Водитель скорее трезв, чем пьян

Одним из самых распространенных административных правонарушений в области дорожного движения является управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения. Какова процедура лишения прав за вождение в нетрезвом виде? А если водитель невиновен, сможет ли он это доказать?

Чье слово важнее?

Как свидетельствуют материалы правоприменительной практики судов общей юрисдикции различного уровня, практически во всех случаях решения выносятся против водителей. Прежде чем будут рассмотрены основные обстоятельства, которые водителям необходимо принимать во внимание при возбуждении против них дела об административном правонарушении для надлежащей защиты своих прав и охраняемых законом интересов, напомним пошагово всю процедуру.

  1. Водителю, которого останавливает сотрудник ДПС, предлагается пройти освидетельствование на состояние опьянения. Его проводит сам инспектор с помощью технического прибора.
  2. При отказе от прохождения освидетельствования на состояние опьянения, при несогласии с его результатами или при наличии достаточных оснований полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, но при этом результат отрицательный, водитель направляется на медицинское освидетельствование, которое проводится дважды с интервалом в 20 минут. Все документы оформляются в присутствии понятых.
  3. При положительном результате освидетельствования, подтверждающем наличие у водителя алкогольного опьянения, у него изымаются права, транспортное средство задерживается и помещается на стоянку (ст. 27.13 КоАП РФ), а материалы передаются в суд, который и выносит решение по делу. Все процессуальные действия инспектор оформляет протоколами, которые приобщаются к материалам дела. В них указывается информация о совершенном процессуальном действии, сведения о лице, в отношении которого ведется производство по делу, иные необходимые сведения в соответствии со ст. 27.12 КоАП РФ.

Акты об освидетельствовании водителя на состояние опьянения являются для суда достаточными доказательствами его вины. Вместе с тем водитель вправе представлять свои доказательства, в частности иные акты о своем освидетельствовании.

Московский городской суд Постановлением от 30.07.2008 N 4а-2236/08 отменил постановление мирового судьи района Капотня г. Москвы и решение судьи Люблинского районного суда г. Москвы, указав, что судами при рассмотрении дела необоснованно не приняты во внимание следующие обстоятельства: медицинское освидетельствование на состояние опьянения было проведено дважды; результаты прямо противоречат друг другу; временной промежуток между ними был явно незначителен. При таких обстоятельствах вывод, что второе заключение не подтверждает отсутствие состояния опьянения, не может быть признан убедительным, поскольку не соответствует материалам дела. Представление акта о повторном освидетельствовании может повлечь возникновение у судьи сомнений в результатах первоначального освидетельствования. В этом случае он может отправить оба акта в независимое экспертное учреждение на экспертизу.

В части 1 ст. 1, ч. 1 ст. 7 Конституции России закреплены положения о том, что РФ является правовым, социальным и демократическим государством. Применительно к отношениям в сфере регулирования безопасности дорожного движения это означает необходимость соблюдения принципа общей и частной превенции нарушений в целях защиты здоровья и жизни людей (ст. 1 Федерального закона от 10.12.1995 N 196-ФЗ “О безопасности дорожного движения”).

Вместе с тем сформулированный Конституционным Судом принцип баланса частных и публичных интересов (Постановления КС РФ от 05.02.2007 N 2-П и от 19.03.2010 N 7-П) в его взаимосвязи с КоАП РФ означает необходимость полного, объективного и всестороннего исследования обстоятельств каждого конкретного административного дела, оценки всех имеющихся в деле доказательств в их совокупности. Доказательства должны отвечать критериям относимости, допустимости и быть неопровержимыми, позволяющими достоверно установить факт правонарушения и причастность к нему конкретного лица. Какие-либо разночтения в имеющихся по делу процессуальных документах, несоответствия свидетельствуют о невозможности формулирования достоверного и соответствующего всем материалам и фактическим обстоятельствам дела решения о причастности лица к административному правонарушению, его вины в его совершении. Это в полной мере согласуется с требованиями ст. 1.5 КоАП РФ, согласно которым все неустранимые сомнения в виновности толкуются в пользу лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Водителю необходимо представить только акт повторного освидетельствования, которое должно быть проведено как можно скорее по окончании первого. Значительный период времени лишает смысла повторное проведение, суд не придает ему должного значения. Причем ссылка на то обстоятельство, что до остановки инспектором он прошел освидетельствование, которое не показало состояния опьянения, не принимается во внимание. Такой медосмотр не означает, что на момент остановки водитель управлял автомобилем в трезвом состоянии (Постановление Санкт-Петербургского городского суда от 27.07.2011 N 4а-1126/11).

