Восстановление срока для принятия наследства: проблемы правоприменения

В соответствии со ст. 1154 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) наследство может быть принято в течение шести месяцев со дня его открытия.

В соответствии со ст. 1155 ГК РФ по заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства, суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

Срок для принятия наследства, установленный законом, может быть восстановлен судом, если он признает причины пропуска срока уважительными. Какого-либо перечня уважительных причин, дающих суду право восстановить срок для принятия наследства, в законодательстве не содержится. Как правило, такими причинами являются тяжелая болезнь или длительная командировка наследника.

Вместе с тем в каждой конкретной ситуации этот вопрос может быть решен индивидуально, с учетом всех обстоятельств дела. Так, на практике в большинстве случаев на протяжении всего периода действия ГК РСФСР 1964 г. продлялся срок для принятия наследства наследникам, получившим недостаточно точную консультацию юристов об установленном законом сроке для принятия наследства (если, разумеется, при этом в суде был доказан факт получения такой консультации). Очевидно, что подобная причина может являться также основанием для восстановления срока на принятие наследства.

Уважительной может быть признана причина пропуска срока для принятия наследства, когда наследник не знал о существовании у наследодателя имущества, которое могло бы являться предметом наследования (например, спустя значительное время после открытия наследства обнаружена сберегательная книжка наследодателя).

При определенных обстоятельствах уважительной причиной пропуска срока для принятия наследства может быть признано незнание наследником о смерти наследодателя ввиду того, что в течение какого-то времени они не поддерживали отношений, если при этом не будет установлено, что наследник прекратил общение с наследодателем, уклоняясь от выполнения лежавших на нем в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя.

Без каких-либо коллизий может быть восстановлен срок для принятия наследства, пропущенный несовершеннолетними, недееспособными либо ограниченно дееспособными наследниками. В данном случае суды должны исходить из того, что указанные лица сами не могли в полном объеме понимать и осознавать значимость установленных законом требований о необходимости своевременного принятия наследства, а кроме того, даже неправомочны были самостоятельно подать нотариусу заявление о принятии наследства, ибо за них эти действия осуществляют их законные представители или же последние дают на это свое согласие. Ненадлежащее исполнение законными представителями возложенных на них законодательством функций не должно отрицательно сказываться на правах и интересах наследников, не обладающих дееспособностью в полном объеме.

Следует отметить, что в ряде случаев суды поверхностно анализируют причины пропуска срока для принятия наследства, восстанавливая срок, пропущенный без достаточно уважительных причин.

Так, 26 января 2006 г. Чкаловским районным судом г. Екатеринбурга восстановлен срок для принятия наследства гражданке Н.А. Куликовских. Единственной причиной пропуска срока для принятия наследства послужило тяжелое материальное положение истицы. Материалы дела, а также решение суда не содержат абсолютно никаких документов, подтверждающих данное заявление, не говоря уже об аргументации, каким именно образом это могло отразиться на сроках обращения Куликовских в нотариальную контору, а также что изменилось в ее материальном положении к текущему моменту.

Этим же судом 27 февраля 2006 г. восстановлен срок для принятия наследства по иску Н.М. Сибиряковой и А.В. Глебовой. Истицы пояснили суду, что поздно узнали о смерти наследодателя. Причины такого незнания судом не исследовались и в решении суда отражения не нашли.

Гражданину А.Г. Банных также Чкаловским районным судом г. Екатеринбурга 30 августа 2006 г. восстановлен срок для принятия наследства по причине юридической неграмотности истца, хотя это не может служить уважительной причиной пропуска срока, ибо в г. Екатеринбурге вполне достаточно юристов, способных оказать квалифицированную правовую помощь по любому вопросу применения законодательства.

Кировским районным судом г. Екатеринбурга 26 мая 2006 г. восстановлен срок для принятия наследства Е.В. Канистеровой. Причиной пропуска срока для принятия наследства явилось нахождение на лечении. Однако в материалах дела по этому поводу имеется только один документ – справка медико-санитарной части N 70 г. Екатеринбурга, в соответствии с которой истица проходила лечение в поликлинике с 6 по 12 апреля 2004 г., тогда как наследодатель И.А. Комарова, после которой истица претендует на наследство, умерла 10 апреля 2005 г.

Ни в одном из перечисленных судебных решений не мотивировано, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали, несмотря на то, что этого требует правило, установленное п. 1 ст. 1155 ГК РФ, и что выполнение этого условия является обязательным для восстановления пропущенного срока.

