В административном процессе не предусмотрено такое процессуальное действие, как опознание

Дело об автомобиле-двойнике

Гражданину М. позвонили в дверь в 23 часа и, представившись сотрудниками милиции, объявили, что он совершил наезд на человека и скрылся с места ДТП. Так как время было позднее, а проверить документы милиционеров через закрытую дверь не представлялось возможным, во входе в квартиру стражам порядка было отказано. На предложение получить повестку М. попросил оставить ее в почтовом ящике. Как выяснилось позже, в милицию обратилась девушка, на которую был совершен автомобильный наезд. Потерпевшая четко запомнила марку, цвет и регистрационный знак автомобиля, что позволило почти сразу вычислить его собственника и готова была его опознать.

Как пояснил М., во время наезда он находился на рабочем месте в офисе. И хотя Кодекс профессиональной этики адвоката обязывал адвоката при исполнении поручения доверителя в своих действиях исходить из презумпции достоверности документов и информации, представленных доверителем, необходимо было легализовать данную информацию для органов внутренних дел.

Адвокатом по ДТП был направлен запрос в службу безопасности офиса, в котором работал М. В ответ на запрос была представлена выписка из электронной системы, регистрирующей вход и выход сотрудников, из которой следовало, что во время ДТПклиент действительно находился на рабочем месте. Данная выписка была подана как приложение к ходатайству о прекращении дела в отношении гражданина М.

Сотрудники отдела розыска, дополнительно изучив полис страхования гражданской ответственности, заметили, что в списке лиц, допущенных к управлению автомобилем М., указана его супруга. Естественно, все подозрения в совершении ДТП теперь пали на нее. Каких-либо доказательств ее отсутствия за рулем автомобиля в момент аварии не было. Сотрудник отдела розыска объявил, что будет приглашена потерпевшая, которая опознает водителя и машину, и на этом спор о том, кто виноват, будет исчерпан.

Вред здоровью потерпевшей не квалифицировался как тяжкий, следовательно, действия неизвестного водителя не подпадали под нормы Уголовного кодекса (статья 264). На заявление адвоката о том, что в административном процессе не предусмотрено такое процессуальное действие, как опознание, милиционер никак не прореагировал. Пригласив на очередную встречу гражданина М. с супругой, сотрудник отдела розыска предложил предоставить машину для опознания.

Адвокат по ДТП, реализуя предоставленную законом возможность опроса лиц с их согласия, выехал на место ДТП и опросил предположительных очевидцев происшествия: продавцов, сотрудников расположенной рядом станции метрополитена и даже лиц без определенного места жительства. Были найдены реальные очевидцы ДТП, которые рассказали, что из здания игрового клуба вышла девушка в состоянии сильного опьянения, села за руль и, сдавая задним ходом, совершила наезд на женщину. С места ДТП она сразу уехала.

Через два дня адвокату позвонили и сообщили, что машина искомой модели, цвета и т.д. находится недалеко от места ДТП. Выехав по указанному адресу, адвокат в присутствии понятых составил акт внешнего осмотра транспортного средства. Действительно, это был очень похожий автомобиль, начиная от регистрационного знака и заканчивая цветом и маркой, однако “седан”, а не “хэтчбэк”, как у М.

Оказывается, у автомобиля М. был криминальный “двойник”. В ПТС у М. не был указан тип машины, и создатели копии немного промахнулись.

Вся собранная адвокатами информация была приобщена ходатайством к материалам дела. Дело в отношении семьи М. было прекращено. Что стало с автомобилем-двойником? Это совсем другая история.

Дело о поиске свидетелей

На регулируемом светофором перекрестке произошло ДТП, в результате которого два автомобиля получили значительные механические повреждения. Оба водителя в результате данного ДТП пострадали и с места происшествия были доставлены в больницу.

Прибывшие через час после столкновения на место ДТП работники ГИБДД не смогли установить очевидцев происшествия.

Позднее оба водителя утверждали, что на перекресток выехали на разрешающий сигнал светофора и не нарушали Правил дорожного движения. Автотехнический эксперт не смог сделать достоверный вывод о том, кто же из водителей допустил нарушение ПДД.

Один из водителей, гражданин А., обратился за юридической помощью. Адвокат изучил имеющиеся материалы дела и решил провести адвокатское расследование для установления очевидцев происшествия.

Выехав на место происшествия, адвокат выяснил, что ДТП произошло в жилом массиве, поблизости имеются остановки общественного транспорта, небольшие продуктовые магазины и киоски, недалеко расположена районная поликлиника.

