, как структура всякой системы, может быть рассмотрена по горизонтали и вертикали. Горизонтальная структура основана на разделении труда и специализации, поэтому в организованных группах функционируют казначеи, оружейники, разведчики, охранники и т.д. Вертикальная структура основана на иерархии власти и представлена главным лицом (лидером, главарем, руководителем), исполнительским звеном и промежуточными звеньями между лидером и исполнителями. Организованную преступную группу характеризуют сильные внутренние связи, схемы которых могут быть различны.

Устойчивость и неустойчивость, противодействие, взаимодействие с внешней средой также являются категориями системных теорий. Организованные группы сами состоят из частей и входят составными частями в более обширные системы. Организованные преступные группы постоянно находятся в динамике. Процессы в них могут происходить как детерминированно, так и случайно, как циклично, так и неполным циклом операций, как периодично, так и непериодично, как множественно, так и единично. Функции и структуры организованных преступных групп связаны и находятся в диалектическом единстве и противоположности.

Подходы ученых к исследованию организованных преступных групп наблюдаются различные, некоторые исследователи большее внимание уделяли структурам групп, а иные – функциям, особенностям формирования и функционирования. Но в целом, если выводы объективные в данных направлениях, они не противоречивы и развивают научное исследование этой темы, расширяют представление о данном явлении. Так же как и в физике, в которой корпускулярная и волновая теории света оказались верными в познании закономерностей. При этом первая из теорий делала упор на структуру системы, а вторая – на функции. Наша задача – объединение методов познаний, качественное переосмысление знаний о преступных группах.

Хочется отметить, что в самой методологии, применяемой нами, т.е. в области системного анализа и системного подхода, также существует много вариантов понимания и изложения. Начиная от общих философских подходов, научной абстракции до математических, кибернетических, естественнонаучных, прикладных, в узко специальных областях науки и техники и других. Подчеркиваем, что, несмотря на разные методы и подходы, если познание систем идет в правильном направлении, выводы исследователей совпадают. Мы рассмотрели уголовно-правовые и криминалистические признаки организованных преступных групп, преступных сообществ, научные подходы и проблемы к их толкованию и соотношению.

Т.В. Колесникова