Напротив, 23 марта 2006 г. Серовский городской суд Свердловской области, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску В.Н. Войтовича к Л.А. Кучебиной о признании частично недействительным завещания, восстановлении срока для принятия наследства и признании собственником, критически отнесся к объяснениям истца о причинах пропуска срока для принятия наследства.

По материалам дела истец обратился в суд с иском о признании недействительным завещания в части, восстановлении срока для принятия наследства и признании его собственником 1/4 доли в праве собственности на квартиру по адресу: г. Серов, ул. Каляева, 31 – 47. В судебном заседании исковые требования были поддержаны. Истец пояснил, что его мать В.А. Войтович с 1989 г. состояла в зарегистрированном браке с отцом ответчицы А.И. Гороховым.

В 1995 г. мать истца и А.И. Горохов заключили договор, в соответствии с которым им в совместную собственность была передана квартира по адресу: ул. Каляева, 31 – 47. 3 декабря 1998 г. мать истца умерла. После ее смерти А.И. Горохов получил свидетельство о праве на наследство на долю матери, став единоличным собственником квартиры. В апреле 2000 г. А.И. Горохов составил завещание, которым завещал вышеуказанную квартиру ответчице Л.А. Кучебиной. 16 июля 2005 г. А.И. Горохов умер. После его смерти, разбирая вещи, принадлежавшие матери, истец в коробке с документами обнаружил копию договора о приватизации квартиры и узнал, что квартира была приватизирована матерью и А.И. Гороховым в совместную собственность. Ранее он об этом не знал, считая, что квартира принадлежит только А.И. Горохову. При жизни матери отношения с ней не поддерживал, о том, что она с А.И. Гороховым приватизировала квартиру в совместную собственность, она ему (истцу) не говорила. В связи с вышеизложенным истец считал, что имеет право на наследство, оставшееся после смерти матери, в виде 1/4 доли в праве собственности на квартиру, поскольку не знал и не должен был знать об открытии наследства. Других наследников после смерти его матери не имеется. Поэтому он просил суд:

  • восстановить срок для принятия наследства в виде доли квартиры, поскольку о наличии наследства узнал через некоторое время после смерти А.И. Горохова;
  • в связи с восстановлением срока для принятия наследства признать недействительным завещание в части;
  • признать его собственником 1/4 доли в праве собственности на квартиру по адресу: ул. Каляева, 31 – 47.

Представитель истца поддержал исковые требования в полном объеме, считая, что В.Н. Войтович пропустил срок для принятия наследства по уважительной причине, поскольку не знал и не должен был знать об открытии наследства после смерти матери.

Ответчица Л.А. Кучебина и ее представитель с иском не согласились. Суду пояснили, что оснований для восстановления срока для принятия наследства у истца нет. В.Н. Войтович знал о том, что квартира приватизирована в совместную собственность его матерью и А.И. Гороховым. После смерти матери у него не было препятствий для обращения к нотариусу в установленный законом срок. Кроме того, истцом не указано ни одного из оснований для признания завещания (односторонней сделки) недействительным. Истцом не названо ни одной уважительной причины пропуска срока для принятия наследства.

Бывшая и настоящая супруги истца подтвердили его доводы.

Заслушав стороны, их представителей, свидетелей, исследовав материалы дела, суд счел исковые требования не подлежащими удовлетворению.

В соответствии со ст. 1155 ГК РФ по заявлению наследника, пропустившего шестимесячный срок, установленный для принятия наследства, суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

В судебном заседании было установлено, что В.А. Войтович, мать истца, умерла 3 декабря 1998 г. После ее смерти открылось наследство в виде доли в праве собственности на квартиру по адресу: г. Серов, ул. Каляева, 31 – 47. Истец по делу В.Н. Войтович пояснил, что знал о смерти матери, занимался организацией ее похорон, поэтому говорить о том, что он не знал и не должен был знать об открытии наследства (т.е. смерти матери), оснований не имеется.

Кроме того, в судебном заседании установлено, что В.Н. Войтович в установленный законом шестимесячный срок для принятия наследства постоянно проживал в г. Серове, не обратился в указанный период в нотариальную контору без каких-либо уважительных причин. Ссылка истца на то, что он не знал о наличии наследственного имущества после смерти матери и поэтому не обратился в нотариальную контору, не может служить основанием для удовлетворения его исковых требований, поскольку закон связывает открытие наследства со смертью гражданина, а не с информацией о наличии или отсутствии у умершего какого-либо имущества.