В Обзоре законодательства и судебной практики ВС РФ за первый квартал 2008 года (абзац 2 ответа на вопрос N 8) указано, что КоАП РФ не содержит нормы о том, что единственно допустимым доказательством нахождения лица в состоянии алкогольного опьянения является акт медицинского освидетельствования. Это в полной мере согласуется с положениями ст. 26.11 КоАП РФ, согласно которым ни одно из доказательств не имеет для административного и иных правоприменительных органов, в том числе для суда, заранее установленной силы, а все и каждое в отдельности оцениваются ими по своему внутреннему убеждению.

По смыслу правовой позиции ВС РФ, изложенной в п. 7 Постановления от 24.10.2006 N 18, отсутствие состояния алкогольного опьянения может доказываться любыми доказательствами, например свидетельскими показаниями. Таким образом, водитель может заявлять ходатайства в суде о вызове свидетелей и их допросе.

Как отметил ЕСПЧ, свидетельские показания и объяснения потерпевших от необоснованного преследования со стороны государственных органов административные органы, проводящие надзорные проверки, зачастую находят не заслуживающими внимания, поскольку, по их мнению, такие показания и объяснения отражают личную точку зрения и обвинительную тактику заявителей. Вместе с тем показания сотрудников милиции признаются достоверными, несмотря на то, что могут составлять оправдательную тактику, носить субъективный характер, поскольку исходят от соответствующего должностного лица, хотя и наделенного властными полномочиями, и могут быть направлены на подрыв доверия к заявителю. Применение в данном случае различных стандартов при оценке правдивости показаний, при котором показания заявителя рассматриваются как субъективные, в отличие от показаний сотрудников милиции, признающихся объективными, не допустимо. Достоверность показаний последних подлежит такой же строгой оценке, как и все остальные собранные по делу доказательства (Постановления ЕСПЧ от 23.02.2006 по делу “Огнянова и Чобан против Болгарии”, от 18.03.2010 по делу “Максимов против РФ”). Благосклонность по отношению к сотрудникам милиции и их показаниям следует рассматривать как серьезный недостаток расследования (Постановление ЕСПЧ от 25.09.1997 по делу “Айдын против Турции”).

А было ли нарушение?

В соответствии с п. 17 Постановления Пленума ВАС РФ от 27.01.2003 N 2 и п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 N 10 нарушение положений КоАП РФ, предоставляющих гарантии защиты прав лицам, привлекаемым к административной ответственности, является существенным и может выступать самостоятельным основанием для признания незаконным и отмены решения административного органа о привлечении к административной ответственности.

Следует также иметь в виду, что нарушения при производстве по делу об административном правонарушении должны в действительности иметь место и носить существенный характер. КоАП РФ в отличие, к примеру, от гражданского процессуального законодательства имеет ряд особенностей. Так, не будут считаться нарушениями следующие процедуры:

  • отсутствие протокола заседания (решение ВС Республики Карелия от 24.06.2011 по делу N 21-123/2011);
  • несоблюдение принципа неизменности состава суда при рассмотрении дела (Постановление Санкт-Петербургского городского суда от 13.07.2011 N 4а-1145/11);
  • техническая ошибка, связанная с неправильным указанием инициалов инспектора, составившего документы (Постановление Санкт-Петербургского городского суда от 28.06.2011 N 4а-944/11);
  • указание в определении о передаче дела не той статьи, нарушение которой вменяется в вину, если во всех остальных материалах дана правильная квалификация (Постановление Санкт-Петербургского городского суда от 20.07.2011 N 4а-1050/11);
  • получение извещения о времени и месте рассмотрения дела близким родственником лица, в отношении которого ведется производство, если они проживают совместно (Постановление Санкт-Петербургского городского суда от 23.06.2011 N 4а-777/11).

