Участие адвоката в уголовном деле по статьям 228, 228.1 УК РФ

Согласно материалам дела Б. * незаконно приобрел вещество, содержащее в своем составе наркотическое средство кокаин массой не менее 5, 19 грамма, в крупном размере, и хранил его в своем автомобиле до 20 июня 2015 года.

Кроме того, Б. *. при неустановленных обстоятельствах, незаконно приобрел вещество, содержащее в своем составе наркотическое средство кокаин массой не менее 0, 60 грамма, в значительном размере, хранил его при себе и 20 июня 2015 года сбыл его А*.

При в вступлении адвоката в дело сам Б. не отрицал, что обнаруженный в его автомашине и в сумке А* кокаин, приобрел он и хранил его при себе.

Показаний о том, что обнаруженный у А* кокаин в размере 0, 60 грамма, он ей не сбывал, а сверток с наркотическим средством оказался в сумке А* случайно, когда во время остановки их сотрудниками полиции, он бросил его на заднее сиденье, то они были отвергнуты вдальнейшем судом по следующим основаниям.

Свидетель А* показала, что А* встречал ее в аэропорту Шереметьево, которого она заранее попросила приобрести для нее примерно 0, 50 грамма кокаина. При встрече Б. передал ей кокаин, часть она употребила, а оставшийся убрала к себе в сумку. По пути из аэропорта они заехали за знакомым Б. Х* и решили провести вечер в каком-нибудь развлекательном заведении. По пути следования их автомашину остановили сотрудники полиции и обнаружили у них кокаин, в том числе и в ее сумке.

Эти показания свидетеля А* суд признал достоверными и правильно указал, что они соответствуют фактическим обстоятельствам дела и частично подтверждены показаниями самого Б., а также соответствуют другим доказательствам.

Уголовный адвокат полагал и ходатайствовал о том, что свидетель А* оговорила Б. под незаконным воздействием сотрудников полиции, обещавшим не избирать в отношении нее меру пресечения в виде заключения под стражу. Указывает, что в отношении А*, при отсутствии у нее гражданства РФ и места жительства была избрана мера процессуального принуждения в виде обязательства о явке, что противоречит сложившейся практике.

Свидетель Х* пояснил, что в тот момент, когда их задержали сотрудники полиции, то он сидел на переднем сиденье. В его присутствии Б. не бросал назад никаких свертков, и он не видел, что какие-либо свертки лежали на передней панели автомашины. В его присутствии был изъят кокаин из автомашины Б. и из сумки А*.

Из заключения экспертов и справок об исследовании, следует, что изъятое из автомашины Б. вещество массой 5, 19 г, а также изъятое из сумки А* вещество, массой 0,60 г, содержит в своем составе кокаин и является наркотическим средством.

Масса изъятого и обнаруженного психотропного вещества в автомашине Б., приобретенного им для личного потребления, и масса кокаина, изъятого из сумки А*, свидетельствует, соответственно, о крупном и значительном размерах наркотического средства.

На основании совокупности исследованных и приведенных доказательств, суд дал действиям осужденного юридическую оценку, квалифицировав их по ч. 2 ст. 228 УК РФ, п. “б” ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

Доводы защиты, что Б. не сбывал А* наркотическое средство, отвергнуты судом. Показания Б. о том, что когда их остановили сотрудники полиции, то маленький сверток с кокаином он бросил на заднее сиденье и тот случайно попал в сумку к А*, являются надуманными и опровергнуты показаниями самой А*, в который она прямо заявляла, что кокаин он приобрела у Б., и часть его употребила.

Из протокола медицинского освидетельствования А* следует, что она находилась в состоянии наркотического опьянения.

Вместе с тем считать, что А* оговорила Б., находясь под воздействием наркотических средств, а также под незаконным воздействием сотрудников полиции, оснований не имеется. На очной ставке она подтвердила свои показания и уличила Б. в сбыте наркотического средства.

Адвокат считает, что из осуждения Б. следует исключить признак объективной стороны – незаконное приобретение наркотических средств, ввиду того, что Б. приобрел наркотические средства не позднее 20 июня 2015 года и невозможно определить истечение сроков давности привлечения его за это действие к уголовной ответственности, что было удовлетворено судом.

По ходатайству адвоката суд, исключил из обвинения Б. перевозку наркотических средств.

Б* был осужден судом:

  • по п. “б” ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам лишения свободы;
  • по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно Б* назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.