Взыскание убытков, причиненных действиями (бездействием) судебных приставов-исполнителей

Целью вынесенного судебного акта является восстановление нарушенных прав посредством его правильного и своевременного исполнения, которое возлагается на судебных приставов-исполнителей. Несвоевременное или неправильно исполнение судебных решений дает право взыскателю обратиться в суд с соответствующей жалобой и возместить причиненный ущерб.

Основной обязанностью судебного пристава-исполнителя является принудительное исполнение судебных постановлений и решений, вступивших в законную силу. В рамках данной обязанности приставы взыскивают денежные суммы, накладывают арест и изымают имущество, запрещают выезд за пределы РФ, а также осуществляют иные необходимые действия в рамках исполнения судебного акта. Однако порой указанные меры принимаются не в полной мере, несвоевременно или не принимаются совсем, в результате чего взыскателю наносится ущерб.

В середине 19 века в Российской империи если неправильными или противозаконными действиями судебного пристава причинялся кому-либо материальный ущерб, то наряду с дисциплинарным взысканием или привлечением к уголовному наказанию нанесенный ущерб подлежал компенсации из денежного залога пристава, а в случае недостаточности залога покрывался его личным имуществом. В настоящее время при удовлетворении иска о возмещении вреда сумма вреда взыскивается с Российской Федерации в лице ФССП России за счет казны РФ.

Статья 53 Конституции РФ гласит, что каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов госвласти или их должностных лиц.

В соответствии с п. 2, п. 3 ст. 19 ФЗ от 21.07.1997 N 118-ФЗ “О судебных приставах” (далее – ФЗ N 118-ФЗ) судебный пристав несет ответственность за проступки и правонарушения в соответствии с законодательством РФ. Ущерб, причиненный приставом, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством РФ.

Так, в соответствии со ст. 15 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ), лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, т.е. расходов, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утраты или повреждения его имущества (реальный ущерб), а также неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Согласно ст. ст. 16, 1069 ГК РФ убытки (вред), причиненные в результате незаконных действий (бездействия) госорганов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов подлежат возмещению Российской Федерацией, субъектом РФ или муниципальным образованием за счет соответствующей казны.

Данную норму закрепляет и п. 2 ст. 119 ФЗ от 02.10.2007 N 229-ФЗ “Об исполнительном производстве” (далее – ФЗ N 229-ФЗ) – заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных им в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения.

Одновременно с подачей иска в суд потерпевший вправе обратиться с жалобой к вышестоящему должностному лицу виновного лица.

Некоторые юристы считают, что взыскать ущерб с ФССП РФ возможно только после того, как отдельным судебным решением будет установлена незаконность действия (бездействия) пристава в ходе исполнительного производства. Однако в силу положений п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 N 27 “О некоторых вопросах применения законодательства об исполнительном производстве” тот факт, что постановление, действия (бездействие) пристава не были признаны в судебном порядке недействительными, сам по себе не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного таким постановлением, действиями (бездействием). Незаконность действий (бездействия) пристава суд оценивает при рассмотрении иска о возмещении вреда. Суды при вынесении решений подтверждают эту норму (см. решение АС Нижегородской области от 23.03.2016 по делу N А43-22762/2015, Постановление Семнадцатого ААС от 09.03.2016 N 17АП-18921/2015-АК по делу N А60-42083/2015).

Совокупность доказательств

Итак, иск предъявляется к РФ, от имени которой в суде выступает главный распорядитель бюджетных средств – ФССП России. В соответствии с п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 31.05.2011 N 145 “Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами” (далее – информационное письмо N 145) иск подлежит рассмотрению по месту нахождения органа, причинившего вред (органа, должностным лицом которого причинен вред), если иное не предусмотрено законодательством.

При подаче иска о возмещении вреда, причиненного незаконным действием (бездействием) судебного пристава-исполнителя потерпевшая сторона в соответствии с п. 82 Постановления Пленума ВС РФ от 17.11.2015 N 50 “О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства” (далее – Постановление N 50) обязана доказать следующие обстоятельства:

  • противоправность действий (бездействия) пристава, т.е. вину причинителя вреда. При этом суд оценивает противоправность действий (бездействия) пристава с учетом обстоятельств, послуживших основанием для таких действий (бездействия);
  • факт причинения вреда и его размер;
  • причинно-следственную связь между незаконными действиями пристава и наступившими последствиями (причинением вреда);
  • отсутствие у должника иного имущества, за счет которого можно удовлетворить требования по исполнительному документу. В силу п. 85 Постановления N 50 обязанность доказывать данный факт снимается с истца, если в ходе исполнительного производства пристав не осуществил необходимые действия по исполнению исполнительного документа за счет имевшихся у должника денежных средств или другого имущества, оказавшихся впоследствии утраченными.

При этом отсутствие реального исполнения само по себе не является основанием для возложения на государство обязанности по возмещению не полученных от должника сумм по исполнительному документу, поскольку ответственность государства ограничивается надлежащей организацией принудительного исполнения этих судебных актов и не подразумевает обязательности положительного результата, если таковой обусловлен объективными обстоятельствами, зависящими от должника.

Таким образом, лицо, требующее возмещения причиненных ему убытков, должно доказать весь указанный фактический состав. Отсутствие хотя бы одного из условий ответственности влечет отказ в удовлетворение иска.

Незаконные действия (бездействие) пристава

Для реализации задач по правильному и своевременному исполнению исполнительных документов пристав наделен рядом полномочий, указанных в ст. 12 ФЗ N 118-ФЗ, которые он вправе и обязан использовать для недопущения сокрытия должником имущества, на которое возможно обращение взыскания.