В работу включились три адвоката по ДТП и несколько помощников адвокатов, выполнявших технические задания. С целью выявления возможных свидетелей происшествия был проведен поквартирный обход близлежащих домов. В почтовые ящики были разложены письма с призывом поспособствовать установлению реального виновника ДТП. Проводились беседы с участковым, дворниками, продавщицами находящихся неподалеку от места происшествия магазинов и киосков. Не были обойдены вниманием и сидящие у подъездов дамы, гуляющие с детьми молодые мамы и няни, владельцы собак. Использовались и каналы СМИ: по кабельному телевидению в рамках программы, посвященной ДТП, было сделано объявление о розыске очевидцев по данному происшествию, в районной газете также было размещено соответствующее объявление.

Проведенная работа быстро дала положительные результаты: поступила информация от восьми очевидцев данного ДТП. Все они были опрошены адвокатом, по результатам были составлены подробные письменные акты опросов.

При этом трое очевидцев на момент ДТП находились в непосредственной близости от светофора и уверенно подтвердили, что водитель А. двигался на разрешающий сигнал светофора, в то время как водитель В. выехал на перекресток на запрещающий сигнал. То есть виновником ДТП был именно он.

Адвокатами были установлены лица, которые после совершения ДТП снимали место происшествия на телефонные фотокамеры. На фотографиях имелись изображения четырех выявленных в ходе адвокатского расследования очевидцев.

Собранные адвокатами материалы были представлены в органы ГИБДД, которые проверили информацию и вынесли соответствующее постановление о виновности в данном ДТП водителя В. и, следовательно, об отсутствии в действиях водителя А. состава правонарушения.

При обжаловании водителем В. принятого органами ГИБДД решения позиция, выработанная адвокатами водителя А., устояла, собранные адвокатами доказательства были признаны достоверными, решение осталось без изменений.

Дело об отсутствии дорожной разметки на дату инкриминируемого правонарушения

Гражданин Р. ехал на своем автомобиле из Воронежа в Москву. Проезжая по ремонтируемому участку дороги в одну полосу движения с отсутствующей разметкой, Р. совершил маневр – обгон автомобиля, который на протяжении длительного времени двигался со скоростью приблизительно 30 – 40 км/ч.

Спустя километр после совершения обгона Р. был остановлен сотрудником ДПС ГИБДД. Ему инкриминировалось нарушение пункта 9.1 Правил дорожного движения, за которое предусмотрена ответственность по пункту 4 статьи 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (“Выезд в нарушение Правил дорожного движения на сторону дороги, предназначенную для встречного движения”) – лишение права управления транспортными средствами на срок от четырех до шести месяцев.

Сотрудник ГИБДД составил протокол и схему места совершения административного правонарушения, с которыми водитель Р. не мог согласиться. На схеме был указан километр трассы, на котором произошло предполагаемое правонарушение, но была нарисована дорожная разметка в виде сплошной линии и дорожный знак “Обгон запрещен”.

Бдительный автовладелец воспользовался своим правом на участие в разбирательстве адвоката по ДТП с момента составления протокола. Следуя телефонным консультациям и рекомендациям своего адвоката, Р. сфотографировал участок дороги, на котором, по словам сотрудника ДПС ГИБДД, было совершено правонарушение, подписал протокол с пометкой “не согласен” и сделал письменные замечания на протокол. У Р. изъяли водительское удостоверение и выписали ему временное разрешение на управление транспортным средством.

По ходатайству адвоката дело передали в суд по месту жительства ответчика. Для рассмотрения дела с учетом всех сложившихся обстоятельств требовалось доказать, что в период совершения инкриминируемого правонарушения на этом участке дороги велись ремонтные работы и отсутствовала дорожная разметка. Адвокат отправил запросы в соответствующие организации, производящие ремонт и отвечающие в данный момент времени за расположение дорожных знаков на этом участке дороги.

Ответ содержал информацию о том, что на этом участке дороги проводились дорожные работы. На день совершения указанного правонарушения они были уже завершены, но ввиду плохих погодных условий нанести дорожную разметку не представлялось возможным. Разметка появилась на дороге спустя некоторое время после административного правонарушения, а расположение дорожного знака “Обгон запрещен” не соответствовало схеме места совершения вменяемого нарушения Правил дорожного движения.

Таким образом, своевременное вмешательство в дело адвоката способствовало прекращению дела из-за отсутствия состава правонарушения, а гражданину Р. было возвращено его водительское удостоверение.

Дело о разоблачении лжесвидетелей

Водитель А., молодая девушка, с двумя пассажирами пересекала на зеленый свет один из широких проспектов Москвы. При завершении движения через перекресток в правый борт автомобиля А. ударился передней частью легковой автомобиль под управлением К. В автомобиле К. пассажиров не было. Один из пассажиров А. получил телесные повреждения и был доставлен в больницу.