Поскольку судом сделан вывод об отсутствии оснований для восстановления срока для принятия наследства В.Н. Войтовичу, остальные исковые требования также удовлетворены не были.

Учитывая изложенное, суд решил в иске В.Н. Войтовичу к Л.А. Кучебиной о признании недействительным завещания в части, восстановлении срока для принятия наследства и признании собственником отказать.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 8 июня 2006 г., рассмотревшей указанное дело по кассационной жалобе истца, судебное решение оставлено без изменения, а кассационная жалоба – без удовлетворения.

Отметив полноту исследования доказательств по данному делу, нельзя тем не менее не указать, что вывод суда о том, что незнание о наличии наследственного имущества не может служить основанием для восстановления срока для принятия наследства, нельзя признать безоговорочным во всех ситуациях. Действительно, удовлетворение исковых требований о восстановлении срока для принятия наследства в первую очередь связано со смертью наследодателя, а не с информацией о наличии или отсутствии у умершего какого-либо имущества. Однако если у наследодателя отсутствует имущество, являющееся предметом наследования, у наследников нет необходимости для обращения в нотариальную контору, ибо такое обращение само по себе абсолютно бессмысленно. Поэтому при рассмотрении подобных дел необходимо оценивать доказательства, представленные в обоснование требований о восстановлении срока для принятия наследства, в их сочетании.

Дела, связанные с восстановлением срока для принятия наследства, должны рассматриваться в общеисковом порядке с привлечением в качестве ответчиков наследников, принявших наследство.

Следует констатировать, что до настоящего времени в массовом порядке встречаются решения судов, вынесенные не в соответствии с нормами ст. 1154 ГК РФ. Несмотря на то что часть третья ГК РФ действует уже более пяти лет, до сих пор отдельные суды выносят решения не о восстановлении, а о продлении пропущенного срока для принятия наследства.

Так, 30 июня 2006 г. мировой судья г. Ахтубинска Астраханской области рассмотрел гражданское дело по иску О.А. Хабаровой к отделению Сбербанка РФ о продлении срока для принятия наследства.

О.А. Хабарова обратилась в суд с заявлением, в котором указала, что в 2001 г. умерла ее тетя. После смерти открылось наследство, которое состоит из вкладов в банке. О том, что после смерти тети остались денежные вклады, истице стало известно только в январе 2006 г., когда она стала перебирать документы, оставшиеся после тети. Истица является племянницей умершей, никаких других родственников у нее нет. Так как после смерти тети прошло более шести месяцев, истицей пропущен срок для принятия наследства. В связи с этим О.А. Хабарова просила суд продлить ей срок для принятия наследства.

Суд пришел к следующему выводу. Согласно ст. 1154 ГК РФ для приобретения наследства наследник должен его принять в течение шести месяцев со дня открытия наследства. Однако О.А. Хабарова данный срок пропустила ввиду того, что только в январе 2006 г. узнала о том, что наследство имеется и состоит из денежных вкладов в Сберегательном банке. Поскольку причина пропуска срока для принятия наследства является уважительной, мировой судья счел возможным продлить указанный срок в соответствии со ст. 1155 ГК РФ.

Таким образом, требования О.А. Хабаровой удовлетворены. Мировой судья решил продлить срок для принятия наследства О.А. Хабаровой.

Аналогичные решения приняты 15 апреля 2004 г. мировым судьей участка N 6 г. Энгельса Саратовской области по иску Н.Я. Мамоновой, Энгельсским городским судом Саратовской области 22 ноября 2004 г. по иску Д.А. Сологудина и А.А. Сологудина к М.Н. Сологудину и целым рядом других судов.

В ряде случаев суды, восстанавливая срок для принятия наследства, устанавливают не весь состав, предусмотренный ст. 1155 ГК РФ.

Например, 18 мая 2006 г. Ленинским районным судом г. Астрахани было рассмотрено гражданское дело по заявлению А.П. Михайлова о восстановлении срока для принятия наследства.

А.П. Михайлов обратился в суд с заявлением, указав, что в 1987 г. умер его отец, которому принадлежала 1/2 доли в праве собственности на жилой дом. Наследодателем при жизни было составлено завещание, согласно которому указанная доля жилого дома завещалась сыну – А.П. Михайлову. До настоящего времени А.П. Михайлов не знал о существовании этого завещания. Завещание обнаружилось совершенно случайно в декабре 2005 г. При указанных обстоятельствах А.П. Михайлов просил восстановить срок для принятия наследства.