В соответствии с ч. 1 ст. 36 ФЗ от 02.10.2007 N 229-ФЗ “Об исполнительном производстве” (далее – ФЗ N 229-ФЗ) содержащиеся в исполнительном документе требования должны быть исполнены в 2-месячный срок.

Преждевременные или запоздалые действия судебного пристава-исполнителя, которые повлекли ущерб для взыскателя, часто становятся причиной для подачи иска в суд.

Так, в соответствии с п. 7 ст. 64, п. 4 ст. 69 Закона N 229-ФЗ пристав ввел в отношении имущества должника обеспечительную меру – ограничение на совершение регистрационных действий. Однако через некоторое время, посчитав, что взыскатель отказался от получения имущества в счет погашения долга, пристав снял ограничение, после чего должник реализовал указанное имущество. При этом денежных средств от продажи данного имущества в счет погашения долгов не поступило. После рассмотрения дела суд взыскал с ФССП РФ полную сумму ущерба, а также судебные расходы (см. решение АС Смоленской области от 31.05.2016 по делу N А62-249/2016).

В связи с ненадлежащими действиями судебного пристава, а именно несвоевременным наложением ограничения на распоряжение транспортным средством, автомобиль выбыл из собственности должника и, таким образом, данными действиями причинен убыток взыскателю. Пристав наложил арест на ТС спустя 7 месяцев после возбуждения исполнительного производства. К этому моменту ТС было продано должником третьим лицам, долг не погашен. В связи с тем что иного имущества у должника не было, пристав вернул исполнительный лист взыскателю и завершил исполнительное производство. Взыскатель обратился в суд. В результате рассмотрения данного дела суд взыскал с ФССП РФ сумму ущерба и уплаченную заявителем госпошлину в полном объеме (см. решение АС Нижегородской области от 23.03.2016 по делу N А43-22762/2015).

Часто рассматриваются споры о признании незаконным бездействия пристава, выразившегося в неналожении ареста на денежные средства должника, находящиеся в банке. В таком случае также имеется возможность взыскания убытков при признании бездействия пристава незаконным (см. Постановление ФАС СЗО от 12.09.2013 по делу N А45-28064/2012, Постановление ФАС ДО от 11.06.2013 по делу N А51-13607/2012).

Утрата имущества хранителем

В целях обеспечения исполнения исполнительного документа пристав имеет право накладывать арест на имущество должника, изымать указанное имущество и передавать его на хранение, о чем выносится соответствующее постановление. В соответствии с п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 N 27 “О некоторых вопросах применения законодательства об исполнительном производстве” при утрате переданного на хранение или под охрану имущества взыскатель также имеет право на иск о возмещении вреда, поскольку пристав несет ответственность за действия третьих лиц, на которых он возложил свою обязанность по сохранности имущества должника.

При этом взыскатель не обязан подтверждать вину и причинно-следственную связь между конкретными действиями (бездействием) пристава, отвечающего за сохранность арестованного имущества, и утратой имущества, даже если эта утрата произошла по вине других лиц. Для взыскания убытков требуется доказать лишь факт утраты такого имущества, каких-либо дополнительных доказательств невозможности исполнения судебного акта при этом не требуется (см. Постановление Семнадцатого ААС от 09.03.2016 N 17АП-18921/2015-АК по делу N А60-42083/2015). Согласно п. 7 информационного письма N 145 передача изъятого имущества хранителю не освобождает РФ от ответственности за убытки, причиненные вследствие необеспечения приставом надлежащего хранения изъятого имущества. Таким образом, имущественную ответственность в связи с утратой переданного на хранение имущества должника несет не хранитель, а ФССП РФ (см. решение АС Свердловской области от 06.11.2015 по делу N А60-44308/2013, Постановление Третьего ААС от 18.01.2016 по делу N А74-5092/2015).

Пункт 87 Постановления N 50 указывает, что по смыслу ст. 1081 ГК РФ Российская Федерация в порядке регресса вправе взыскать сумму возмещенного вреда с лица, виновного в его причинении, например, при утрате имущества – с лица, которому имущество передано на хранение (хранителя или должника), не исполнившего надлежащим образом своих обязательств.

Если хранителем арестованного имущества назначен взыскатель, то его возможные убытки, связанные с хранением имущества, ложатся на его плечи. Так, взыскатель обратился в суд с иском в адрес ФССП РФ о взыскании убытков, которые возникли в связи с необходимостью хранить арестованное имущество в своем помещении. Факт хранения имущества не позволяет взыскателю – собственнику помещения – сдавать его в аренду. Рассмотрев материалы дела суд отказал в удовлетворении иска в связи с тем, что необходимость хранения имущества должника сама по себе не является безусловным основанием для взыскания убытков. Также суд указал, что истец не заявлял возражений против наложения ареста на имущество, не был лишен возможности перемещать имущество в иные помещения, при этом сам являлся лицом, в интересах которого был осуществлен арест имущества (см. Постановление АС Московского округа от 11.07.2016 по делу N А40-140310/2015).

По данным УФССП России по Челябинской области в 2015 г. в суды было подано 95 исков по деятельности судебных приставов-исполнителей данной структуры на общую сумму 209370000 руб. Из них судами было удовлетворено только 5 исков на сумму 3146000 руб.

Начальник отдела правового обеспечения УФССП России по Челябинской области Иванова Зоя Владимировна призывает решать спорные вопросы во внесудебном порядке: “Мы рекомендуем гражданам и юридическим лицам для решения вопросов, связанных с действиями/бездействием судебных приставов, сначала обращаться в Управление, в отдел по работе с обращениями. Полученная в результате проверок работы судебного пристава информация от специалистов Управления избавит многих от обращения в суд, которое влечет оплату госпошлины и трату времени на судебные заседания”.

Стюфеева И.В.