К числу же существенных нарушений, влекущих признание правоприменительных решений по делу незаконными, можно отнести:

  • оставление без рассмотрения ходатайств лица, в отношении которого ведется производство по делу (Постановление Санкт-Петербургского городского суда от 18.07.2011 N 4а-1204/11);
  • невыполнение требований законодательства при выполнении обязательных процедур, к примеру проведение медицинского освидетельствования на состояние опьянения с интервалом не в 20 минут, а с меньшим (Постановление Санкт-Петербургского городского суда от 18.07.2011 N 4а-1022/11);
  • отсутствие подписей понятых на процессуальных документах (Постановление Санкт-Петербургского городского суда от 17.06.2011 N 4а-861/11) и т.д.

Кроме того, лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в процессуальных документах, в частности в протоколе об административном правонарушении, надлежит указать о своем несогласии с вменяемым ему нарушением, приводить свои доводы и возражения, отметить, что обстоятельства, приведенные в документах, не соответствуют действительности. Подписание таких документов без замечаний исключает в последующем принятие судом довода лица, в отношении которого ведется производство, о том, что он не был согласен с соответствующими обстоятельствами (Постановление Санкт-Петербургского городского суда от 15.07.2011 N 4а-1025/11). Так, суд указал, что результаты медосвидетельствования подтверждают, что водитель находился в состоянии опьянения, с чем он был согласен, собственноручно расписавшись в акте освидетельствования (Постановление Санкт-Петербургского городского суда от 27.07.2011 N 4а-1060/11).

Не знал дату – не виновен?

К числу важных процессуальных гарантий лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, является обязательность его надлежащего извещения о времени и месте разбирательства (п. 1 ст. 25.1 и подп. 4 п. 1 ст. 29.7 КоАП РФ). Нарушение данного требования является самостоятельным и безусловным основанием для отмены вынесенного решения, причем это касается случая, когда при разбирательстве присутствует защитник, поскольку его участие в процессе не исключает необходимости соблюдения требований о надлежащем извещении самого лица, которое привлекается к ответственности (Постановление Санкт-Петербургского городского суда от 02.08.2011 N 4а-1091/11).

Напомним, срок давности для привлечения к административной ответственности по рассматриваемым делам составляет три месяца с момента возбуждения дела. Причем водитель может затягивать этот срок, заявлять различные ходатайства, к примеру о вызове свидетелей, об истребовании документов и т.д. Но практика показывает, что суды оставляют их без удовлетворения со ссылкой на достаточность имеющихся в деле доказательств (Постановление Санкт-Петербургского городского суда от 27.06.2011 N 4а-1026/11). Даже если действия водителя могут быть расценены как намеренное затягивание процесса, это не влечет для него каких-либо неблагоприятных последствий. Заявителю не может ставиться в вину использование всех средств правовой защиты, предусмотренных национальным законодательством, при отстаивании своих интересов (Постановления ЕСПЧ от 10.06.2010 по делу “Шеноев против РФ”, от 07.04.2005 по делу “Рохлина против РФ”). В этой связи лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, следует использовать весь арсенал правовых средств для своей надлежащей защиты.

Нарушение порядка направления на медицинское освидетельствование с целью установления состояния алкогольного опьянения, оформление соответствующих процессуальных документов, опосредующих такое направление, включая самовольное неуказание сотрудником ГИБДД в протоколе об административном правонарушении сведений о свидетелях и иных очевидцах произошедшего, самовольное указание в нем ряда показателей в целях установления вины лица являются грубыми, существенными и неустранимыми нарушениями КоАП РФ, прав и охраняемых законом интересов лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении (Постановления Московского городского суда от 21.08.2008 N 4а-2482/08, от 20.02.2009 N 4а-0154/09, от 23.07.2010 N 4а-1876/10, от 01.07.2010 N 4а-1516/10 и др.).

Надеемся, изложенный материал поможет участникам дорожного движения надлежащим образом защитить свои права и охраняемые законом интересы в случае возбуждения в отношении их дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.8 КоАП РФ.