Суд со ссылкой на ст. 1154 и 1155 ГК РФ пришел к выводу о возможности удовлетворения заявленных требований, так как причина пропуска А.П. Михайловым срока для принятия наследства являлась уважительной. Кроме того, не истек шестимесячный срок после того, как причины пропуска данного срока отпали, т.е. со дня, когда стало известно о существовании завещания, в декабре 2005 г.

На основании вышеизложенного суд решил восстановить А.П. Михайлову срок для принятия наследства, признать А.П. Михайлова принявшим наследство, состоящее из доли в праве собственности на жилой дом.

Аналогичное решение вынесено в июне 2006 г. Трусовским районным судом г. Астрахани по заявлению гр. А.Н. Трофимовой, а также Ленинским районным судом г. Астрахани по иску О.В. Григорьевой к Нотариальной палате, филиалу Сберегательного банка РФ.

Во всех названных случаях суд, восстановив срок для принятия наследства, не решил вопроса о признании наследника принявшим наследство и не определил доли наследников в наследственном имуществе.

Подобная судебная практика существует во всех без исключения субъектах Российской Федерации, о чем свидетельствуют многочисленные судебные решения.

Напротив, в качестве примера надлежащего разрешения данного вопроса можно привести следующее судебное решение.

В 2004 г. Кировским районным судом г. Астрахани было рассмотрено гражданское дело по иску С.В. Николаевой к ИМНС по Кировскому району г. Астрахани о восстановлении срока для принятия наследства и признании права собственности.

С.В. Николаева, действующая за свою несовершеннолетнюю дочь Светлану, указала, что ее бывший муж А.А. Николаев умер и после его смерти открылось наследство в виде земельного участка. О смерти своего бывшего мужа С.В. Николаева узнала поздно, что препятствовало своевременному обращению в нотариальную контору. Поскольку дочь умершего Светлана являлась наследницей первой очереди, С.В. Николаева просила суд восстановить ей срок для принятия наследства и признать за ней право собственности на земельный участок.

Суд пришел к следующему выводу. В соответствии со ст. 1155 ГК РФ по заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства, суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали. Суд указал, что в установленный законом срок дочь наследодателя не обратилась за оформлением наследственных прав, поскольку не знала о смерти отца.

Принимая во внимание, что установленный законом срок пропущен С.В. Николаевой по уважительной причине, суд пришел к выводу, что срок подлежит восстановлению. Согласно ст. 218 ГК РФ в случае смерти гражданина право собственности на принадлежащее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

Судом исковые требования удовлетворены: С.В. Николаевой восстановлен срок для принятия наследства, она признана принявшей наследство и за ней признано право собственности, перешедшее к ней в порядке наследования на земельный участок, принадлежавший ее отцу А.А. Николаеву.

Решение не обжаловалось и вступило в законную силу.

К сожалению, подобные решения являются единичными. Особенно тревожное положение складывается с практикой вынесения решений, когда наследник, которому восстанавливается срок для принятия наследства, является не единственным наследником, принявшим наследство после смерти наследодателя. В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 1155 ГК РФ по признании наследника принявшим наследство суд определяет доли всех наследников в наследственном имуществе. Анализ около 400 решений судов о восстановлении срока для принятия наследства, представленных из различных областей и краев РФ, показал, что документы отражают явную недооценку судьями норм, содержащихся в ст. 1155 ГК РФ, что приводит в дальнейшем к невозможности выдачи гражданам свидетельств о праве на наследство и порождает их новые обращения в суд.

Формальным поводом для вынесения таких судебных решений, по всей вероятности, отчасти является то, что согласно ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям, а не все исковые заявления, представляемые в суд, отличаются юридическим совершенством. Однако судам необходимо учитывать, что в соответствии с упомянутой ст. 196 ГПК РФ при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению. Суд действительно принимает решение по заявленным истцом требованиям, однако он может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом. Норма, содержащаяся в абз. 2 п. 1 ст. 1155 ГК РФ, не просто дозволяет, но предписывает суду выйти за пределы заявленных исковых требований и определить доли всех наследников в наследственном имуществе. Сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, суд обязан осуществлять руководство процессом, разъяснять лицам, участвующим в деле, последствия совершения или несовершения процессуальных действий, оказывать им содействие в реализации прав, создавать условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления обстоятельств дела и правильного применения законодательства. Для этого он, в частности, определяет предмет доказывания по делу.