Сразу после столкновения К. обвинил А. в том, что она двигалась на запрещающий сигнал светофора, причинила ему серьезные телесные повреждения и разбила его автомобиль. К. предложил А. на месте договориться о компенсации причиненного ему ущерба и сообщил, что у него имеется много свидетелей.

После столкновения А. связалась с адвокатом по ДТП. Адвокат настоятельно порекомендовал ей вызвать на место происшествия сотрудников ГИБДД, а узнав, что у одного из ее пассажиров имеется видеокамера, предложил сделать скрытую видеосъемку окружающей обстановки, всех присутствующих на месте происшествия, подъезжающих автомашин, граждан, общающихся с водителем К.

Во время составления объяснения сотрудникам ГИБДД водитель К. указал фамилии семи молодых людей, которые якобы являются очевидцами столкновения и находились на перекрестке в момент происшествия. В дальнейшем указанные молодые люди подтвердили, что ранее они не были знакомы друг с другом и на месте столкновения оказались случайно, что данное столкновение наблюдали с различных мест, что их данные К. записал на месте происшествия.

В процессе сбора доказательств по данному делу адвокат направил запрос в высшее учебное заведение по месту учебы водителя К. В ответе на запрос были сообщены данные о номере средней школы, в которой ранее учился К., а также предоставлен список студентов, обучающихся с ним на одном курсе. Такие же данные были предоставлены по запросу адвоката и из средней школы. Оказалось, что шесть так называемых свидетелей знакомы с К., так как обучались вместе в одной школе либо в настоящее время обучаются с ним в институте.

При просмотре сделанной пассажиром А. видеозаписи было однозначно установлено, что указанные лица прибыли на место происшествия в двух автомобилях через 37 и 45 минут после столкновения, ранее были знакомы, активно общались друг с другом и с К., обнимали, поддерживали его и т.д., но при этом последний не делал никаких записей их данных.

После предъявления К. и его адвокату собранных доказательств К. и его родители в добровольном порядке предприняли необходимые действия по примирению с пострадавшими в ДТП и заглаживанию причиненного им ущерба.

Дело об установлении виновного в совершении ДТП при проезде на запрещающий сигнал светофора

Гражданка М. была признана виновной в административном правонарушении, за которое предусмотрена ответственность по статье 12.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях “Проезд на запрещающий сигнал светофора или на запрещающий жест регулировщика”. ДТП произошло ранним утром на перекрестке при выезде из города. Столкновение автомобиля марки “Ниссан” под управлением гражданки М. и автомобиля “Шевроле”, которым управлял гражданин С., произошло в результате выезда одного из автомобилей на запрещающий сигнал светофора. Оба водителя отрицали свою вину.

Со слов гражданки М., она начинала движение на зеленый сигнал светофора, когда автомобиль “Шевроле”, который двигался с большой скоростью, при повороте налево въехал в переднее правое крыло ее автомобиля.

Ввиду того что ДТП произошло ранним утром в выходной день, свидетелей данного происшествия не было.

Однако водитель автомобиля “Шевроле” заявил, что он ехал не на красный, а на зеленый сигнал светофора. В подтверждение своих слов он привел в суд свидетеля, который якобы откликнулся на объявление о поиске очевидцев.

В своих объяснениях свидетель заявил, что он проезжал мимо перекрестка, на котором случилось ДТП, на пригородном автобусе, и все прекрасно видел в окно.

Сам факт внезапного появления свидетеля, который “нашелся” через две недели после ДТП, заставил адвоката более детально изучить все обстоятельства дела.

Для этого суд по ходатайству адвоката по ДТП запросил график движения автобусов указанного маршрута, были опрошены два водителя автобусов этого маршрута. Из их объяснений выяснилось, что автобус обычно проезжает данный перекресток за 20 – 30 минут до времени, когда случилось указанное ДТП. После этого лжесвидетель признался в суде, что знакомый попросил его “поддержать”.

Кроме того, адвокат по ДТП истребовал схему работы светофорного объекта по времени и направлениям (с указанием его фаз, их продолжительности и последовательности), которую исследовали в суде с участием автоэксперта. Было установлено несоответствие пояснений водителя С. об обстоятельствах ДТП с режимом работы светофорного объекта.

Таким образом, невиновность гражданки М. была доказана. Гражданин С. компенсировал все связанные с ремонтом автомобиля М. затраты, а также возместил представительские расходы и причиненный моральный вред.

Р. Рожденственский