ВАС разъяснил порядок внесения третейской оговорки в гражданско-правовые договоры

Управляющая компания сети магазинов “Магнит” проиграла индивидуальному предпринимателю Светлане Моисеевой дело о включении в договор аренды третейской оговорки в Президиуме Высшего Арбитражного Суда. Общая доверенность дает право представителю юрлица заключать договор с включенной в него третейской оговоркой — такое решение Президиум вынес сегодня по делу ВАС-12311/2010.

Конфликт касался договора об аренде помещения под магазин в Ульяновске. По нему все споры между арендатором (Моисеевой) и субарендатором (ЗАО “Тандер”) должны были разрешаться в Третейском суде при ТПП Ульяновской области. Ситуация накалилась после того, как Моисеева потребовала арендную задолженность через Ульяновский третейский суд. Как утверждал истец на заседании Президиума, хотя магазин уже переехал, предприниматель отказывалась принять помещение и требовала внести за него арендную плату.

Суды трех инстанций не удовлетворили требований истца, однако ЗАО “Тандер” подало надзорную жалобу в ВАС, где указало, что заключение третейского соглашения представителем, без специального на то уполномочия в доверенности, не допускается по ч. 2 ст. 62 АПК.

Судья-докладчик Сергей Сарбаш изложил существующие подходы к разрешению этого вопроса. С одной стороны, ФЗ “О третейских судах в РФ” не требует наличия в доверенности представителя (в данном случае – директора филиала, подписавшего договор) специального уполномочия на заключение договора, содержащего третейское соглашение. При таком толковании, сказал Сарбаш, основания для признания третейской оговорки недействительной в данном случае отсутствуют.

С другой стороны, по мнению коллегиальной тройки судей (Сергея Сарбаша, Дмитрия Дедова и Инны Пановой), п. 1 ст. 17 того же закона гласит, что третейская оговорка в договоре автономна и не зависит от других условий в договоре, а значит, представитель должен быть наделен специальными установленными в доверенности expressis verbis полномочиями на включение такого условия. То есть, директор, не имея в доверенности прямого указания на право третейской оговорки, права на передачу споров в третейский суд тоже не имел.

Ч. 2 ст. 62 АПК, на которую ссылалось общество, применяется к тем делам, которые передаются в третейский суд, уже будучи на рассмотрении арбитража. Непосредственно к доверенностям представителей она отношения не имеет.

Президиум ВАС поддержал все суды предыдущих инстанций, признав этим правомерной позицию, по которой руководитель филиала, действующий на основании общей доверенности, вправе заключать договор с включением в него третейской оговорки.