Восстановление срока для принятия наследства следует отличать от установления юридического факта – факта принятия наследства. Если наследник в течение шестимесячного срока со дня открытия наследства совершил какие-либо действия, свидетельствующие о вступлении во владение наследственным имуществом, однако документальных доказательств, бесспорно свидетельствующих об этом, недостаточно (например, наследником взяты какие-то вещи, принадлежавшие наследодателю, но подтвердить это он может только свидетельскими показаниями либо иными средствами, которые нотариус не может квалифицировать как бесспорные), судам следует не решать вопрос о восстановлении срока для принятия наследства, а устанавливать факт принятия наследником наследства.

Такой юридический факт устанавливается судом в порядке особого производства по месту жительства заявителя, а в случае если имеются другие наследники, принявшие наследство и между ними и заявителем возникает спор о праве на наследство, вопрос этот решается судом в общеисковом порядке по месту жительства ответчика.

Наследство может быть принято наследником по истечении срока, установленного для его принятия, и без обращения в суд при условии согласия в письменной форме на это всех остальных наследников, принявших наследство. Если такое согласие в письменной форме дается наследниками не в присутствии нотариуса, их подписи на документах о согласии должны быть засвидетельствованы в порядке, установленном законом для свидетельствования подлинности подписи наследника на заявлении о принятии наследства.

Эта норма не может быть применена, когда срок пропущен единственным наследником или когда все наследники пропустили срок для принятия наследства.

При решении вопроса о включении в свидетельство наследников, пропустивших срок на принятие наследства, не имеет значения, если меньшинство наследников приняли наследство и дают большинству наследников, пропустивших срок, согласие на включение их в свидетельство.

Согласие может быть дано как до выдачи свидетельства о праве на наследство, так и после его выдачи. Подпись наследника на нем свидетельствуется по аналогии с подписью на заявлении наследника о принятии наследства.

Согласие наследников, данное после выдачи свидетельства о праве на наследство, является основанием аннулирования нотариусом ранее выданного свидетельства о праве на наследство и выдачи нового свидетельства. Если на основании ранее выданного свидетельства была осуществлена государственная регистрация прав на недвижимое имущество, постановление нотариуса об аннулировании ранее выданного свидетельства и новое свидетельство являются основанием внесения соответствующих изменений в запись о государственной регистрации.

Наследник, принявший наследство после истечения установленного срока с соблюдением правил ст. 1155 ГК РФ, имеет право на получение причитающегося ему наследства в соответствии со следующими правилами:

  • имущество, составляющее неосновательное обогащение приобретателя, должно быть возвращено потерпевшему в натуре; приобретатель отвечает перед потерпевшим за всякие, в том числе и за случайные, недостачу или ухудшение неосновательно приобретенного или сбереженного имущества, происшедшие после того, как он узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения; до этого момента он отвечает лишь за умысел и грубую неосторожность (ст. 1104 ГК РФ);
  • в случае невозможности возвратить в натуре неосновательно полученное или сбереженное имущество приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, если приобретатель не возместил его стоимость немедленно после того, как узнал о неосновательности обогащения; лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило (ст. 1105 ГК РФ);
  • лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения; на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (ст. 395 ГК РФ) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств (ст. 1107 ГК РФ);
  • при возврате неосновательно полученного или сбереженного имущества (ст. 1104 ГК РФ) или возмещении его стоимости (ст. 1105 ГК РФ) приобретатель вправе требовать от потерпевшего возмещения понесенных необходимых затрат на содержание и сохранение имущества с того времени, с которого он обязан возвратить доходы с зачетом полученных им выгод; право на возмещение затрат утрачивается в случае, когда приобретатель умышленно удерживал имущество, подлежащее возврату (ст. 1108 ГК РФ).

Если наследство принято наследником по истечении срока, установленного для его принятия, без обращения в суд (при условии согласия на это всех остальных наследников, принявших наследство), то вышеуказанные правила применяются постольку, поскольку заключенным в письменной форме соглашением между наследниками не предусмотрено иное. Например, наследники могут заключить между собой соглашение о выплате наследнику, которому восстановлен срок для принятия наследства, действительной стоимости имущества вместо предоставления этого имущества в натуре.